Информационно-аналитическое издание

Владимир Высоцкий: «Мой дядя честных правил и настоящий патриот» (I)

Версия для печатиВерсия для печати

Эта пластинка с подписью «Дяде моему Алексею Владимировичу и тете Шуре – в день Победы, для которой они много сделали! 9 мая 1977 года»

Думаю, нет на просторах нашего исторического Отчества, кто не знаком с творчеством всенародно любимого барда и актера Владимира Семеновича Высоцкого. И если внимательным образом присмотреться к его песенному репертуару, то обнаружится довольно интересное заключение. Значительная часть его песен – это песни патриотические, восхваляющие подвиг солдата Великой Отечественной войны. Не верите? Убедитесь сами: «Я вырос в ленинградскую блокаду…»; «Позабыв про дела и тревоги…»; «Штрафные батальоны»; «На братских могилах»; «Песня о госпитале»; «Все ушли на фронт»; «А на нейтральной полосе…»; «Солдат всегда здоров»; «Высота»; «Подводная лодка»; «Корабли постоят…»; «Песня о друге»; «Вершина»; «Мерцал закат…»; «Песня у обелиска»; «В Ленинграде-городе»; «Уходим под воду»; «Война под крышами»; «Пол часа до атаки»; «Песня летчика»; «Нас тянет на дно»; «Давно смолкли залпы орудий»; «Рядовой Борисов»; «А, сыновья уходят в бой»; «Разведка боем»; «Зарыты в нашу память на века»; «Мы вас ждем»; «Черные бушлаты»; «Тот, который не стрелял»; «Прерванный полет»; «Баллада об оружии»; «Ну чем же мы, солдаты, виноваты»; «Неспокойная ночь»; «Расстрел горного эха»; «Всю войну под завязку»; «Мы взлетали как утки с раскисших полей»; «Сбивают из досок столы во дворе». И это  лишь список тех песен, которые известны. Существует еще много тех, авторство которых, касательно Владимира Высоцкого, не установлено. Впереди у нас всех славная дата – 70-летие Великой Победы. И, как заведено по традиции, ни одно торжество в этот святой день не обходится без песни Давида Тухманова и Владимира Харитонова «День Победы», которой в мае 2015-го исполняется сорок лет. Так и ни одно возложение цветов на братские могилы не обходится без сопровождения песней Владимира Высоцкого «На братских могилах».

Многочисленные исследования творчества Владимира Высоцкого считают, что военно-патриотический жанр его песен навеян боевой биографией его отца – Семена Владимировича. И в целом это так. Но в большей степени его военно-патриотическая тематика посвящена родному дяде Алексею Владимировичу, который все годы был образцом для певца и актера и которого он всегда называл: «Мой дядя честных правил и настоящий патриот». А почему так? Этому и посвящен мой рассказ.

Алексей Владимирович родился 18 июля 1919 года в Киеве, ровно на три года позже своего старшего брата Семена, отца Владимира Высоцкого. До развода родителей все они жили в Киеве дружной семьей, а потом Алексей периодически жил то у отца в Москве, то у мамы в Киеве. Мы, киевляне, гордимся киевскими корнями Владимира Высоцкого. Его бабушка Дора Овсеевна Высоцкая нашла свой последний приют в киевской земле.

Как и многие юноши той поры, Алексей, следуя стопами старшего брата, выбрал военную карьеру – стал курсантом Подольского артиллерийского училища (старший брат стал офицером связистом). Отучившись всего полгода, командиром взвода принял участие в советско-финской войне, а после ее окончания продолжил обучение в училище. С первых дней Великой Отечественной войны лейтенант Высоцкий в составе 265-го корпусного артполка участвовал в обороне Одессы, Керчи и Севастополя, во время которых командовал батареей знаменитого «богдановского» полка. До конца своих дней Алексей Владимирович вспоминал самые тяжелые бои последних дней обороны Севастополя на херсонесском пятачке в районе 35-й батареи. Как и помнил дни семейной жизни на фронте.

Все годы рядом с героем-артиллеристом и героем Одессы и Севастополя была верная Александра – его жена, боевая подруга и женщина высокой чести. По воспоминаниям дочери Ирэны, отец мечтал стать военным моряком, не просто моряком, а писателем-маринистом, но судьба сделала его артиллеристом. Со своей женой он познакомился незадолго до войны, в начале июня 1941-го. Ей было семнадцать, ему – двадцать два, но увидела она молодого лейтенанта-артиллериста и по глазам поняла: Алексей и Александра – это на всю жизнь.

А завтра … была война. Алексей писал своей Шуре, как писал письма любви, отваги и верности своему Шурику Павел Проворный. И письма его были полны оптимизма, веры в скорую встречу. Он узнал, что девушка добровольно попросилась на фронт. И рассказал об этом командиру полка Богданову. Николай Васильевич сделал все, чтобы Александру направили к ним в полк. И вот молоденький лейтенант медицинской службы, военфельдшер дивизиона прибыла в Севастополь. Коротко стриженные, вьющиеся темные волосы из-под пилотки, шинель, сапоги. Алексей с удовольствием отметил, что военная форма вовсе не портит Шуру. Наоборот, все на ней как-то ладно, женственно, даже изящно. Здесь же они поженились.

Но видеться приходилось редко - каждый из них выполнял свою нелегкую фронтовую работу. Она выносила с поля боя раненых, перевязывала, оказывала первую помощь, тяжелых отправляла в госпитали. Выросшая на Кубани Александра (а Алексей Владимирович всю жизнь звал ее только Шурой) с детства хорошо плавала, ездила верхом на коне. И теперь физическая закалка, здоровье, выносливость оказались как нельзя кстати. Все у нее спорилось в руках, такими легкими они казались: не причиняли раненым лишних страданий, легко и быстро перевязывали, безболезненно делали уколы. Поначалу было тревожно и страшно, когда кругом ухали взрывы, свистели пули, когда видела родную землю, будто вывернутую наизнанку, слышала тяжкие стоны. Но рядом почти одни мужчины. И она загоняла свой страх поглубже, чтобы не заметили.

Комбат Высоцкий (слева) со своими сослуживцами по «богдановскому» полку. Севастополь – март 1942-го.

Постепенно привыкла к ночам без сна, к крови. Вокруг была севастопольская земля. Она горела под ногами. Казалось странным, что росли на ней когда-то зеленые травы и цветы. Сорок семь бойцов вынесла Шура с поля боя. Сорок семь спасенных ею жизней. А тяжело раненого мужа вместе с командиром полка эвакуировали с херсонесского пятачка в последние дни июня 1942-го. После Севастополя полк, в котором они служили, бросили на Дон остановить наступление немцев, рвавшихся к Сталинграду. Там в боях на излучине Дона она была тяжело ранена, и возникла угроза потери зрения. Зрение вернулось, но приговор был суров – полная демобилизация. А тут еще и потеря информации о муже… Куда податься молодой, но уже без фронтовой службы женщине. Мама оставалась в оккупации. Алексей, сказали, погиб. Да и разве можно уцелеть в том аду, сквозь который они шли? Она не знала, как скоро выйдет из госпиталя. Как будет жить дальше. Белые халаты, постели, голубой квадрат окна - этим она жила целый год. А когда поправилась, ее выписали из госпиталя, демобилизовали. Надо было что-то предпринимать. Подыскала комнату. Написала в Москву отцу Алексея, спрашивала, жив ли его сын. Внизу приписала обратный адрес, ни словом не упомянув, что пишет жена. Ни денег, ни одежды у нее не было. Только то, чем снабдили в госпитале: шинель, сапоги, какая-то линялая кофта. Но свершилось чудо – в Берлине, уже в мае 1945-го, они воссоединились, чтобы уже никогда не разлучаться.

А все это время уже майор Алексей Высоцкий, освобождая Украину и Польшу, преодолевая упорное и необъяснимое сопротивление агонизирующего врага, дошел до Берлина. И все время искал Алексей свою Александру – и нашел… Еще на передовой Алексей, имея журналистский талант, неоднократно печатался в газетах «Красная Звезда» и «Известия», а его очерки, подписанные «Артиллерист А. Высоцкий», были всегда востребованы благодарным читателем.

Но кадровому офицеру быстрая демобилизация «не светила», и жена осталась с ним в Германии, где одновременно проходили службу два брата, два майора – Семен и Алексей.

Фото большой семьи Высоцких – Алексей Владимирович, Семен Владимирович, Евгения Степановна с Володей и Александра Ивановна с сыном Сашей. 1947-й

Далее служба забросила Алексея Владимировича на Западную Украину, где он занимал должность начальника штаба полка, умудрившись при этом закончить филологический факультет Закарпатского государственного университета. И именно там, во время службы в Закарпатье, свершилось то, что стало началом взлета Владимира Высоцкого. К тому времени семья Володи распалась, и его взяли дядя с тетей, которые не только обогревали любимого племянника добром, вниманием и лаской, но и увидели в нем задатки большой творческой личности. И нашли время заниматься с ним, в т.ч. и в музыкальной школе. Это Владимир Семенович помнил всю жизнь, отсюда и глубочайшая любовь к своим родным. Все, кто помнил семью Алексея и Александры Высоцких (причем не только дочь, ставшая, как и отец, писательницей), говорят о ней только добрые и ласковые слова. А еще на что все всегда обращали внимание – это душевность в глазах Александры Ивановны и шутливо-озорной Алексей Владимирович.

Семья после демобилизации (а в ней уже, кроме сыночка Сашеньки, появилась и дочь Ирэна) переехала в Москву. И полковник запаса Алексей Высоцкий вновь сел на ученическую скамью – стал студентом заочного отделения факультета журналистики МГУ. С этого момента началась не только творческая биография самого Алексея Владимировича, но и его наставничество по отношению к талантливому племяннику.

(Окончание следует)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору