Информационно-аналитическое издание

Юбилей Крещения Руси и «евроинтеграция»

Версия для печатиВерсия для печати

1025-летие Крещения Руси неминуемо ставит на повестку дня ряд вопросов. С одной стороны – великий праздник. Надо не уставать напоминать, что по происхождению своему и культуре мы – православные христиане. Замечательно и то, что на празднование на Украину собирается приехать Святейший Патриарх Кирилл (регулярные визиты предстоятеля Русской Православной Церкви становятся уже доброй традицией – и это прекрасно!)

А вот с другой стороны… Как сообщали информагентства, президент Украины Виктор Янукович на встрече с руководителями церквей и религиозных организаций заявил, что «отмечать 1025-летие принятия христианства как государственной религии Украины-Руси нужно не только как праздник христиан, но и как праздник торжества украинской государственности, ее европейской идентичности, духовного и культурного взлета, как залог успешной демократической модернизации украинского общества».

* * *

И вот это «не только», наряду с «Украиной-Русью», очень смущает. Можно порадоваться, что президент Украины по праздникам ходит на богослужения именно в православные храмы, а не к униатам, автокефалистам, денисенковцам из «киевского патриархата», чем отличался его предшественник. Но когда Виктор Федорович стоит в храме, правой рукой налагает на себя крестное знамение, а, выйдя из храма, вспоминает о «европейской идентичности» и той же рукой подписывает очередной указ о «евроинтеграции», то выглядит это как-то странно.

Что такое европейская идентичность? Ведь Европа, в которую тянут Украину и нынешняя власть, и нынешняя оппозиция – это не только экономика (хотя и с экономикой там далеко не все так благополучно). Современная Европа или (по-галичански) «Эуропа» – это во многом антихристианское общество, о чем у нас почему-то забывают. Современная Европа – это политики, которые при обсуждении проекта общеевропейской конституции выбросили из ее текста всякое упоминание о христианстве из соображений «политкорректности». Это страны, где, бывает, запрещают ношение нательного крестика. Это военные, бомбившие православную Югославию – страну в центре Европы – даже в пасхальную ночь. Это педерасты, которых Библия называт мерзостью перед Богом, но которых Евросоюз приравнивает к нормальным людям, относя мужеложество к общечеловеческим ценностям и неотъемлемым правам человека.

На последнем пункте стоит остановиться особо. Памятно будет грядущим поколениям нынешнее президентское правление тем, что в столице государства прошел первый гей-парад. Хоть и скоротечный, но прошел, несмотря на запрещение суда. Несмотря на протесты православных, против которых были брошены спецподразделения милиции, чтобы не дать им помешать шествию педиков. 

Творилось это в том городе, который 27-28 июля должен быть главным местом христианского празднования. Всего за два месяца до торжеств.

* * *

Второй вопрос: «Что это за “Украина-Русь”»? Такой страны не было. И во времена князя Владимира Крестителя, и позднее. Искусственно слепленное из двух слов название появилось лишь в сочинениях «национально сознательного» Михаила Грушевского, спустя 900 лет после крещения. Сегодня же это название присутствует в титуле самозванного «патриарха Филарета» и его «киевского патриархата».

И в связи с этим возникает третий вопрос: «С кем собираются праздновать юбилей?» Как сообщали, например, информагентства, вопросы празднования обсуждались вице-премьер-министром Украины Константином Грищенко с «патриархом Филаретом», руководителем «Киевского патриархата».

Но какое отношение к юбилею и к христианству вообще имеет «киевский патриархат»? Ни одна поместная Православная Церковь в мире его не признает. Ни один православный иерарх не станет молиться вместе с отлученным от Церкви «Филаретом». Но государственная власть зачем-то привлекает к юбилею этого деятеля. Зачем?

Дело ведь тут не в одном праздновании. Таким образом представители государства фактически пиарят «Филарета», помогают ему вместе с подручными выдавать свою раскольническую организацию за «церковь». И очень многие люди, имеющие весьма поверхностное представление о каноничности и благодатности церковных таинств, идут в центры «киевского патриархата», принимая их за православные храмы. Идут, не ведая того, что обряды, совершаемые в этих зданиях, благодатной силы не имеют. Как результат: младенцы не крещены, молодожены не венчаны, покойники не отпеты. О каком духовном подъеме, о какой православной культуре можно здесь вести речь?

* * *

Наконец, последнее. Собираясь праздновать юбилей Крещения Руси, не следовало бы забывать, что Русь, крещеная когда-то князем Владимиром, возраставшая трудом и подвигом десятков поколений, ныне расколота, разделена на части. Одной из этих частей является Украина.

Немалая степень ответственности за раскол лежит как раз на украинских властях. Вместо того, чтобы стремиться к единению с другими частями исторической Руси (нынешней Российской Федерацией и Белоруссией), Украина в лице своего руководства отмежевывается, отдаляется от них. Собственно, это поступательное отдаление и называется «евроинтеграция».

Так уж получилось, что настоящая, традиционная, христианская Европа сохранилась сегодня преимущественно (если не исключительно) в восточной части континента. Современные Россия и Белоруссия, хранящие неповрежденную апостольскую веру, гораздо ближе к традиционной европейской культуре, чем западноевропейские страны с их почти неприкрытым антихристианством, привелегированными сексменьшинствами и прочими «прелестями».

Единение Украины с другими восточнославянскими православными странами и будет означать интеграцию с Европой эпохи ее величия, с наиболее глубокими пластами европейской христианской культуры.

И можно лишь глубоко сожалеть о том, что вместо этого официальный Киев, готовясь отмечать «1025-летие принятия христианства как государственной религии Украины-Руси», пытается навязать стране мифы провинциального галицийства.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору