Информационно-аналитическое издание

Владимир Даль: «Назначение человека – именно то, чтоб делать добро»

Портрет В.И. Даля работы Перова 1872 год
Версия для печатиВерсия для печати

22 ноября 1801 года в Луганске появился на свет выдающийся русский этнограф, фольклорист и писатель Владимир Иванович Даль. Литературное наследие Даля, в первую очередь его «Толковый словарь живого великорусского языка», не утратило своего значения до сих пор. Особенно в условиях, когда на Украине пытаются искоренить русский язык, а жители Донбасса с оружием в руках отстаивают свою русскую идентичность.

Даль родился в посёлке Луганский завод, ныне город Луганск, в интернациональной семье. Отец Владимира Йохан Кристиан Даль – обрусевший датчанин, принявший российское подданство и взявший русское имя Иван Матвеевич Даль. Он был известным лингвистом, богословом и врачом, знал восемь языков. Мать  Юлия Христофоровна Фрейтаг – из рода французских гугенотов и немцев. Она занималась литературными переводами западных авторов на русский, владея пятью языками. Очевидно, именно мультиязычная семья и предопределила будущее Владимира Даля.

В 13,5 года Владимир поступает на учёбу в петербургский Морской кадетский корпус и оканчивает его в звании мичмана. Он служит на Черноморском и Балтийском флоте Российской империи на протяжении пяти лет, но из-за проблем со здоровьем оставляет службу и поступает учиться на медицинский факультет Дерптского университета (ныне Тарту). Во время учёбы знакомится с известным российским хирургом Николаем Пироговым. В Дерпте Даль пробует писать первые стихи и прозу.

Владимир Даль в молодости

Учёбу юноше пришлось прервать из-за начавшейся русско-турецкой войны 1828-1829 годов. Даль досрочно сдаёт экзамены и получает степень доктора медицины и хирургии, после чего отправляется в действующую армию. Затем он принимает участие в польской кампании 1831 года, показав себя во время военных действий не только как умелый врач, но и инженер, соорудивший мост для переправы через Вислу. За участие в этих военных кампаниях Николай I наградил Владимира Даля орденом Святого Владимира 4-й степени с бантом.

После окончания войны Владимир Иванович приезжает в Петербург и работает ординатором в петербургском военно-сухопутном госпитале. За время работы в Петербурге Даль показал себя искусным врачом, особенно в области офтальмологии. Он успешно провёл более 40 операций по удалению катаракты. Даля часто приглашали ассистентом друге врачи, так как он одинаково хорошо владел правой и левой рукой. Кроме хирургии и офтальмологии, Владимир Иванович заинтересовался гомеопатией и стал одним из её основоположников в России.

В это же время Даль продолжает заниматься литературной деятельностью и публикует несколько повестей и рассказов под псевдонимом Казак Луганский.

Первый литературный успех к нему приходит после издания в 1832 году «Русских сказок». Но одновременно с литературным признанием у Даля возникает конфликт с жандармским управлением, которое усмотрело крамолу в этой книге. Нераспроданные экземпляры сказок были изъяты из продажи и уничтожены. Избежать заключения Далю помог известный поэт Василий Жуковский, бывший наставником наследника престола. Из-за повышенного интереса жандармерии Владимир Иванович в 1833 году отправляется из столицы в Оренбург, причём как чиновник особых поручений при губернаторе. В 1837 году он сопровождает будущего императора Александра II во время его поездки за Урал. Находясь в Оренбурге, Даль помогал сосланному туда в солдаты Тарасу Шевченко. Он организовал его перевод из казарм на частную квартиру, а затем способствовал его освобождению.

В 1839-1840 годах Даль участвует в Хивинском походе, во время которого не только выполняет обязанности врача, но и собирает географические и этнографические сведения о Средней Азии.

В 1849 году его переводят в Нижний Новгород управляющим удельной конторой. Здесь он проработал на протяжении 10 лет. Наконец в 1859 году он выходит в отставку, переезжает в Москву и занимается своим «Толковым словарём».

Владимир Иванович унаследовал родительскую склонность к языкам. Он владел немецким, французским, английским, польским, казахским, татарским, башкирским, сербским, болгарским языками, читал и писал на латыни, знал малороссийское и белорусское наречия.

Владимир Иванович был знаком со всеми известными писателями и поэтами тех лет. Николай Гоголь писал о Дале: «Все у него правда и взято так, как есть в природе». 

Литературный критик Виссарион Белинский считал, что Даль «после Гоголя это до сих пор решительно первый талант в русской литературе».

С Александром Пушкиным его связывала настоящая дружба. Именно Пушкин, с которым Даль познакомился в 1830 году, дал идею Далю издать собранные им слова и пословицы русского языка в виде словаря. Владимир Иванович вспоминал слова Пушкина: «Ваше собрание не простая затея, не увлечение. Это совершенно новое у нас дело. Вам можно позавидовать – у вас есть цель. Годами копить сокровища и вдруг открыть сундуки перед изумлёнными современниками и потомками!»

Даль и Пушкин обменивались сюжетами сказок, и Пушкин подарил ему свою «Сказку о рыбаке и рыбке» с автографом «Твоя от твоих! Сказочнику Казаку Луганскому – сказочник Александр Пушкин». Даль был проводником Пушкина, когда тот приезжал в Оренбург, собирая материал для написания «Истории Пугачёвского бунта».

Владимир Иванович присутствовал при последних днях жизни великого поэта как его друг и врач. Впоследствии он издаст мемориальный документ «Смерть А.С. Пушкина». В нём приведёт последние слова поэта: «Жизнь кончена, тяжело дышать... давит». От вдовы Пушкина он получит в подарок простреленный сюртук, в котором был на дуэли поэт, а сам Александр Сергеевич перед смертью подарил Далю перстень, который тот никогда не снимал с руки.

Главным делом жизни Владимира Даля был четырёхтомный «Толковый словарь живого великорусского языка», начавший издаваться в 1861 году. В предисловии к нему Даль сообщал: «Писал его не учитель, не наставник, не тот, кто знает дело лучше других, а кто более многих над ним трудился; ученик, собиравший весь век свой по крупице то, что слышал от учителя своего, живого русского языка». Материал для него он собирал на протяжении 53 лет, с ранней юности до последних дней. Эта работа выдержала уже десятки переизданий и до сих пор не потеряла своей актуальности. По словарю Даля до сих пор проверяют свою грамотность и подбирают синонимы. 

Переиздание «Толкового словаря» Даля.

Известный советский детский писатель Корней Чуковский считал: «Нужно, чтобы переводчики всячески пополняли свой мизерный запас синонимов. Даль – вот кого переводчикам нужно читать».

Владимира Ивановича очень огорчало, что русское дворянство и интеллигенция предпочитают общаться на французском или немецком языках, а живой русский язык остаётся уделом простонародья. Он говорил, что русский язык «втиснут в латинские рамки и склеен немецким клеем» и старался бороться с «чужесловами», находя для иностранных терминов аналоги в русском языке. Даль писал: «Живой народный язык, сберёгший в жизненной свежести дух, который придаёт языку стойкость, силу, ясность, целость и красоту, должен послужить источником и сокровищницей для развития образованной русской речи».

Его словарь содержит около 200 тысяч слов и 30 тысяч пословиц и поговорок. После его издания Даль был удостоен звания почётного члена Академии наук и получил Ломоносовскую премию.

Кроме фундаментальных трудов – «Пословицы русского народа» и «Толкового словаря», Даль издал книгу «О поверьях, суевериях и предрассудках русского народа», множество статей, очерков, сказок, повестей и рассказов. Публикации пословиц препятствовала цензура, и Даль написал на сборнике «Пословица не судима». Он является основоположником изучения различных наречий и говоров России. Даже известная с раннего детства «Курочка Ряба» принадлежит его перу.

Владимир Иванович стал одним из основателей Русского географического общества. Был избран членом-корреспондентом Петербургской академии наук по отделению естественных наук.

Лютеранин по вероисповедованию, Владимир Иванович Даль в конце жизненного пути принял православие, но всю свою жизнь он вёл себя как православный христианин. Во время беседы с писателем Мельниковым-Печерским он утверждал: «Самая прямая наследница апостолов, бесспорно, ваша греко-восточная Церковь, а наше лютеранство дальше всех забрело в дичь и глушь… Православие – великое благо для России, несмотря на множество суеверий русского народа... Сколько я ни знаю, нет добрее нашего русского народа и нет его правдивее, если только обращаться с ним правдиво… А отчего это? Оттого, что он православный… Поверьте мне, что Россия погибнет только тогда, когда иссякнет в ней Православие».

Музей и памятники Далю в Луганске.

В честь великого земляка в Луганске именем Даля названы улица, школа и Восточноукраинский национальный университет. В доме семьи Даля открыт Литературный музей, возле которого стоит памятник писателю. Музей Даля имеется и в Москве, в доме, где он прожил последние годы. Улицы, названные его именем есть во многих городах России и в Николаеве, где его семья прожила 16 лет. На Украине Даля причислили к «українськім вченим», правда, не вдаваясь в подробности его биографии и научных трудов.

Слова Владимира Даля о том, что «назначение человека – именно то, чтоб делать добро», можно считать его духовным завещанием.

Заглавное фото: Портрет В.И. Даля работы Перова 1872 год

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru