ссылка

Виктор Чижиков: «Мишка налагает на меня ответственность…»

Увеличить шрифт
А
А
А

26 сентября исполнилось бы 85 лет выдающемуся отечественному иллюстратору детских книг Виктору Чижикову. Создатель образа олимпийского Мишки не дожил до юбилея совсем немного – художник ушёл из жизни 20 июля, в год празднования 40-летия Московской олимпиады.

Его знаменитый медведь за эти сорок лет пережил не только триумф, но и множество злоключений. С самого момента создания Чижикову было отказано в признании его авторских прав, и с тех пор образ Мишки бесконтрольно эксплуатируется – подчас в искажённом виде. Известна неприятная история, когда художник по инициативе группы юристов судился с телеканалом НТВ за использование образа Мишки и проиграл – суд не признал его авторства. Надо отметить, что медведь был использован телевизионщиками весьма фривольным образом: в течение 33 передач он «летал» в самых разных местах – то фигурировал в качестве наколки на груди какого-то подозрительного типа, то оказывался занесённым к стриптизёршам.

А в чешском «музее коммунизма» Мишке пририсовали автомат Калашникова и сняли пояс с олимпийскими кольцами – плакат с этим изображением был расклеен в пражском метро.

Автора такое положение дел расстраивало и возмущало, о чём он неоднократно говорил в интервью:

«…Я бы, например, не согласился, чтобы на моего героя навешивали автомат. Мишка был создан для совершенно иных целей. Это спорт, это гостеприимство, это радушие хозяина Олимпийских игр, и не более…»

Чижиков сделал множество эскизов медведя, пока нашёл тот самый:

«То, что мне поручили, я сделал хорошо. То, что вы разрушаете моё создание на протяжении 35 лет – ни извинений, ни отчётов, отсутствие авторских прав – это никого не волнует. Я не пойду в Международный суд, чтобы уличить там пару паршивцев... Мишка налагает на меня ответственность: не суетиться. Ты создал героя и относись к нему как к герою!»

Ходят слухи, что рисунок Чижикова видели даже в Новой Гвинее, на Берегу Миклухо-Маклая. Наши моряки торгового флота, зайдя в местный бунгало, увидели какого-то шамана, за спиной которого висел плакат с изображением олимпийского мишки.

А та самая фигура медведя, которая улетала с олимпийского стадиона в 1980-м, какое-то время хранилась в павильоне «Юный техник» на ВДНХ, а потом её съели крысы.

Однако судьба олимпийского медведя – чуть ли не единственная печальная история в творческой истории Чижикова. Всю жизнь он посвятил иллюстрированию детской книги. С ранней юности до последних лет художник был востребован, работал много и с наслаждением, не теряя любопытства и жизнерадостности.

С детства будущий иллюстратор получал яркие впечатления. Сильным было влияние отца-архитектора, который был призван в Красную армию в 1942 г. и присылал сыну рисунки с фронта. На одном из них отец изобразил себя в форме морского пехотинца, втыкающего штык в зад наклонившемуся фашисту. На обратной стороне была подпись: «Это папка даёт немцу пить из Волги». Юный Чижиков вдохновлялся примером отца и дома разрисовывал стены.

Важная встреча случилась у будущего художника в эвакуации: там он познакомился с дядей Лёвой, одиноким инвалидом, вернувшимся с фронта без обеих рук. Познакомились они так: безрукий мужчина спас маленького Чижикова, тонувшего в Волге. Несмотря на тяжкие увечья, дядя Лёва умудрялся неплохо рисовать, вести стенгазету и заведовать почтовым отделением. Кроме того, он устроил «книжный клуб» – собирал у себя в доме детишек, как местных, так и эвакуированных, и вместе с ними читал книги.

Поразительная история, в очередной раз напоминающая нам, сколько настоящих героев страны не узнано, не признано, сколько прекрасных скромных людей где-то в деревнях, в маленьких городках творят настоящие чудеса, о которых, быть может, никогда не узнают в столицах.

Ещё одно яркое и судьбоносное детское воспоминание Чижикова – встреча с Корнеем Чуковским. Маленький Чижиков подбежал к писателю и попросил того отдать ему свой букет. Потом художник признавался, что это был самый красивый букет в его жизни – с красными, синими и жёлтыми цветами. Чуковский, можно сказать, благословил мальчика, отдав ему цветы. А Чижиков много лет спустя вспоминал эту встречу, когда иллюстрировал «Доктора Айболита».

Его работы полны озорства, его линии и штрихи энергичны, композиции динамичны и всегда создают эффект интенсивного движения — всё вращается, куда-то летит, бежит, стремится. Его персонажам не сидится на месте, они пышут жизнью и здоровым азартом. Художник говорил, что предпочитает рисовать сюжет, в котором есть «интрига», пусть даже это будет «мордобой – чем больше людей дерутся, тем мне интереснее». 

Поразительно, но факт: художник страдал дальтонизмом. В это трудно поверить, глядя на его яркие и сочные работы.

Он очень пристально относился к прорисовке деталей: считал, что детская книга – важнейший источник познания мира для ребёнка, и что на рисунках всё должно быть «правильно», полностью соответствовать законам природы и взаимосвязям всего живого в мироздании, будь то изображение животного или воспроизведение какого-нибудь механизма.

Художник утверждал, что он не лирик, а юморист. Ироничные улыбчивые зубастые коты стали одним из знаков авторского стиля Чижикова – он создал огромное количество «кошачьих»  изображений. В конце концов, в соавторстве с Андреем Усачёвым эти коты были «подытожены» в великолепном издании «333 кота». Усачёв сочинил небольшие стишки к котопортретам Чижикова.

Детские книги всегда играли огромную роль в формировании вкуса, чувства прекрасного, нравственных устоев, в развитии воображения у подрастающего поколения. Все мы помним свои первые, давно и горячо любимые книжки, которые многократно перелистывали и заучили наизусть. Иллюстрировали их настоящие мастера – Г. Калиновский, Е. Чарушин, Ю. Васнецов, братья Траугот, Г. Спирин и др.

Филолог Юрий Левинг в статье памяти художника писал: «… Чижикову говорить много не нужно было. Он просто из своего частного рабочего угла десятилетие за десятилетием, целенаправленно и деловито формировал эстетику сначала советского, а позже и постсоветского ребёнка. Дети вырастают, имена художников забываются (если говорить начистоту, многие никогда и не утруждаются запомнить неблагодарную мелкую подпись), но корпус их работ, этот пигментный нарратив с годами приобретает монолитность, превращаясь в то, что принято называть «стилем эпохи».

В среде критиков СССР мнение, что в советское время представители творческих профессий буквально «бежали» в детскую литературу,  иллюстрацию, мультипликацию, чтобы укрыться от идеологии соцреализма и её цензуры. Вот что В. Чижиков думал по этому поводу:

«Так говорят люди, которым это выгодно. А те, кто естественным образом влился в детскую литературу, так не считают. Мои друзья никогда не были ни диссидентами, ни идеологами. Какая идеология, когда у Лосина, например, были великолепные иллюстрации к «Генералу Топтыгину» Некрасова, когда у него пушкинский Балда – это обалдеть можно, какой замечательный тип! Его никто никогда не загонял в детскую литературу – он её выбрал. Он мог быть великолепным живописцем – это рисовальщик экстра-класса! Убежищем детская литература была для халтурщиков, когда душа не звала в детскую литературу, а вынужден был где-то перекантовываться – но это не о моих друзьях и не обо мне». 

Сам Чижиков состоял в союзах журналистов и художников, при этом оставаясь вдали от конфликтов и интриг. Работал, как бы сейчас сказали, фрилансером – заказы от разных издательств и журналов брал на дом.

Иллюстрация В.Чижикова к книге Э.Успенского «Меховой интернат»

Иллюстрация В.Чижикова к книге Э.Успенского «Меховой интернат»

Отрадно, что есть достойная смена в кругу детских иллюстраторов. Появляются новые издательства детской литературы, например «Розовый жираф» или «Самокат». С помощью молодых талантливых художников – М. Покалева, З. Суровой, И. Олейникова, В. Семыкиной и других – они формируют  обновлённое и свежее, современное лицо детской книги. Стали также появляться интерактивные книги для планшетов, где картинки могут двигаться – в те времена, когда Чижиков создавал своих персонажей, подобное казалось фантастикой. В разработке художественной части и здесь задействованы замечательные художники. Правда, новые книги не печатаются такими тиражами, как это бывало в советские времена, когда миллионы книг расходились по всей стране.

В. Чижиков считал: чтобы найти путь к сердцу современного ребёнка, избалованного всяческими гаджетами, нужно всего только быть искренним. Хочется надеяться, что так и есть, что искренность по-прежнему будет находить отклик среди новых поколений. И что новейшее время породит новых искренних детских художников, работы которых будут совсем нестрашными и очень добрыми.

На фото. Иллюстратор детских книг Виктор Чижиков

3543
Поставить лайк: 961
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору