Информационно-аналитическое издание

Языковой вопрос в Белоруссии – есть ли сходство с Украиной?

Языковой вопрос в Белоруссии – есть ли сходство с Украиной
Версия для печатиВерсия для печати

Перенос рассмотрения Верховой Радой Украины законопроекта о поправках в закон «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного» в очередной раз продемонстрировал, что с момента вступления в должность Владимира Зеленского и прихода к власти «Слуги народа» в стране, по сути, ничего не изменилось. Стремление всячески снизить влияние на жизнь в Украине всего, что так или иначе связано с Россией, по-прежнему превалирует при принятии политических решения киевских властей. Фактический отказ от европейских рекомендаций в лице Венецианской комиссии, организованная травля предложивших поправки в закон депутатов, акции протеста с разжиганием костров и прочее – всё это стало результатом сохраняющей своё главенствующее место в украинской политической жизни русофобии.

Несмотря на то, что сегодня практически никто на Украине не ставит под сомнение необходимость сохранения за украинским языком статуса государственного, вопрос о языковом праве национальных меньшинств в стране остаётся острым. При этом, как показывает вышеупомянутый закон, главный удар официальный Киев решил нанести по гражданам, для которых русский язык – родной. В частности, предполагается переход средних школ, где преподавание ведется на русском языке, в сентябре 2020 года на украинский. А вот школы, в которых обучение ведётся на языках национальных меньшинств, принадлежащих к языкам стран Евросоюза, перейдут на государственный язык Украины только с сентября 2023-го. Разумеется, это дискриминация. Однако, как показали последние события, инициаторам поправок так и не удалось решить проблему до начала учебного года, а значит, что закон начнет свое действие в том виде, в котором он был принят год назад.

Одновременно вытеснение русского языка на Украине продолжится абсолютно во всех сферах жизни страны. Так, с 16 июля 2020 года вступило в силу положение закона об использовании государственного языка в области науки и здравоохранения. С 2021 года украинский язык станет обязательным для использования в сфере услуг, магазинах и заведениях общественного питания. Еще через год при трудоустройстве претендент на высокий чиновничий пост должен будет сдать экзамен на владение государственным языком. С того же 2022 года будут применяться штрафы за повторное нарушение языкового закона, а с 2024 года с 75% до 90% вырастут квоты на использование украинского языка на радио и телевидении. Таким образом, значительная часть населения страны, которая говорит и думает на русском языке, будет окончательно лишена права использовать его в жизни – только в общении между собой. Хотя, что интересно, все эти новшества выглядят противоречащими украинской конституции даже на первый взгляд.

Нечто подобное можно было наблюдать и в странах Прибалтики, где русский язык и его носители были поставлены в положение изгоев. И именно такой сценарий некоторые политические деятели и «активисты» очень хотели бы реализовать в Белоруссии, где в настоящее время как таковой языковой проблемы не существует.

Стоит напомнить, что на заре независимости в Белоруссии был принят закон «О языках», благодаря которому белорусский язык стал единственным государственным, а официально его статус был закреплён в конституции республики 1994 года. При этом, согласно статистике и реальной жизни, подавляющее большинство белорусов в повседневной жизни использовали и продолжают использовать русский язык, в том числе, и нынешний глава государства. Именно пришедший к власти Александр Лукашенко решил назревавшую (точнее, разжигаемую) в республике в середине 1990-х годов языковую проблему ещё до того, как она действительно стала проблемой. Во время референдума 1995 года гражданам Белоруссии был задан вполне простой вопрос: «Согласны ли вы с приданием русскому языку равного статуса с белорусским?» И неудивительно, что ответ на него был дан однозначный: более 83% пришедших на голосование высказались за. С этого момента русский и белорусский языки в республике получили абсолютно одинаковый статус. При этом стоит подчеркнуть, что сегодня в Белоруссии никто не в праве заставить другого говорить на одном из двух языков против его воли. Равный статус языков закреплён в ряде документов, в том числе в законе «Об обращении граждан и юридических лиц», где зафиксировано, что «письменные ответы на письменные обращения излагаются на языке обращения».

Но, несмотря на это, в Белоруссии по-прежнему продолжаются попытки вернуться к ситуации начала 1990-х годов и в ходе нынешней президентской кампании тоже. Так, ряд оппонентов Лукашенко уже призвали к возврату конституции 1994 года, в которой, как уже указывалось выше, единственным государственным языком признавался белорусский. И это не случайно.

На протяжении последних лет в Белоруссии отмечается серьёзный рост националистических настроений среди активной националистической части общества, что выражается в неизменном их требовании вернуть белорусскому языку статус единственного государственного. При этом борьба за это ведется порой крайне странными методами, среди которых немаловажное место занимает формирование особой повестки дня, в центре которой стоит языковой вопрос. В настоящее время делается очень много для того, чтобы проблема использования белорусского языка являлась основообразующей в процессе отстаивания независимости страны, в первую очередь от России. То есть то, что многие годы можно было наблюдать в Прибалтике и на Украине.

Только за последние годы в Белоруссии прокатилась волна различного рода инцидентов, в центре которых был язык. Так называемые моўные iнспектaры (языковые инспекторы), как себя называют националистически настроенные «активисты», активизировали свою борьбу со всеми, кто так или иначе не поддерживает их взгляды относительно белорусского языка. Их любимым занятием стало забрасывание государственных органов жалобами на пользователей соцсетей или работников сферы обслуживания, которые неуважительно высказываются о белорусском языке или имеют неосторожность его не понимать либо отвечать на русском. Первый подобный крупный скандал произошел ещё в 2013 году, когда минский блогер Глеб Лободенко написал жалобу в прокуратуру из-за того, что жилищно-эксплуатационная служба дала ему официальный ответ на русском. В результате было возбуждено дело об административном правонарушении, и минский суд приговорил директора коммунального предприятия к штрафу. В дальнейшем такие случаи стали повторяться повсеместно, а реакция на них со стороны властей и руководителей различных коммерческих компаний оказалась весьма специфической. Только за текущей год суды присудили несколько штрафов за неуважительное отношение к белорусскому языку, а некоторые организации уволили своих работников под давлением «активистов». Например, в конце февраля в Минске на администратора батутного центра (гражданку России) была написана жалоба за то, что она не поняла слово «шкарпеткi» (носки). Не так давно в стране разгорелся скандал из-за случая в минском кафе, где один из посетителей на белорусском языке заказал «гарбату» (полонизированный вариант слова «чай»), за что сотрудники заведения якобы пообещали вызвать охрану. А одна из IT-компаний уволила свою сотрудницу за неоднозначный пост в Facebook о белорусском языке после реакции на него со стороны «активистов». Таких примеров можно привести немало и всех их объединяет одно: стремление небольшой части белорусского общества создать в республике напряженную обстановку вокруг языка. При этом никто из «языковых инспекторов», которые защищают свое право на общение на белорусском языке, не обращают внимание на аналогичные права русскоязычных белорусов, что закреплено ст. 50 Конституции Республики Беларусь. В ней, в частности, говорится, что «каждый имеет право пользоваться родным языком, выбирать язык общения», а «государство гарантирует в соответствии с законом свободу выбора языка воспитания и обучения».

Кроме того, сегодня все чаще стали слышаться призывы к тому, чтобы и вовсе вывести русский язык из сферы общения, как об этом мечтают многие политики на Украине. А белорусские власти всё больше прислушиваются именно к этой части населения. Например, как с удовольствием заявила одна из инициаторов кампании «Умовы для мовы» («Условия для языка») и авторов справочника «Абароним мову!» («Защитим язык!») Алина Нагорная, только за лето 2019 года активистам удалось добиться от властей замены около 100 дорожных знаков на новые, где надписи были сделаны на белорусском языке. Одновременно в стране продолжают выписывать предупреждения и штрафы за то, что белорусский язык неправильно используется органами государственного управления или иными службами. Так, например, произошло в белорусском Браславе, где коммунальщики после жалобы «активиста» получили выговор из-за того, что установили «неправильные» указатели улиц, которые были на белорусском языке, но с транслитерацией с русского языка.

Все вышеперечисленное, как и многое другое, происходит в Белоруссии довольно открыто. И это при том, что Александр Лукашенко неоднократно заявлял, что языковой вопрос в стране был решён давно. По его словам, «нельзя подставляться, как это сделала Украина», и «костылять русских, русский язык». «Если вы хотите, чтобы все разговаривали на украинском языке это надо делать аккуратно, не унижая русских и русский язык, потому что это унижение, нельзя этого допускать», – отмечал ранее белорусский лидер, говоря об украинской ситуации. Однако, как показывает практика, небольшую, но активную часть населения республики это совершенно не устраивает.

Нынешние белорусские националисты, которые, надо признать, есть и среди   государственных чиновников, всячески стремятся утвердить в обществе своё видение языковой ситуации в стране. Многие из них уже не первый год призывают говорить и писать только на белорусском языке. В ином случае – «Чемодан. Вокзал. Россия» (всё как на Украине).

К сожалению, подобные явно разжигающие межнациональную вражду лозунги и требования пока не находят должной оценки со стороны правоохранительной системы Белоруссии. И наоборот, те, кто открыто говорит о реальной ситуации с языком в стране, преследуются. В данном случае можно вспомнить громкое дело трёх белорусских публицистов – Дмитрия Алимкина, Сергея Шиптенко и Юрия Павловца, которых безосновательно обвинили в неуважении к белорусскому языку только за то, что они в своих статьях указывали на крайне невысокий процент его употребления в реальной жизни. В итоге их продержали в СИЗО 14 месяцев, а затем признали виновными в оскорблении не только языка, но и белорусов, приговорив к пяти годам заключения с отсрочкой наказания на три года.

В целом нельзя не признать, что обстановка в Белоруссии сегодня все ещё очень далека от того, что происходит на Украине. В республике русскому языку пока нет реальной угрозы, по крайней мере пока у власти находится Александр Лукашенко. При этом поддержка белорусского языка в Белоруссии не должна ни у кого вызывать отрицания, так как это действительно серьёзный инструмент сохранения национальной идентичности. В то же время общие тенденции последних лет заставляют аналитиков задуматься над тем, в каком направлении продолжает развиваться ситуация. Перед белорусскими властями сегодня стоит задача со всей осторожностью подойти к языковому вопросу, так как непродуманные решения вполне могут привести к тому, что можно сегодня наблюдать в соседних с Белоруссией странах.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru