Похоже, что 19 апреля во время совещания в ситуационном центре у президента Порошенко произошло ситуационное раздвоение личности и сознания.

Совещание было посвящено «противодействию гибридной войне, которую Россия ведет против Украины».

Во время выступления Порошенко прозвучали слова о том, что «СБУ за 3,5 года предупредила более 400 попыток террористических атак в разных регионах Украины».

Возникает вопрос, если в распоряжении президента находится столь эффективная структура, раскрывающая преступления на уровне их подготовки, то отчего эта структура до сих пор не разоблачила убийц журналистов Сергея Сухобока и Павла Шеремета, беглеца-депутата Вороненкова, чеченского боевика Амины Окуевой, мэра Мелитополя Сергея Вальтера, экс-главы Запорожской ОГА Александра Пеклушенко?

СБУ не предотвратило и не раскрыло убийства даже своих «лучших сотрудников» - начальника контрразведки донецкого управления СБУ полковника Александра Хараберюша, полковника госбезопасности Юрия Возного, полковника разведки Максима Шаповала. На эти вопросы, как и на вопросы об убийствах сотен украинцев, Порошенко не ответит никогда.

На совещании Порошенко заявил о том, что на 4 год войны он обнаружил, что «важным элементом гибридной войны и российской агрессии является экономическая война. Речь идет о блокаде и эмбарго на поставки украинских товаров. Наша торговля упала в разы и сегодня составляет около 9% от общего объема. Раньше это было более трети».

Напомним, что всего лишь несколько дней назад Порошенко очередной раз публично призывал запретить и исключить любые экономические связи с агрессором, даже обещал выйти из СНГ и повырезать не устраивающие его статьи Большого договора с Россией.

Так как же быть, если вчера ты призывал разрывать экономические связи и обещал Меркель объявить санкции против России, а сегодня жалуешься, что Россия вводит эмбарго на украинские товары, оставаясь при этом хозяином Липецкой фабрики и требуя сохранить за Украиной трубу для воровства транзитного газа? Так что же все-таки хочет Порошенко?

Он говорит о гибридной войне со стороны государства, хотя по его приказу запрещены трансляции российских телеканалов, блокированы российские сайты и социальные сети, запрещены книги, фильмы и даже актеры и исполнители, звучат призывы запретить блины на Масленницу, куличи на Пасху, деда Мороза на Новый год. Это уже не гибридный ответ, это скорее неотвратимая мутация. Причем мутация сознания. Глубокая и неизлечимая.

Пример подобной мутации – верный оруженосец Порошенко, шеф СБУ Василий Грицак. 3 апреля, докладывая об успехах СБУ, он заявил, что его служба, помимо раскрытий подготовки сотен террористических актов, «заблокировала намерения спецслужб РФ провести скрытую федерализацию и автономизацию нескольких регионов Украины, в частности и в Одесской области». Разумеется, в рамках гибридной войны.

Что такое «скрытая федерализация» и как можно ее скрыть, Грицак объяснять не стал, да и никто не спрашивал, ибо ответ соответствовал бы заявлению. Однако любопытно, если требовать автономии, как это делают сторонники Джемилева и Чубарова, это не скрытая автономизация? Следовательно, не подлежит преследованиям?

Соб. корр. Одной Родины