Информационно-аналитическое издание

«Восточное партнёрство» против евразийской интеграции

«Восточное партнёрство» против евразийской интеграции
Версия для печатиВерсия для печати

11 июня 2020 г. состоялась видеоконференция глав МИД стран-участниц программы «Восточное партнёрство» (ВП) и их кураторов из Европейского союза.

Было много слов о перспективном будущем программы и о выгодах, которые она-де принесёт странам-участницам.

Участниц всего шесть: Украина, Белоруссия, Молдавия, Грузия, Армения и Азербайджан. Уже сам состав программы говорит о невозможности единодушия и согласованного курса такой команды. Как примирить Армению и Азербайджан, которые три десятка лет находятся в состоянии войны из-за Нагорного Карабаха?

Как быть с Молдавией, где президент выступает за углубление отношений с Россией, а прорумынское крыло в парламенте, наоборот, за слияние с Румынией и вражду с Россией? Как сделать так, чтобы Белоруссия шла вслед за Украиной по пути русофобии?

Глава белорусского внешнеполитического ведомства Владимир Макей подчеркнул на видеоконференции, что Минск видит «Восточное партнёрство» как инициативу не конфронтационную, а направленную на формирование пространства мира и стабильности.

А евродепутат от Польши, бывший министр иностранных дел Анна Фотыга, наоборот, видит в ВП «защиту от России».

«Европарламент активно действует на этой ниве, нам удалось укрепить осознание угрозы [странами-членами ВП] со стороны России», – заявила Фотыга.

Странная это угроза, если тех, кому Россия вроде как угрожает, нужно в этом убеждать. Слова Фотыги раскрывают истинную суть программы:  поманить страны - участницы миражом особых отношений с ЕС и не позволять сблизиться с Россией для участия в проекте Евразийского экономического союза.

Такое зависание «между» никак не способствует экономическому расцвету стран – участниц ВП. Белоруссия, чья экономика обладает гораздо большим запасом прочности, чем, например, экономика Украины, Молдавии или Грузии, держится за счёт сотрудничества с Россией, а не ЕС. А вот Украина и Молдавия, побежав за ЕС, жестоко ошиблись. Это только усугубило их проблемы.

Программе «Восточное партнёрство» уже одиннадцать лет, но даже Павел Климкин, бывший министр иностранных дел Украины и ярый сторонник ВП, расхваливая программу накануне видеоконференции, признал: «Я не знаю ни одного человека на Украине, которому бы нравилась программа "Восточное партнёрство"».

Климкин настаивает, что Киев должен «вмонтировать» ГУАМ в программу ВП. «Вмонтировать» означает геополитическую повестку дня ГУАМ скоординировать с повесткой ВП. ГУАМ – это Грузия, Украина, Азербайджан и Молдавия, те, кто уже состоит в ВП.

Географически ГУАМ подразумевает взятие Западом под контроль всего Черноморско-Каспийского пространства с перспективой геополитического проникновения в Среднюю Азию и сопряжения этих усилий с планами Турции, как члена НАТО, по взятию под контроль Закавказья. До 2005 г. в ГУАМ входил Узбекистан, и аббревиатура имела вид ГУУАМ. Через Узбекистан Запад надеялся закрепиться в Средней Азии, но не вышло.

Непонятно только, чем ещё более конкретным ГУАМ отличается от ВП? По сути, это дублирующие проекты и у обоих одна цель – создать вокруг России буферную зону, не позволив государствам этой зоны планомерно развиваться и идти в ногу со временем.

ГУАМ появился на свет в 1997 г., периодически «умирал», его реанимировали, но ощутимой пользы участникам не принёс. И не мог принести, ведь цель Запада при создании ГУАМ – обеспечить свои политические интересы в регионе, а не экономические успехи Грузии, Украины, Азербайджана и Молдавии.

В рамках «Восточного партнёрства» Запад также планирует подстегнуть межнациональные конфликты по периметру российских границ. Фотыга, к примеру, заявила о необходимости поддержки крымских татар, назвав их «символом борьбы различных сообществ в странах нашего восточного соседства».

Мира и спокойствия Фотыга крымским татарам не желает. Она делает их символом борьбы Запада за геополитическое господство над пространством, где проживают крымские татары и другие национальные сообщества. Самим татарам отведена роль тарана, которым Запад будет разрушать фундамент евразийской интеграции. Согласны ли сами татары на такую жертву, Фотыгу не интересует.

Поскольку эти события будут разворачиваться в границах стран - участниц «Восточного партнёрства» или в непосредственной близости от них, о мирном развитии этого пространства в рамках программы речь не идёт.

Косвенно Фотыга это признаёт: «ЕС имеет тенденцию сосредотачиваться на одной, наибольшей на данный момент угрозе. Наша задача – придать ВП приоритетное значение».

Получается, что Россия не является для ЕС наибольшей угрозой, раз ЕС мало сосредоточен на ВП. Фотыга как евродепутат от Польши хочет подчинения основного вектора ВП вектору польской внешней политики, а эта политика всегда считала для себя угрозой мир за своей восточной границей – в Белоруссии, Украине, Молдавии.

Европа не монолитна в российском вопросе. Страны старой Европы (Германия, Франция) склонны к нормализации отношений с Москвой, и только европейские новички (страны бывшей социалистической Европы) соревнуются друг с другом в услужливости перед Брюсселем и Вашингтоном. Решить эту проблему Фотыга и намеревается тем, чтобы сделать ВП приоритетом европейской политики, то есть заставить Брюссель пренебречь позицией Парижа и Берлина в пользу позиции Варшавы.

Совершенно очевидно, что сделать это в одиночку Польше и самым прозападным членам ВП (Украине и Грузии) невозможно. Остаётся надеяться на США, а у американцев мир и процветание постсоветского пространства в приоритете никогда не значилось.

Так что видение Белоруссией «Восточного партнёрства» как инициативы, направленной на создание «пространства мира и стабильности», – это или явная розовоочковость, или лукавство, поскольку Польша чётко обозначила «российскую угрозу», в борьбу с которой она собирается вовлечь страны - участницы ВП. Украина и Грузия уже вовлечены, частично вовлечена и Молдова, которая уже десятилетие безуспешно «идёт в Европу». Идущая следом Украина делит с ней пальму первенства в печальном соревновании за звание самой бедной страны на европейской части континента. И в Европе не собираются оказывать «восточным партнёрам» помощь, сравнимую с той, которая оказывалась и оказывается (сейчас в меньшей степени) младоевропейцам. И уж тем более и речи не идёт о членстве в ЕС. Страны - участницы ВП могут рассчитывать только на то, что они будут задействованы против ЕАЭС и России, не более.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru