Информационно-аналитическое издание

Великая Отечественная война

Историки Александр Колпакиди и Олег Айрапетов рассказывают об особенностях малой партизанской борьбы с немецко-фашистскими оккупантами в различных частях Украинской ССР, длительное время пребывавших в составе разных империй и национальных государств, отличавшихся этнической чересполосицей и чрезвычайно тяжёлым опытом национально-культурного строительства.
 

Известный военный историк Олег Айрапетов в беседе с Александром Колпакиди рассказывает об освобождении Украины от немецко-фашистских захватчиков, в котором принимало участие до половины личного состава Красной Армии. С 1941-го и до конца 1944 года не было месяца, так или иначе не связанного с противостоянием красноармейцев гитлеровскому нашествию и полным изгнанием оккупантов из пределов Украинской ССР.

Историк  Александр Колпакиди,  комментируя очередное осквернение во Львове могилы легендарного советского разведчика Николая Кузнецова, непримиримого врага нацизма и  национализма, рассказал о его роли и роли других командиров партизанского движения на территории УССР в борьбе против немецкой оккупации в годы Великой Отечественной. Нарвавшись на бандеровскую засаду, Кузнецов подорвался на гранате, чтобы не попасть в плен. А оуновцы использовали факт гибели Кузнецова для налаживания сотрудничества с немцами. Ныне ряд авторов восхваляет установку памятников главарям украинских националистов на Западной Украине (Галичине), не исключая главарей мелких банд. В современной украинской историографии и политической публицистике  они представлены весьма подробно,  А вот деятельность истинных народных героев, включая генералов украинского происхождения, командовавших дивизиями, корпусами и армиями, замалчивается. Колпакиди подчеркивает, что подавляющее большинство бойцов интернациональных по составу партизанских отрядов, действовавших на территории Украины, в том числе Галичине, были украинцами.  И историческая правда восторжествует. Уж слишком "узкие постаменты" для "больших памятников" мифическим "героям-украинцам".

 

Историки Александр Колпакиди и Александр Макушин рассказывают о тотальной фальсификации историками и украинскими националистами партизанского движения на территории Украинской ССР в годы Великой Отечественной войны, в котором участвовало около 250 тысяч человек. А правда такова, что попытки нацистов «охмурить» украинский народ полностью провалились. Отряд уроженца Полтавщины, кавалера Георгиевского Креста Сидора Ковпака действовал на территории, незадолго до войны присоединённой к СССР, где были сильны националистические настроения, противодействуя не только нацистским оккупантам, но и местным националистам. 2000-километровый рейд по глубоким тылам противника был бы невозможен без поддержки со стороны местного населения, в том числе на Западной Украине. В период Курской битвы партизаны оттягивали на себя значительные силы противника, нанося ему значительный ущерб. Именно рейд Ковпака стал важным фактором активизации пронацистских группировок ОУН-УПА, имевших на протяжении своего существования в своих куренях максимум 40 тысяч человек, боевики которых уже несколько десятилетий возводятся на Украине в ранг «национальных героев».

Историки Александр Колпакиди и Александр Макушин на примере Курской битвы и освобождения Украины делают вывод об эффективности советского строя и военно-экономической организации государства, оказавшегося способным противостоять колоссальной мощи большей части Европы, объединённой под знамёнами Третьего рейха. Уже к 1943 года перестроенная на военные рельсы советская промышленность обеспечивала преимущество Красной Армии над противником по основным видам вооружений. Советские военачальники имели дело с чрезвычайно серьёзным противником, учились проводить наступательные операции по ходу военных действий, совершая и трагические ошибки. Не стало исключением и освобождение Левобережной Украины (Черниговско-Полтавская операция августа-сентября 1943 года).  Во второй половине 1943 года немцы начали отходить к Днепру. В освобождённых районах Украинской ССР проводили мобилизации в Красную Армию, приступили к восстановлению экономики. Несмотря на поддержку националистических движений, немцам не удалось добиться их заметной поддержки на оккупированных территориях.

Доктор исторических наук Николай Платошкин рассказывает о «мемельском кризисе» 1939 года, завершившегося переходом глубоководного порта Клайпеда, ныне находящегося в составе Литвыпод контроль нацистской Германии. После окончания Великой Отечественной войны не было ни одного документа о передаче Клайпеды (Мемеля) в состав Литовской ССР. Отвергая советское правопреемство, власти современной Литвы тем самым отрицают границы, доставшиеся в наследство от советской республики. Антироссийскую политику постсоветских государств сложно квалифицировать иначе как самоубийственную. Послевоенные территориальные размежевания опровергают миф о захватнических устремлениях СССР, согласившегося на территориальное расширение Польши и ряда республик Советского Союза, в том числе Украины. Пока власть в Киеве удерживают радикальные националисты – не будет покоя ни России, ни остальным соседям.

 

Историки Александр Колпакиди и Юрий Никифоров рассказывают о мифах вокруг Курской битвы, раскручиваемых несведущими в военной истории малограмотными интернет-пользователями. Вермахт подготовился к ней очень серьёзно, сосредоточив на северном и южном фасах «курской дуги» колоссальные силы и самую современную технику, включая новейшие танки и штурмовую авиацию. Советскому командованию удалось заблаговременно вскрыть замыслы врага и достаточно хорошо подготовиться, создав на танкоопасных направлениях колоссальное количество минных полей и заграждений. Только известное сражение в районе Прохоровки длится несколько дней, и действия танковых корпусов Ротмистрова не исчерпывают его содержания. В целом, на участке фронта протяжённостью 600 км и глубиной 150 км с обеих сторон было сосредоточено колоссальное количество живой силы и техники. Прямым следствием сражений на Курской дуге стало освобождения Орла, Белгорода и Харькова, освобождение Донбасса. Успех на Курской дуге, включая нанесённый нацистским ордам невосполнимый ущерб, в очередной раз продемонстрировал эффективность советской системы ведения военных действий, подлинного сплочения фронта и тыла.

Историки Александр Колпакиди и Юрий Никифоров рассказывают о малоизвестных деталях Курской битвы 1943 года, продемонстрировавшей качественное превосходство советской системы военной организации государства. Поражение нацистской Германии выразилось в том числе в потере лучших частей, что означало исчерпание наступательных возможностей вермахта. Курская битва способствовала открытию США и Великобританией «второго фронта». Значительную роль в победе Красной Армии сыграли советские военачальники украинского происхождения.

 

«Ночь в луцкой тюрьме»: цинизм и откровенное надругательство

Цинизм и откровенное надругательство политиков и чиновников Украины над собственной историей и святынями уже мало кого удивляет. Но когда вместе с ними надругательством занимаются и «священнослужители», то это может говорить о полной деградации общества.

Донбасс: боль памяти и трагедия беспамятства

Ко Дню памяти и скорби в ЛНР в поселке Чернухино был восстановлен мемориал воинам Великой Отечественной войны, разрушенный украинскими карателями уже в ходе этой войны… Рядом с мемориалом воинам, павшим во время Великой Отечественной войны, нужно возвести памятник современным борцам с фашизмом. Люди  уверены, что делать это необходимо, поскольку беспамятство ведет к трагедии. 

Историки Александр Колпакиди и Дмитрий Суржик рассматривают этапы украинского национализма от «Кирилло-Мефодиевского братства» до современной необандеровщины. Будучи несколько подмороженным на территории Российской империи, украинский национализм на рубеже XIX – XX веков активно поддерживался Австро-Венгрией и Германией. Отряды «сечевых стрельцов» отметились в ходе актов геноцида по отношению к подкарпатским русинам, а в период гражданской войны стали основой эфемерных образований на территории будущей Украинской ССР. В 1920-х – начале 1930-х годов культурно-идеологическая украинизация активно поддерживалась лидерами большевиков, включая Кагановича и Сталина. Центр украинских националистов переместился в Европу, Бандера, Мельник и другие боевики перешли к методам прямого террора и союзу с абвером и другими силовыми структурами нацистского Рейха. В войну украинские вооружённые группировки использовались на Восточном фронте и для устрашения народов Украины, а после краха нацистского режима их последыши перешли под опеку спецслужб США и Великобритании. С середины 1950-х годов методы прямого террора сменяются националистической пропагандой на жителей советской Украины и инфильтрацией в органы государственной власти.

Для киевского режима память о жертвах нацистов «недопустима и опасна»

23.06.2018

Правда, 22 июня киевская власть не стала «оригинальничать»: то ли нацист из УИНП слишком поздно увидел «недопустимость и опасность» в том, что кто-то будет вспоминать о жертвах войны, то ли депутаты решили использовать памятный день в пропагандистских целях, но своё заседание Верховная рада начала с минуты молчания… В некоторых городах Украины, несмотря на все усилия украинской власти по искоренению памяти о Победе Красной армии над гитлеровской Германией, на памятные мероприятия пришли простые люди. Голая Пристань, Днепродзержинск, Одесса и даже Киев, где особо сильны притеснения «верящих в совковые мифы».

1941-й вернулся в Донбасс в 2014-м. Наступит ли 1945-й?

Известно, что цикличность истории проклятая, но неизбежная. Дата начала Великой Отечественной войны невольно подталкивает провести параллели межу войной той и нынешней, войной, что идет на территории уже бывшей Украины. Бывшей, потому что именно эта война сделала Украину другой. Та, далекая, война велась долгих и кровавых пять лет и завершилась…

22 июня. Диагноз «победобесия»: кому мешает великое прошлое?

Ярким примером антипатии к 9 мая служит термин «победобесие», заполнивший собой многие медийные пространства на украинском и российском горизонте. Приближается ли День Победы, либо день вторжения рейховской Германии в СССР, 22 июня, — начинается настоящий шквал «победобесия» от разного рода разночинцев от политики и общественности.

Историки Александр Колпакиди и Дмитрий Суржик рассказывают об истоках Второй мировой войны, которые следует искать в военных потрясениях начала XX века. Согласно точному предсказанию маршала Фоша, Версальский мир был не более чем передышкой на 20 лет. Стремясь отыграться на побеждённой Германии, предельно уставшие от войны Англия и Франция навязали ей унизительные условия мира. Нацистское движение активно подпитывалось как внутренней обидой и жаждой реванша, так и силами, опасавшимися так называемой «красной угрозы». Пришедший к власти в Германии на пике экономического кризиса 1929-1933 гг. Гитлер изначально не скрывал своих планов на захватническую и грабительскую войну. Перевооружение вермахта изначально не было секретом для западных союзников, и политика «умиротворения агрессора» изначально была направлена на уничтожение Советского Союза руками нацистов. Великая Отечественная война стала фактором, объединившим народы Советского Союза на почве противостояния смертельному врагу, «инфернальному злу».

В преддверии 22 июня – годовщины нападения гитлеровской Германии на СССР – историки Александр Колпакиди и Юрий Никифоров обращаются к теме Великой Отечественной войны, Второй мировой войны, их роли и месте в истории XX века. Первоначальные надежды на создание по итогам Второй мировой войны эффективной системы международных отношений, позволяющей решать конфликты и противоречия без насилия, оказались призрачными. Ревизия итогов войны, стремление уравнять СССР и гитлеровскую Германию сопровождаются попытками пересмотра её геополитических результатов. Победу, цементирующую общую историю народов СССР, стремятся превратить в главное идеологическое оружие, нацеленное на их разобщение. Способы, используемые украинскими псевдоисториками для реабилитации бандеровщины, являются частным случаем общей восточноевропейской практики. Заведомое меньшинство диктует свою извращённую версию исторической памяти целому народу, что встречает отторжение и сопротивление, что в полной мере продемонстрировал «Бессмертный полк» 9 мая на Украине.

 

30 июня 1941 года местные пособники немецко-фашистских оккупантов, включая боевиков батальона «Нахтигаль», приняли во Львове Акт воссоздания украинской державы, союзной Адольфу Гитлеру, оглашённый под присмотром немцев печально известным Ярославом Стецько. Историки Александр Колпакиди и Юрий Никифоров рассказывают о роли укомплектованных украинскими националистами спецподразделений в годы Второй мировой войны. Следуя за частями вермахта и делая за оккупантов основную «грязную работу», они запятнали себя геноцидом народов Украины – только в её западных областях погибло до 20 процентов населения (около 2 млн. человек, включая до 400 тысяч советских военнопленных). Только в первые дни оккупации боевиками батальона «Нахтигаль» и так называемыми походными группами было убито до 40 тысяч человек. Наиболее подло выглядят попытки псевдоисториков переложить ответственность за массовое уничтожение гражданского населения с радикальных профашистских группировок на украинский народ, внесший значительный вклад в военные усилия Советского Союза и в победу в Великой Отечественной войне.

 

Историки Александр Колпакиди и Андрей Курёнышев обсуждают инициативы киевского режима по нивелированию праздника Великой Победы (в частности, путём его переноса с 9 на 8 мая).  Разрушение единого культурного пространства принимает на Украине особо уродливые формы, сопровождаясь до крайности наивными ожиданиями «европейской жизни» в случае окончательного отрыва от России. Заявления обеляющих Гитлера и нацистов раскрученных медийных персон вроде Дмитрия Гордона поражают своей глупостью и нелепостью. Избежавшие советского суда прислужники нацистов наподобие основателя УПА Дмитрия Кличковского (Клим Савур) стали впоследствии вдохновителями и организаторами Волынской резни поляков и представителей других народов. В 1941 году народам Советского Союза пришлось столкнуться с объединённым походом европейцев под водительством Гитлера, а сегодня дети и внуки коллаборационистов приравнивают СССР к нацистской Германией. История – это матрица национального сознания, и то, что происходит с этой наукой сегодня, губит украинский народ.

Историк спецслужб Александр Колпакиди и доктор исторических наук Андрей Курёнышев беседуют о Дне Победы на Украине. 8 мая президент Украины Порошенко озвучил несколько псевдоисторических тезисов, разработанных в пропагандистских лабораториях ЦРУ, начиная со второй половины 1950-х годов. Учёные называют это виктимизацией истории (превращение какой-либо страны или народа в вечную жертву), что наиболее наглядно прослеживается на примере актуальной польской «политики памяти». Конечная цель – приобретение материальных и политических дивидендов. Соответствующие просьбы киевского режима обосновываются, в частности, нелепыми россказнями об участии галичан в обороне угнетавшей их Польши от нацизма. Основным театром военных действий объявляется Украина, и вклад в победу «украинской нации» (причём на всех фронтах) объявляется едва ли не решающим. Типичные для современного западного мейнстрима утверждения о тождественности СССР и гитлеровского Германия также не выдерживают ни малейшей критики – хотя бы самим фактом Великой Победы 1945 года.

Фальсификация истории Второй мировой войны достигла небывалых масштабов. Войну развязали Гитлер и Сталин, а победили в ней союзники во главе с США, утверждает западная пропаганда. Но светлая память о советских воинах по-прежнему жива. Энтузиасты делают всё, что могут, пытаясь противостоять кампании лжи и замалчивания, охватившей всё информационное поле — от СМИ до школьных учебников. В них солдаты и офицеры Красной Армии представляются уже не освободителями, а оккупантами. В фильме «Память» опровергаются мифы, которые во многих странах выдают сегодня за исторические факты.

 
создание сайта: drupal-service.ru