Информационно-аналитический портал
ссылка

Зачем правительство Украины «спасает» угольную отрасль

Увеличить шрифт
А
А
А

Отечественный энергетический уголь для производства электроэнергии на тепловых электростанциях Украины станет приоритетным. Такое решение приняло украинское правительство. Поводом для него стало значительное сокращение потребления угля и замена его на природный газ.

«Ситуация искусственного сокращения спроса на отечественный уголь недопустима, – пояснила и. о. министра энергетики Ольга Буславец. – Это приводит к приостановке работы шахт, задержке с выплатой зарплаты и росту социально-экономической напряженности в угольных регионах».

Мнение Минэнерго поддержал премьер-министр Денис Шмыгаль. Ранее он имел опыт работы на ДТЭК, который является крупным производителем угля в Украине. По его словам, подобные меры сохранят двадцать тысяч рабочих мест в угольной отрасли.

«Уголь станет основным топливом для производства электроэнергии на тепловых электростанциях, – заявил Шмыгаль. – Потому что неприемлемо, когда мы закупаем импортный газ, тогда как наши шахтёры сидят без работы из-за отсутствия рынка сбыта».

Фактически Кабинет министров хочет заставить украинские ТЭС жечь местный уголь вместо газа, полагая, что спасёт угольную отрасль страны, и обещая за это «приоритетную диспетчеризацию». Сверхзадача правительства Шмыгаля – получить таким решением хороший рейтинг от горняков страны. В Минэнерго уверены, что из-за замены «Центрэнерго» угля на газ, шахтёры остались в простое. Напомним, 30 июня после долгого простоя шахт горняки начали акции протеста по всей стране.

Вторая сверхзадача, ничего общего со спасением угольщиков не имеющая и куда более коварная, связана с желанием вконец «утопить» «Центрэнерго». Напомним, долг этой государственной компании оказался на 1,4 миллиарда гривен (около 3 миллиардов российских рублей) больше стоимости всех её активов. 1 мая была введена спецпошлина, после которой поставки угля из России оказались нерентабельными, и «Центрэнерго» запустил газомазутные блоки на Трипольской и Углегорской ТЭС.

Почему решение кабмина может убить «Центрэнерго»? Закупая отечественный уголь вместо газа, и без того убыточная госкомпания будет терять по 30 копеек на каждом киловатт-часе электроэнергии. Ситуацию могла бы выправить комбинированная модель, при которой закупался бы исключительно государственный (а не частный) уголь плюс дешёвый газ, но Шмыгаль и его команда ее даже не рассматривает.

80% украинского угля – это частный бизнес олигарха Рината Ахметова и его компании ДТЭК. К апрелю компания скопила 2,9 млн тонн угля, что на 80% больше показателей прошлого года. Уголь нужно куда-то реализовывать. И куда ещё, если не подключить государственные ТЭС «Центрэнерго»! При этом норма не распространяется на частные ТЭС – такое решение не принял Совбез (СНБО) Украины, как этого хотела и. о. министра энергетики. Таким образом, уголь продают только государству, а частники могут работать на более дешёвом газе.

В том же апреле Ахметов делает рискованный (на первый взгляд) ход конём: его угольные предприятия переводятся в режим поддержки жизнедеятельности, а шахтёров отправляют на простой. Но если вспомнить, что Денис Шмыгаль, нынешний глава правительства Украины, был топ-менеджером Ахметова, то всё становится на свои места. Налицо чистое лоббирование интересов олигарха украинским премьером. Кажется, в стране все забыли, что, кроме шахт Ахметова, существует и «Госуглепром», находящийся в бедственном положении.

О какой поддержке шахтёров может идти речь, когда сама «ДТЭК Энерго» импортировала уголь из… Колумбии? В октябре 2019 года, готовясь к холодной зиме, ДТЭК довела запасы угля до 1 млн тонн за счет 388 тысяч тонн ввозного угля.

В общем, предпринятые кабмином меры никак проблемы угольной отрасли не решат. Что называется, переложили деньги из одного кармана в другой, только часть при этом где-то затерялась. Отечественный уголь из Львовско-Волынского угольного бассейна, учитывая истощение запасов, не может реально конкурировать по ценам с зарубежным. Даже затраты на логистику не делают украинское сырьё более привлекательным. Тем более что за рубежом уголь добывают карьерным способом, а добыча шахтным способом в Украине неконкурентноспособна.

В соседней России ещё пять лет назад взяли курс на постепенное уменьшение угледобычи: электростанциям, использующим уголь, сложно конкурировать с более эффективной газовой генерацией. Постройка и эксплуатация угольных станций дороже, чем газовых.

Председатель профсоюза шахтеров Михаил Волынец уверен, что кризис угольной отрасли не связан с пандемией, а создан искусственно. Рискнём с ним поспорить: из-за коронавируса действительно снизились объемы промышленного производства и потребления электроэнергии в мире. В период коронакризиса украинский уголь стоит около $70 за тонну, а по ценам «Роттердама» – около $35 за тонну.

Есть ли какие-то плюсы фактической монополизации угольного рынка ДТЭК? Условное сохранение 20 тысяч рабочих мест в угольной отрасли (но неизвестно, на какой период). Но шахты как градообразующие предприятия должны уходить в прошлое, поскольку при простое шахты под угрозой оказывается социальная жизнь всего города.

К минусам стоит отнести ещё и экологию, на которую отрицательно влияет увеличение угледобычи. Напомним, Украина присоединилась к Парижскому соглашению по климату и должна снизить выброс углекислого газа в атмосферу, в том числе и за счёт сокращения использования угля.

С другой стороны, украинской власти нечего предложить шахтёром взамен их труда.

К чему приходим в сухом остатке? Да, на Украине «спасают» угольную отрасль. Но не ради 20 тысяч рабочих мест для шахтёров, а ради частных интересов украинского олигархата, интересы которого совсем уж очевидно обслуживает «экономический гений» Денис Шмыгаль.

2649
Поставить лайк: 47
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору