Информационно-аналитическое издание

Власть и оппозиция: «технология резкого контраста» (II)

Версия для печатиВерсия для печати

Часть I

Проведенные в Киеве 18 мая акции партии власти и оппозиции имели разные технологические цели, но одну принципиальную внешнеполитическую направленность. Эта цель – продемонстрировать приверженность Украины «европейскому» вектору, борьбу за «европейскость» в День Европы. И если для объединенной оппозиции «европейничанье» не стало чем-то новым, а скорее традиционным, то Партия регионов провозгласила главной целью своей акции борьбу с возрождением нацизма в стране. В то же время лозунг «В Европу без фашистов!» идеологи регионалов посчитали в равной степени политкорректным как для Запада, так и для Юго-Востока Украины.

«Восстала» ли Украина?

Технологической целью начала акции объединенной оппозиции стало отстранение от власти действующего правительства и президента. При этом политические эксперты отмечали ряд недостатков в её замысле и реализации, существенно снизивших эффективность. Так, по утверждению Владимира Фесенко, «революцию за два месяца не объявляют, потому что это значит - обречь себя на поражение» (1).

Другими словами, если рассчитывать на эффект нарастания общественного протеста по принципу «снежного кома», то катализатором выступлений должна была стать столица страны, а затем регионы, а не наоборот. В условиях, когда уровень политической активности невысок, объединенной оппозиции не удалось обеспечить главный эффект, способный впечатлить избирателей, – массовость.

На старте кампании на западе страны только Львов сумел обеспечить более-менее значительную массовку на митинге. Во всех иных случаях организаторы обвинили в фактическом провале… погоду.

Не оправдало себя и использование социальных сетей в качестве мобилизирующего средства для молодёжи. Об этом свидетельствует призыв, размещенный молодежным крылом «Фронта перемен» в Фейсбуке: «Студенты! 18 мая в 12.00 с Европейской площади отправляется всеукраинский маршрут протеста "Вставай, Украина!" Достаточно ставить лайки в соцсетях! Время действовать!» (2).

По всей видимости, главная цель акции состояла отнюдь не в массовом убеждении сторонников оппозиционеров в правильности борьбы против действующей власти.

Фактической задачей объединенных «оппов», поставленной при старте акции «Вставай, Украина!», стало привлечение внимания европейских держав и США к процессу украинской евроинтеграции. В этой связи совсем не случайно отсутствие при старте кампании лидера «УДАРа» Виталия Кличко, который посещал США и страны ЕС.

Оппозиционный «триумвират» посылал своеобразный «сигнал» европейцам и американцам о том, что не стоит подписывать соглашение об ассоциации с действующей сегодня на Украине властью, поскольку те требования, которые ЕС выдвигал к стране, не удовлетворены. Символом неудовлетворенности и должен был стать общественный протест. И сила «сигнала» в данном случае не зависит от многочисленности акции, а готовности политиков Евросоюза увидеть сам факт проявления социального недовольства, особенно в начале протестных выступлений. При желании немногочисленность акций в регионах страны можно было списать на плохую погоду, противодействие местных властей и другие причины.

Однако символичность все-таки требовала большого митинга на завершающем этапе в столице страны в День Европы 18 мая.

Антифашистский марш как основа евроинтеграции: крымский контекст

Технологический замысел акции Партии регионов состоял в повышении собственного рейтинга за счёт резкого и контрастного выделения своей политсилы на фоне объединенной оппозиции и особенно ВО «Свобода». Основная ставка регионалами в нынешней ситуации делается на вероятную безальтернативность выбора между Партией регионов и «Свободой» и представителями оппозиции на будущих президентских выборах вообще.

Для реализации схемы «яркого контраста» Партия регионов сознательно заимствует один из наиболее сильных идеологических лозунгов КПУ – борьбу с возрождением на Украине фашизма. При этом регионалам предстоит решить сложную задачу: суметь доказать избирателям, что именно они, а не коммунисты способны нейтрализовать украинских неофашистов.

Главным аргументом в этой ситуации может стать массовость народных выступлений. При этом имеется два варианта её обеспечения – активная, планомерная и длительная идеологическая работа с избирателями и кратковременная «показательная» массовость.

Впрочем, сейчас, когда в стране сильно выросла политическая апатия и абсентеизм, а наряду с этим и безразличие к призывам партии власти даже в традиционно базовых регионах Юго-Востока, инструментом создания зрительной широкой общественной поддержки остаётся административный ресурс.

Показательным примером можно считать «Антифашистский марш», проведённый 16 мая в Симферополе. На центральной площади крымской столицы собралось от 10 тысяч человек. Перед ними выступил глава крымского парламента Владимир Константинов. При формальном разнообразии партий на митинге (они входят в созданное в этом году в крымском парламенте объединение «Международный антифашистский фронт») доминирующим цветом был бело-синий.

При этом в крымских СМИ отмечалось, что на площади Ленина 16 мая присутствовало много молодёжи и работников бюджетных учреждений. Опрашивая присутствующих, журналисты выяснили, что некоторые демонстранты находились на митинге по просьбе руководства. «Мне начальство сказало, чтобы хоть 20 человек привел, а что, куда, зачем, нам знать не нужно» (3).

Манифестанты с символикой «Русского единства» в ходе митинга сожгли резиновое чучело Ирины Фарион, протестуя против идеологии и действий ВО «Свобода».

Безусловно, что все присутствующие на мероприятии разделяли тезис о том, что необходимо всячески пресекать проявления неофашизма на Украине, о чём и говорилось в принятой по его окончании резолюции.

Однако много вопросов вызывает сама организация марша и митинга, и подобных ему мероприятий в будущем.

Думается, что многие люди пришли бы на площадь добровольно, не услышь они 9 мая в поздравлении президента страны дезориентировавший многих призыв о примирении с бандеровцами, то есть идейными наследниками фашистов. В голове у простого человека, иногда далекого от политики, в силу этого рушились причинно-следственные связи: как можно сегодня мириться с неофашизмом, а завтра бороться против него?

Нечеткая идеологическая линия Партии регионов, противоречивые голосования в парламенте, стремление «угодить и нашим и вашим» вызывают у многих граждан сомнения в искренности подобного курса. Обилие партийной символики, плакатов и транспарантов создают у людей чувство присутствия на предвыборном мероприятии.

Сегодня у кого бы то ни было отсутствуют основания сомневаться в антифашистских настроениях подавляющего большинства крымчан. В то же время в адрес партии власти накопилось немало вопросов и первый из них: как же получилось так, что за три года её правления в стране сумела настолько нарастить мускулы ВО «Свобода» и сочувствующие ей политические силы? Ответ на этот во многом риторический вопрос может звучать так: сегодня только на фоне резкого контраста с ультраправой «Свободой» Партия регионов может преподнести себя в выгодном свете перед избирателями Юго-Востока, особенно разочарованными практическими действиями регионалов у власти.

Применение админресурса свидетельствует о том, что на нынешнем этапе Партии регионов пока не удаётся оторвать от КПУ её «ядерный» электорат, который теоретически при возможной низкой явке способен решить исход президентских выборов в пользу регионалов.

18 мая в столице Украины

Антифашистский марш под эгидой Партии регионов завершился принятием резолюции, в которой «Батькивщина» и «УДАР» осуждаются за «сговор с агрессивными неонацистами». Кроме того, в документе высказана «солидарность с европейским сообществом, Европарламентом, которые осудили расизм, антисемитизм и ксенофобные взгляды радикальных националистов» (7).

Между тем Европу как образец осуждения неофашизма идеализировать не следует. Достаточно вспомнить, как при молчании со стороны ЕС по улицам латвийских и эстонских городов регулярно маршируют бывшие эсесовцы. Выходит, механическое вступление в Евросоюз не является гарантией от возрождения фашизма?

В целом митинги и шествия в столице Украины 18 мая показали, что и власть, и оппозиция остались верны технологиям «резкого контраста», которые, на их взгляд, в будущем позволят сократить количество избирателей, неопределившихся со своим политическим выбором.

Если говорить об эффективности противодействия «фашизации» страны посредством массовых акций, организованных партией власти с обилием лозунгов и демонстративным привлечением большой массовки, то ожидать от них длительного и стойкого эффекта на умы электората не стоит.

Попытка «скрестить» антинацистскую риторику и «движение в Европу» все более напоминает универсальную идеологическую приманку для избирателя Юго-Востока, Центра и Запада страны, которая в реальности никогда не сработает одинаково эффективно для жителей разных регионов.

Ведь оказать реальное и сильное сопротивление усилению ультраправой риторики и идеологии в стране может только гражданское общество, которое пока, к сожалению, не созрело для контроля над идеологической платформой партии власти.

1.      http://podrobnosti.ua/opinion/2013/03/15/893762.html

2.      http://odnarodyna.com.ua/content/yacenyuku-klichko-tyagniboku-dlya-vstavay-ukraina-nuzhny-ne-layki-v-socsetyah-molodezh-na

3.      http://investigator.org.ua/news/85103/

4.      http://news.liga.net/news/politics/853968-azarov_poruchil_tabachniku_zapretit_verbovku_vuzov_na_mitingi.htm

5.      http://www.pravda.com.ua/rus/news/2013/05/15/6989859/

6.      http://lb.ua/news/2013/05/18/199952_militsiya_naschitala_bolee_40_tisyach.html?utm_source=lbua&utm_medium=link&utm_campaign=mainfeed

7.      http://lb.ua/news/2013/05/18/199977_antifashisti_osudili_oppozitsiyu.html?utm_source=lbua&utm_medium=link&utm_campaign=mainfeed

8.      http://news.liga.net/news/politics/853893-sbu_preduprezhdaet_politiki_planiruyut_draki_v_kieve_18_maya.htm

АФАНАСЬЕВ Виктор, кандидат политических наук, доцент

Фото: nbnews.com.ua

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору