Информационно-аналитическое издание

Женевские соглашения и манёвры киевского режима

Версия для печатиВерсия для печати

Женевское соглашение обозначило основные контуры деэскалации кризиса на Украине, но не закрепило конкретных обязательств за каждой из сторон. Кроме того, киевский режим пошёл на подписание итогового документа, явно не собираясь выполнять его положения, что показали трагические события на Пасху и решение Турчинова о продолжении «антитеррористической операции» (после встречи с Байденом). Два подряд визита ключевых чиновников Вашингтона в Киев – директора ЦРУ и вице-президента Байдена – показывают, что Вашингтон с Киевом решают совсем иные и специфические задачи и не озабочены соблюдением женевских договорённостей.

22 апреля киевский режим в лице и.о. президента, по сути, публично отказался выполнять женевские договорённости. Как повод был использован факт занятия ополченцами 21 апреля в Краматорске здания СБУ, милиции и исполкома. Во время встречи с вице-президентом США Дж.Байденом в Киеве Турчинов заявил: «К сожалению, ни Российская Федерация, ни ее террористические спецподразделения демонстративно не собираются выполнять договоренности, достигнутые в Женеве… перечеркнув тем самым все договоренности, которые были достигнуты в Женеве».

Ни одного факта присутствия или следов присутствия на территории Украины мифических российских спецподразделений киевским режимом не предъявлено, хотя, казалось бы, на фоне заявлений о «переполненности следственных изоляторов СБУ российскими шпионами, террористами, диверсантами» это очень легко сделать. Доказательств российского присутствия ни в Женеве, ни после Женевы, ни для населения Украины, ни для миссии ОБСЕ не предъявлено.

Отказ киевской власти выполнять женевские соглашения, среди которых разоружение всех неконституционных воинских формирований – одно из главных, объективно обусловлен: партии режима воспользовались услугами неонацистских боевиков и прочих экстремистов, чтобы прийти к власти, и сейчас всецело от них зависят. Разоружать их они и не пытаются, потому что уничтожат свой последний силовой ресурс.

Причём СБУ и её спецформирования, отдельные неонацистские банды, а также «Национальная гвардия», которая интегрирована с национал-радикальными формированиями, действуют в карательных акциях против Донбасса сообща. Меру вины и ответственности каждой из этих карательных структур ещё предстоит определить. Но показателен сам по себе факт опоры на силы, отстаивающие человеконенавистническую гитлеровскую идеологию и политическую практику.

Всё это хоть и понятно, но не может служить для киевской власти оправданием нарушения женевских договорённостей.

По-прежнему вооружённые неонацистские группировки занимают здание Киевской городской госадминистрации и весь центр города; «Правый сектор», который в нормальной стране вообще не мог бы существовать по причине агрессивности и преступного нацистского характера своей идеологии, до сих пор не сдал оружие, о чём его главарём было не раз заявлено публично; на днях в Киеве состоялся марш ультраправых радикалов, который прошёл в "лучших традициях" фашистских факельных шествий; преступная карательная акция на Юго-Востоке не прекратилась, поскольку войска не отведены в казармы, происходят аресты и убийства гражданских активистов.

На Пасху под смехотворным предлогом был арестован видный гражданский активист, харьковский политолог и политтехнолог Константин Долгов. Случай с Долговым – это дикий, вопиющий пример произвола режима в отношении тех, кто открыто и с полным конституционным правом отстаивает свою гражданскую позицию.

Женевские договорённости предполагали немедленное разоружение всех движущих сил госпереворота теми, кто сейчас находится у власти. Этого не только не произошло, но на Пасху на блок-посту в Славянске были убиты гражданские активисты, мирные жители.

Президент Украины В.Янукович, хорошо знающий Донбасс, в письменном обращении 21 апреля к властям в Киеве точно описал настроение протестующих: «Применение оружия на востоке Украины уже ничего не изменит. Люди оскорблены. Вы назвали миллионы людей террористами. У людей уже нет другого пути, кроме борьбы за свои права, свою жизнь и своих детей».

Поэтому освобождение зданий СБУ и городской милиции Краматорска от киевской власти – законный, нормальный и логичный ответный ход протестующих Юго-Востока, призванный улучшить их позиции в защите интересов Донбасса. Расширение пространства свободы создаёт гарантии требованиям и физической неприкосновенности гражданских активистов. Как показали события прошедших выходных дней, защитить себя население Донбасса может только опираясь на собственные силы и не надеясь на обещания киевского режима.

Представляется, что в данной ситуации урегулирование кризиса не может начаться с прямых переговоров между киевским режимом и избранными представителями Юго-Востока. Таким переговорам должны предшествовать определённые шаги Киева, направленные на восстановление минимального доверия к себе со стороны гражданских структур и населения Донбасса.

Начало урегулирования кризиса возможно лишь после принятия Киевом принципиальных требований протестующих – проведение в областях референдумов о самоопределении, начала практической работы по разработке федеративной конституции и согласия на государственный статус русского языка. Данные требования – это не предмет переговоров. Они – условие начала таких переговоров.

О таком порядке разрешения кризиса, по сути, говорит и президент Янукович в своём обращении от 21 апреля, указывая ещё на то, что только после определения, какой быть Украине – парламентский или президентской, проведения конституционной реформы можно вести речь о выборах парламента и президента страны. Вполне очевидно, что в конституции следует прописать право выхода субъектов федерации из состава Украины.

Согласие Киева с этими требованиями имеет смысл закрепить в специальном соглашении, имеющем обязательную юридическую силу.

До внесения изменений в Конституцию Украины всякие обещания нынешней власти, в том числе о готовности поддержать кандидатуры губернаторов в Донецкой и Луганской областях, предложенных самими жителями, – бессмысленны и не имеют гарантий выполнения.

Лишь после заключения такого соглашения (что может быть сделано в ближайшие дни), разоружения неонацистских боевиков, отвода войск в казармы можно говорить о разоружении самообороны Юго-Востока. Но уход гражданских активистов из административных зданий на Донбассе теряет в этом случае смысл. Это тем более справедливо, если режим обещает поддержать избранных народом губернаторов. Следовательно, Киев, по сути, признаёт законным нахождение административных зданий в городах Донбасса (Донецкая и Луганская области) в руках сформированных народом гражданских структур – зачатков будущих органов местного самоуправления.

Выдвижение киевским режимом требований об освобождении административных зданий на Донбассе, а тем более продолжение «антитеррористической операции» является явным противоречием с обещанием поддержать народных губернаторов и подтверждает неискренность этих обещаний. Ведь очевидно, что они не рассчитаны на выполнение и выдвигаются с целью спровоцировать разногласия в среде гражданского протеста в регионе.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru