Информационно-аналитическое издание

Вильнюсский саммит: итоги и перспективы

Версия для печатиВерсия для печати

Вильнюсский саммит стал историей. Формальный его итог – Украина и ЕС так и не подписали ни одного документа в отношении Соглашения (Соглашение) об ассоциации (парафировано соглашение о совместном авиапространстве). Хотя, по информации, распространявшейся накануне саммита, Украина и ЕС должны были подписать документ, который закрепил бы курс Украины на евроинтеграцию и в котором была бы подчеркнута готовность Украины подписать Соглашение об ассоциации в ближайшем будущем. Об этом говорил, например, А. Яценюк: «Сейчас рассматривается вариант подписания альтернативного документа между Украиной и ЕС».

Между тем до самого вечера 28 ноября европейские политики все еще пытались уговорить Украину подписать соответствующий документ. Ш.Фюле отметил, что «Соглашение можем подписать, как только Украина будет готова». Про возможность подписания Соглашения 29 ноября говорил и глава МИД Литвы: «Исходя из тех сигналов, которые мы длительное время получали из Киева, кстати, иногда противоречивых, я бы не сказал категорично, что ее (вероятности) не существует».

О готовности Европы в любой момент вернуться к теме Соглашения заявили и два ключевых европейских политика – глава Евросовета Х. ван Ромпей и глава Еврокомиссии Ж.М. Баррозу. Как и говорил несколько ранее Ш.Фюле, общая позиция ЕС сводится к тому, чтобы вернуться к вопросу подписания Соглашения на будущей встрече в верхах Украина-ЕС, которая состоится в начале весны 2014 года.

Что же касается возможности трехсторонних переговоров в формате Украина-ЕС-Россия, то Брюссель отбрасывает даже саму возможность подобного: «Не думаю, что это произойдет… ЕС не ведет переговоров о своей политике с Россией». О том же говорится и в заявлении вице-президента Европейской народной партии Я.Сариуша-Вольски: «Было заявлено абсолютно четко, что трехстороннего диалога быть не может». О том же сказал и глава Еврокомиссии Ж.М. Баррозу: «Трехсторонние переговоры для нас неприемлемы. Мы провели переговоры и парафировали Соглашение с Украиной, и когда ты заключаешь двухсторонние соглашения, вмешательство третьей стороны является неприемлемым».

Однако подобная идеалистическая риторика еврочиновников и брюссельских политиков несколько диссонирует с тем, что сказала А. Меркель: «Мы как Европейский союз должны поговорить с Россией, чтобы избежать подхода «мы или они» относительно Украины. Это занимает много времени и тут как раз роль для Германии, которую она может сыграть». Даже если не обращать внимания на интересную позицию А. Меркель, которая фактически поставила знак равенства между Германией и ЕС как единым субъектом, становится очевидно, что Германия готова включиться в прагматические переговоры в трехстороннем формате. Даже притом, что на это явным образом не хочет идти Брюссель.

Еще один вопрос, по которому внутри ЕС может возникнуть серьезный раскол по украинской проблеме, -  это вопрос финансовой помощи. Ш.Фюле 28 ноября во время бизнес-форума отметил, что удивлен суммой, которую называет Киев: «Цифра в 160 млрд. евро, которую цитируют некоторые личности как оценку потерь, которые ожидают Украину, является несоразмерной и не заслуживает доверия». Министр иностранных дел Польши Р.Сикорский вообще призвал Украину «не торговаться», а проводить реформы, беря пример с Молдовы.

Целостно позицию брюссельской бюрократии по этому вопросу высказал посол ЕС на Украине Я. Томбинский (отдельные фрагменты этой статьи дословно соответствуют тому, что позже говорил Ш.Фюле).

Среди прочего он указал на несколько принципиальных моментов. Первый и самый главный – никаких компенсаций: «Украина просит ЕС компенсировать убытки, причиненные ее экономике Россией. Почему ЕС должен покрывать убытки, причиненные другими сторонами? Мы не собираемся оплачивать долги Украины».

Во-вторых, по его мнению, сумма заявленных компенсаций совершенно неразумна, и ЕС предлагает Украине исходить из ситуации начала 90-х по отношению к странам бывшего соцлагеря: «Позвольте привести несколько примеров, которые демонстрируют успехи так называемой десятки (ЕС-10) – стран бывшего соцлагеря – в период с 1990 по 1996 год. Только за указанный период ВВП на душу населения в этих странных вырос на 37%, инвестиции на душу населения выросли на 40%, а объемы экспорта на душу населения – на 44%». Все красиво, только господин посол забыл упомянуть, что названные страны не были в ситуации распада такого государства, как СССР (а в Чехии и Словакии была не столь масштабная промышленность, как в распавшемся СССР, а простые кооперационные связи легко восстановились в рамках ЕС). Польше списали долги. Да и сам ЕС в то время находился на экономическом подъёме, а не в состоянии рецессии, как сейчас.

И, наконец, третье, подчеркивал посол, никаких планов «Б»: все требования должны быть выполнены, реформы проведены и самое главное - никакого участия третьих сторон в этом процессе быть не должно и не будет. Последнее, конечно, относится к России: «Мы целиком готовы пояснить влияние Соглашения на Россию через наши двухсторонние контакты, но мы не согласны давать России право вето или любые иные особые права».

Подобное «единство мнений» о финансовой помощи Украине, на самом деле, не такое уж единственно возможное. Экс-президент Польши А.Квасьневский сказал журналистам, что «ЕС готов серьезно говорить про экономическую поддержку Украины». Эту позицию можно было бы и не принимать в расчет, если бы чуть позже Германия не высказала полную поддержку работы миссии Кокса-Квасьневского и даже предложила возобновить ее, но при руководящей роли Германии.

Для Брюсселя это была явная неожиданность, поскольку даже президент Европарламента М.Шульц заявил: «Для меня это [позиция Германии] было сюрпризом». Похоже, что будет реализовываться план работы комиссии, который недавно был озвучен одним из европарламентариев: комиссия вместо абстрактных разговорах о деле Тимошенко должна заниматься конкретными экономическими проблемами Украины и поиском путей их решения.

Похоже, что Германия действительно всерьез раздумывает о том, не предоставить ли Киеву финансовую помощь. Однако для принятия окончательного решения ей нужно нечто большее, чем просто заверения украинской стороны. А. Меркель хочет поговорить с В. Путиным. Об этом прямо не говорилось, но явным образом подразумевалось. Более того, в одном из проектов финальной резолюции саммита предполагалось закрепить возможность оказания Киеву финансовой поддержки, но только после подписания Соглашения. Киев на это не пошел. Классический спор «утром деньги – вечером стулья» только в международном масштабе зашел в тупик.

Украинская сторона официально заявила об условиях, необходимых для подписания в ближайшей перспективе Соглашения с ЕС: разблокирование программ бюджетной секторальной поддержки ЕС, выделение ресурсов макрофинансовой помощи; скорейшее восстановление эффективного взаимодействия на приемлемых условиях с МВФ и ВБ; пересмотр ЕС торговых ограничений в отношении отдельных позиций украинского экспорта; активное участие ЕС и международных финансовых институтов в модернизации украинской ГТС как ключевого элемента энергетической сети; согласованный план действий с целью разрешения противоречий и урегулирования проблем в торгово-экономическом сотрудничестве с Россией и другими членами ТС, которые связываются с созданием зоны свободной торговли между Украиной и ЕС.

На последнем В. Янукович настаивает особенно. Причем увязывает это и с вопросом дальнейшего функционирования ГТС: «Я уверен, что у нас есть огромное количество вопросов, которые нам нужно в ближайшее время решать сообща: Украина-ЕС-Россия. В этом треугольнике есть вопросы и ГТС, которые мы обсуждали не только с руководством Еврокомиссии, но и на двухстороннем уровне, например с А. Меркель».

Говоря в целом, Вильнюсский саммит для Украины закончился позитивно (несмотря на истерические крики украинской проевропейской прессы).

В первую очередь потому, что были четко расставлены акценты и позиции сторон, а Европа и Украина получили возможность более взвешенно подойти к процессу подписания Соглашения. Как справедливо отметила канцлер Германии А. Меркель, «временных рамок нет», «этот исторический процесс может тянуться долго», процесс не будет ни быстрым, ни простым. Безусловно, ЕС будет стараться подтолкнуть Украину к подписанию нужного документа как можно быстрее – уже в марте на саммите Украина-ЕС, однако ввиду явных противоречий по данному вопросу в самом ЕС немалое время уйдет на разрешение внутренних противоречий. После формирования нового коалиционного правительства ФРГ может состояться визит В. Януковича в ФРГ.

Тем более что в связи с провалом Вильнюса (с точки зрения ожиданий некоторых бюрократов и политиков в Брюсселе), могут последовать определенные кадровые изменения в среде тех, кто отвечал за «украинский вопрос» в Брюсселе.

Кроме того, если Германия действительно возьмется за дело более основательно, то, возможно, стоит ожидать и изменения самого формата переговорного процесса. Ближайшие 3-4 месяца (до саммита Украина-ЕС) могут стать не менее горячими, чем последние два.

Фото: lenta-ua.net

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru