Информационно-аналитическое издание

фальсификации

Погружённость рядовых граждан Украины, не являющихся профессиональными историками, в непростые вопросы повседневного выживания облегчает пропагандистские задачи стремящегося переписать прошлое киевского режима. Актуальная политика памяти  на Украине основана на обмане и невежестве, что предполагает серьёзную просветительскую работу, том числе по части жертв политических репрессий советского периода. В этом плане показательна восходящая ещё к  позднесоветским временам история с урочищем Куропаты под Минском (ныне «мекка» белорусских националистов). Утверждения фальсификаторов о 30 или даже 250 тысяч покоящихся там жертв сталинского режима предельно далеки от реальности, ибо по всей Белорусской ССР в 1937-38 гг. было расстреляно менее 30 тысяч человек. Ещё более гротескные формы искажения исторических фактов обрели в современной Украины, для властей которой количество «бумажных» жертв репрессий прямо пропорционально уменьшению количества реальных граждан внутри страны здесь и сейчас.

 

18 и 20 мая президент Украины Порошенко отметился двумя речами на тему советских политических репрессий, отличающимися вопиющей исторической безграмотностью. Вопреки утверждениям Порошенко и его спичрайтеров, масштабы «Большого террора» на Украине в 1937-38 гг. достаточно обстоятельно изучены как местными, так российскими и западными исследователями. Недоразвитость и незнание истории продемонстрировал также премьер-министр Гройсман, возвестивший о погибших только в ходе выселения 1944 года 8 тысячах крымских татар (в реальности – 191 человек). Такие де пропагандистские «песни и пляски» – вокруг смертности в местах расселения представителей депортированных народов Крыма в Средней Азии. Между тем, за всё время, пока Крым находился в составе Украины, власти этой страны не удосужились реабилитировать крымских татар, используя их в качестве инструмента дестабилизации ситуации на полуострове. Порошенко, Гройсмана и им подобным важно шокировать общественность страшной цифрой, будь она хоть трижды взята с потолка. Как и деятельность «украинского института национальной памяти», спекуляции на трагедии советских репрессий направлены на подрыв стабильности в российском Крыму, однако они вряд ли будут иметь успех.

Директор фонда «Историческая память» Александр Дюков в беседе с историком Александром Колпакиди рассказывает о политическом значении пропагандистских нарративов, внедряемых в общественное сознание в Польше, Прибалтике и на Украине. Официальные власти ряда стран Восточной Европы и бывшего Советского Союза крайне негативно относятся к любой исследовательской деятельности, с фактами и документами на руках ставящей под сомнение официальные версии их историй XX века, густо замешанные на русофобии. Они лежат в основе внешней и внутренней политики, включая репрессии против неугодных. Учреждения, подобные польскому Институту национальной памяти, которым были переданы архивы структур госбезопасности соответствующих стран, используются в качестве идеологической дубины, как это произошло, например, с Лехом Валенсой. Через институты, как через пылесос, проходят практически все ведущие национальные историки, что способствует поддержанию политически мотивированного исторического нарратива.

 

10 апреля в Одессе при участии большого числа граждан состоялось празднование очередной годовщины освобождения города от немецко-фашистских оккупантов. Отличительной особенностью торжеств была советская символика, что четко свидетельствует о том, что никакие усилия Вятровича и компании не в состоянии изменить народную память. Известный историк Александр Колпакиди рассказывает о подлинных целях и задачах так называемой декоммунизации, призванной лишить граждан страны их подлинной истории, подменив её набором отрицательных примеров из истории Галичины. Между тем, на фоне безрадостного настоящего и печального будущего большинство украинского общества пытается сохранить и отстоять собственную идентичность. Современная политика памяти органами государственного управления майданной власти лишает украинский народ памяти о том, что когда-то он был хозяином собственной земли и своей судьбы.

Историк Александр Колпакиди продолжает рассказ о неудобных страницах польской истории и попытках их перелицевать, списав, в частности, еврейские погромы 1944-46 гг. на «происки НКВД». Этим занимается специализированная структура под названием Институт национальной памяти Польши с сотнями высокооплачиваемых сотрудников и многомиллиардным годовым бюджетом. Данный институт – часть созданной несколько лет назад т.н. Платформы европейской памяти и совести, объединяющей около 20 подобных структур (включая американские).

Историк Александр Колпакиди рассказывает об истории эфемерной Западно-Украинской Народной Республики и её «объединении» с Украинской Народной Республикой, ставшей одним из мифов современной украинской историографии. После распада Австро-Венгерской империи лидеры галичан (выходцы из униатских семей) попытались провозгласить собственную  государственность. Терпя поражения от поляков, они создали собственные вооружённые формирования в виде Украинской Галицийской армии, пытаясь договориться с УНР при деятельном участии Петлюры. Уже через несколько месяцев «злуки» начали предавать друг друга, демонстрируя авантюризм и следование интересам внешних захватчиков. При этом большинство народа Украины поддержало большевиков и их союзников в создании УССР, в борьбе против иностранных (германских и польских) оккупантов. В ходе советско-польской войны большевики Галиции создали Галицийскую ССР и достойно проявившую себя Коммунистическую партию Западной Украины.

Историк Александр Колпакиди развенчивает мифы «национально-освободительной борьбы» и «борьбы за сохранение национального суверенитета», раскрывает изначально жульнический и предательский характер действий идеологов Центральной рады, петлюровцев и прочих деятелей «национального возрождения». Украинская Народная Республика – эфемерное псевдогосударственное образование 1917-1918 годов на части территории современной Украины. УНР была провозглашена в ноябре 1917 года как автономная в составе России, но начала поддерживать контрреволюционные отряды на юге России в борьбе против большевиков и советской власти.
Историк Александр Колпакиди рассказывает об истоках украинского мифотворчества. Задолго до Первой мировой войны будущий советский академик Михайло Грушевский начал создавать концепцию по расколу и противопоставлению украинцев и русских. Так называемая «концепция Украины – Руси» в 1991 году была возведена Министерством образования Украины в ранг «матрицы» украинской истории. Подмена этнонима «русский» на «украинец» приводит, в конечном итоге, к нелепому, однако усиленно вдалбливаемому в головы тезису об извечной вражде «украинского государства» вокруг Киева с Владимиро-Суздальским и сменившим его Московским княжеством. Исторические факты также в полной мере опровергают домыслы украинских националистов о якобы колониальном статусе южнорусских земель в составе Российской империи. Сейчас в Киеве уже берутся за «деконструкцию имперского наследия».

Историк Александр Колпакиди – об интервенции и Гражданской войне на Украине, активное участие в которой приняли внешние игроки. Сразу вслед за Петлюрой, въехавшим в Киев на белом коне 1 марта 1918 года, в город зашли немецкие и австрийские «освободители», запомнившиеся тотальными грабежами и прочими художествами. После ухода немцев наступила пора эфемерной «директории», наполненной авантюристами и проходимцами, не имевшими реальной опоры в народе. Сторонник «единой и неделимой России» Деникин, захвативший в 1919 году значительную часть Украины, тем не менее, осторожно пытался идти навстречу украинским националистам, однако успеха не снискал. Партизанские отряды и крестьянские армии (среди которых Махно – далеко не единственный пример) захватывали огромные территории. Украинские рабочие и крестьяне, да и значительная часть национально ориентированной интеллигенции поддержали в конечном итоге большевиков, увидев в них подлинных создателей украинской (советской) государственности. Теряя опору в народе, Петлюра и прочие подобные деятели сделали ставку на польских интервентов, скатившись на путь откровенного национал-предательства.

 

Украинский институт национальной памяти убивает не только историю

Украинский солдат

УИНП и подобные ему учреждения культивируют в людях те эмоции, которые не ведут к долголетию. Градус ненависти к жителям Донбасса (бывшим соотечественникам) и россиянам (а также к венграм, которые не хотят становиться свидомыми украинцами, и полякам, запретившим у себя бандеровщину) поддерживается СМИ. Всё это наслаивается на посттравматический синдром, который преследует почти всех  – 98% – участников мифической «российско-украинской войны».

 

Почему жителей Украины принуждают к скорби?

15.10.2019
Выселение украинцев из Польши в УССР

Очень печально, что всякие проходимцы-вятровичи пытаются вести Украину по польскому пути виктимизации собственного народа, превращения его в жертву, что они навязывают таких хронических неудачников, как Мазепа, Петлюра и Бандера в национальные герои.

Годовщина заключения в августе 1939 года советско-германского Договора о ненападении вызвала волну разноречивых оценок – как в России, так и за её пределами. В частности, ведущие известной либеральной радиостанции не преминули в очередной раз заклеймить «преступный характер пакта Молотова – Риббентропа», отрицая планы Германии по нападению на Советский Союз. Между тем, внешнеполитическая ситуация накануне Второй мировой войны менялось весьма динамично, что разоблачители никоим образом не учитывают. До конца 1930-х годов Германия не имела общей границы с Советской Россией, основным противником которой в Европе до 1937 года были Польша, Румыния, а также Финляндия, Латвия и Эстония, которых поддерживали Англия и Франция. Указанные страны были связаны между собой формальными и неформальными договорённостями, а советско-румынская граница была, по сути, юридически не определена. Во второй воловине 1930-х годов военный потенциал значительно усиливается, что определённым образом повлияло на позицию Бухареста, но никак не Варшавы, ещё в 1934 году заключившей пакт о ненападении с Берлином. Территориальная экспансия Германии в Европе не встретила особых возражений ни в Варшаве, ни в Париже, ни в Лондоне. Поляки долго готовились к захвату Тешинской области, о чём либеральные «историки» предпочитают не замечать. Об этом и о многом другом, включая обещания Гитлером Юзефу Беку части территории современной Украины с выходом в Черное море – в очередном разговоре историков Александра Колпакиди и Олега Айрапетова.

 

Отгремели сомнительные «торжества»,  приуроченные к 80-летию нападения Вермахта на Польшу 1 сентября 1939 года. Среди прочего, они запомнились принятием усилиями польского и прибалтийского лобби резолюции Европарламента, в которой в очередной раз уравниваются преступления нацистского и коммунистического режимов. Не обошлось и без очередного муссирования пресловутого «пакта Молотова-Риббентропа» при полном забвении актуального европейского контекста (аншлюс Австрии, Мюнхенский сговор и др.). Историки Александр Колпакиди и Олег Айрапетов оценивают политико-правовые аспекты документа, деликатно умалчивающего о польских и иных восточно-европейских границах после 1945 года, возникших по воле «советского коммунистического режима».

Польский президент Анджей Дуда объявил, что для его страны война началась 1 сентября 1939 года, а закончилась в 1993 году. При этом он деликатно умолчал о том, когда началась война для соседней Чехословакии, расчленённой ранее при активном участии Варшавы, и о многом другом. Как и о роли «сталинского режима» в формировании послевоенных границ Польши, получившей бывшие немецкие Померанию и Силезию, отказываться от которых никто не собирается. Это и многое другое было бы смешно, если бы не было так грустно. Историки Александр Колпакиди и Олег Айрапетов обращаются к событиям 80-летней давности, приведшим к подписанию советско-германского Договора о ненападении 23 августа 1939 года, интерес с которым остаётся предельно политически мотивированным. Возникшая по итогам Версаля и развязанных националистами войн государственность в течение двух недель пала под ударами вермахта, что стало колоссальным ударом для польского национального самосознания, характеризуемого некоторыми специфическими особенностями восприятия остального мира. Те, кто лицемерно рассуждает о Польше как «первой жертве нацизма», скромно умалчивают о жертвах конфликтах, полыхавших к тому времени по всему миру. В беседе раскрываются некоторые малоизвестные страницы дипломатические страницы истории межвоенной Польши, активно сотрудничавшей с Японией, развязавшей против Советского Союза полномасштабные военные действия в районах озера Хасан (1938 г.) и на Халхин-Голе (1939 г.). 

Историки Александр Колпакиди и Александр Макушин рассказывают о причинах начала Второй мировой войны, 80-летие начала которой стало поводом для проведения в Польше ряда пропагандистских мероприятий. Польские планы накануне 1939 года предполагали оборону западных границ с Германией, наступательные действия против Восточной Пруссии (включая захват Данцига) в расчёте на поддержку в течение двух недель Великобритании и Франции. Однако действия танковых клиньев вермахта сокрушили расчёты поляков, руководствовавшихся (как и СССР в 1941 году) устаревшей французской военной школы.  Лондон и Париж вели с Берлином «странную войну», а США объявили нейтралитет. Польские лидеры и военачальники сбежали уже в первых числах сентября, что предопределило крах польского государства и необходимость защиты Западной Украины и западной Белоруссии, куда части Красной Армии вступили только 17 сентября 1939 года. Активное сотрудничество поляков с немцами на фоне полномасштабной войны на Халхин-Голе актуализировали вероятный их совместный удар по СССР, что было сорвано подписанием советско-германского договора о ненападении. Позарившись на чужое, поляки потеряли всё, что могли. 

Как Зеленский Дюнкерк брал

28.08.2019
Как казаки мушкетёрам помогали. Колонка Василия Качура

Райтеры Зеленского в очередной раз вляпались, и его не размазывают по стеклу порохоботы лишь по причине того, что это и их тема, тема фальсификаций и придуманной истории. Не исключено, что окружение Зеленского вступит с ними в состязание и мы станем свидетелями очередных исторических «открытий», публично провозглашаемых президентом.

19.08.2019

Зеленский призвал Нетаньяху признать «голодомор» геноцидом украинского народа

Президент Украины Владимир Зеленский на совместном брифинге с премьером Израиля Биньямином Нетаньяху призвал его признать «голодомор» 1932-1933 годов геноцидом украинского народа.

 

Почему Польша осуждает преступления ОУН-УПА, но поддерживает украинских националистов

Кадры из польского фильма "Волынь"

 

Ложь и невежество: как на Украине отмечают 310-летие Полтавской битвы

Первый из выступавших отметил, что для него Полтавская битва – слишком незначительное событие в исторических горизонтах украинской державы, которую он озирает даже не от момента Крещения Руси, а минимум на полтора тысячелетия ранее. Докладчик увлёк слушателей в Ассирийское царство, славу которого творили, по его словам, украинцы. Что подтверждается изображениями на барельефах, которые историки России отредактировали с помощью фотошопа в 1968 году…

06.07.2019

Киев нацелился на Арктику и нашёл связь украинцев с норвежскими викингами

Свое вселенское значение Украина решила теперь усиливать в Арктике. Посол Украины в Норвегии Вячеслав Яцюк, которому разрешили посетить Шпицберген, где трудятся украинские гастарбайтеры, сообщил о возможном «арктическом броске».

создание сайта: drupal-service.ru