Информационно-аналитическое издание

Восстанавливая страну: «Азовсталь» пришлось отстроить заново

Восстанавливая страну: «Азовсталь» пришлось отстроить заново
Версия для печатиВерсия для печати

«Вместе с частями Красной Армии мы входим в Мариуполь. Многострадальный город – он пережил два года страшной немецкой оккупации. И вот сейчас мы пересекаем его улицы и площади, всматриваемся в руины его домов, беседуем с жителями.

Тот, кто видал в эти дни Мариуполь и его жителей, на всю жизнь запомнит и горький дым пожарищ, и трупы расстрелянных женщин и детей, и пожелтевшие лица горожан, которые в последние недели прятались от немецкой жандармерии в подвалах, в развалинах зданий, в болотистых зарослях на берегу реки Кальмиус»,

– писала газета «Известия» в номере от 12 сентября 1943 года.

Среди частей Красной армии, вошедших 10 сентября 1943 года в освобождённый от немцев Мариуполь, был и корреспондент «Известий» П. Никитин.

Освободители вошли в горящий город, немцев там уже не было, они предусмотрительно отступили, забрав вместе с собой население Мариуполя – тех, кто не успел или не смог спрятаться в камышах на речке Кальмиус. Перед отступлением немцы подожгли всё, что могло гореть. Мариупольцы, пережив те страшные дни, долго вспоминали, как по городу ездили машины и «факельщики» поджигали дома.

«Перед тем, как отступить, оккупанты выпустили на улицы беззащитного города своих «факельщиков».

Описать это почти невозможно. Три дня над городом, словно чёрная туча, стоял дым. По улицам метались пьяные солдаты, поджигатели. Врывались в дома, выплёскивали бензин, зажигали и бросались дальше. Женщины падали на колени, умоляли пощадить их жильё, протягивали грудных детей. Враги хватали ребенка и швыряли в огонь. По всему городу металось чёрное пламя, в огне и дыму с хохотом и свистом, как дикари у костра, носились, приплясывая, пьяные, бесноватые, одержимые демонами разрушения фашисты»,

– так описывал дни перед освобождением Мариуполя военный корреспондент Борис Горбатов.

Сгоревший центр Мариуполя. Кадр кинохроники 1943 г.

Сгоревший центр Мариуполя. Кадр кинохроники 1943 г.

К вечеру 10 сентября стали возвращаться горожане, угнанные отступающими немцами, которым стало не до местного населения – самим бы спастись. Но вернувшись, мариупольцы не узнали свой город, превратившийся в руины, над которыми ещё поднимался дым. Больше половины городского населения остались без крыши над головой.

О том, как выглядел Мариуполь 10 сентября 1943 года, свидетельствуют кадры кинохроники фронтовых операторов Д. Каспия, С. Когана, В. Петрова, А. Сологубова: сожжённые городские кварталы, искорёженные металлоконструкции заводов, полузатопленный танкер «Грозный», покосившийся корпус легендарного парусника «Товарищ» и счастливые лица мариупольцев на импровизированном митинге у здания бывшего городского банка, которое стоит и ныне.

В те минуты, когда вернувшиеся мариупольцы с ужасом смотрели на дымящиеся развалины, в далёкой Москве нарком чёрной металлургии И.Ф. Тевосян уже подписал приказ № 275, которым назначил руководство на завод «Азовсталь»:

«Назначить директором завода «Азовсталь» тов. Когана, главным инженером – тов. Романько. Обязать тт. Когана и Романько (…) немедленно приступить к работам по восстановлению агрегатов, производственных цехов и сооружений, (…) в двухнедельный срок представить в Наркомат доклад о состоянии завода и предложения о порядке, сроках и очерёдности его восстановления, для обеспечения руководства основными участками немедленно откомандировать на завод «Азовсталь» работников согласно приложению».

А в приложении – фамилии одиннадцати специалистов. Все они, вместе с П.И. Коганом и И.Н. Романько, прибыли в Мариуполь на попутном военном грузовике ночью 12 сентября, а рано утром уже осматривали руины, которые раньше были знаменитым заводом «Азовсталь», детищем первых пятилеток.

Также в день освобождения Мариуполя, 10 сентября 1943 года, наркомом танковой промышленности В. А. Малышевым был подписан приказ о восстановлении второго мариупольского гиганта металлургии – завода имени Ильича. И спустя сутки назначенный приказом директор завода Александр Фомич Гармашов с группой специалистов ходил по разрушенным заводским цехам.

Сегодня такая оперативность кажется фантастикой: нам, живущим в современных реалиях, сложно представить, как можно было за сутки собрать команду, преодолеть более тысячи километров и с ходу включиться в работу.

…Завода «Азовсталь» практически не было.

«Всюду громоздились груды бетона, исковерканного металла. Полностью или почти полностью были разрушены насосная станция, паровоздуходувная станция, первая и вторая доменные печи, электроподстанции, газоочистка, компрессорная, рудные и портальные краны. На территории завода не было воды, электроэнергии, кислорода. Чтобы не распылять силы, решили взяться за домну, которая пострадала меньше других. Параллельно с этим занялись восстановлением пешеходного моста через Кальмиус, а также пекарни.

Вскоре в механическом цехе уже работали пять токарных станков. На базе уцелевших котлов коксохимзавода начали монтаж временной электростанции»,

– рассказывает о восстановлении завода «Азовсталь» книга «Азовсталь»: очерки» (Донецк: Донбасс, 1983 г.).

Энергетикам повезло – удалось найти в разрушенных цехах насосы и с их помощью дать питьевую воду на завод. А вскоре заработала кислородная станция – и это была первая восстановленная кислородная станция в освобождённом Донбассе!

Мариупольцы на разборе завалов на заводе «Азовсталь»

Мариупольцы на разборе завалов на заводе «Азовсталь»

Но сначала нужно было разобрать руины, что казалось просто невероятным – груды кирпичей, куски бетона, искорёженных металлоконструкций. Десятки тысяч мариупольцев добровольно приходили в свободное время и руками разбирали эти завалы.

Что касается завода, то его во многом пришлось построить практически заново. И только 26 июля 1945 года заработала доменная печь № 3, которую удалось всё-таки восстановить, а в ноябре того же года восстановленная мартеновская печь № 1 дала первую плавку.

Завод им. Ильича пострадал не так сильно, как «Азовсталь», его восстановление пошло быстрее. Уже 12 сентября начались работы по восстановлению цехов, а на следующий день, 13 сентября, заработал отдел рабочего снабжения. Ещё через неделю дала первое электричество восстановленная турбина, а 29 сентября директор завода А.Ф. Гармашев представил график работ и пуска восстановленных заводских объектов.

Один из сгоревших цехов завода им. Ильича

Один из сгоревших цехов завода им. Ильича

30 сентября, через двадцать дней после освобождения, весь Ильичёвский район города получил электричество.

10 ноября – через два месяца после освобождения – дала первую плавку мартеновская печь № 5, ещё через две недели вступила в строй мартеновская печь № 1, а 28 ноября – мартеновская печь № 2.

Всего к концу 1943 года завод им. Ильича произвёл 25 тысяч тонн стали, более тысячи тонн проката, кроме того успели ещё и отремонтировать 20 танков.

Напомним, за два года оккупации немцам так и не удалось получить сталь на мариупольских заводах: постоянно что-то ломалось и выходило из строя, единственное, чего сумели добиться оккупанты, – это производство зажигалок для солдат вермахта.

Густав фон Болен, чьим самым большим достижением и стали эти зажигалки, был бы очень удивлён…

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru