Информационно-аналитическое издание

Ватикан огорчил униатов

Шевчук и Папа Римский Франциск
Версия для печатиВерсия для печати

Вслед за ПЦУ-СЦУ терпит фиаско УГКЦ. Глава грекокатоликов Святослав Шевчук, так мечтавший повысить свой статус до патриарха, вернулся из Ватикана с печалью в глазах… А какие были ожидания! Революционные. Не случилось. Ватикан определил Шевчуку иную роль. При этом мечты униатов не отметаются напрочь, но…

Расклад такой. На Украине в узких кругах с весны широко анонсировалась поездка епископата УГКЦ во главе с Шевчуком в Ватикан. Говорилось об «уникальном формате», прежде небывалом – двухдневном мероприятии во главе с папой римским Франциском.

Святослав Шевчук, имеющий титул «верховный архиепископ Киево-Галицкий», намекал, что на встрече с понтификом будет обсуждаться «весь блок вопросов, который касается общественно-политической и гуманитарной ситуации Украины…». «Будем говорить о нашей Церкви в глобальном масштабе…» – загадочно обещал он.

Таким образом, украинские униаты видели перед собой не только религиозные, но и политические цели. В глобальном масштабе!

Оно и понятно: «На встречу приглашены все наши митрополиты не только из Украины, но и из Бразилии, Канады, США, Польши...» Многозначительно подчёркивалось, что «определенные экспертные круги Апостольской Столицы понимают, что ключом к пониманию ситуации на Украине является УГКЦ».

Ожидания подогревались Апостольским нунцием (дипломатическим представителем Франциска), который обещал униатам сюрприз.

И они размечтались. Первая мечта: произойдёт канонизация митрополита Андрея Шептицкого (гитлеровского коллаборанта, между прочим). Вторая: Мукачевскую епархию, которая находится под прямым управлением Ватикана, передадут под юрисдикцию УГКЦ. И главная мечта – УГКЦ будет дан статус патриархата. Патриархат – высший ранг поместной церкви восточного обряда в структуре римско-католической церкви.

Ожидаемое повышение именовали не иначе как «историческим событием, сравнимым с получением «томоса» и созданием СЦУ. О «патриаршестве» говорили как о вопросе, почти решённом. Шевчук перед поездкой о своей настырности: «Мы просим его (Франциска. – Авт.) об этом на каждой встрече, в частности, когда говорим о том, как мы живём… С нашей стороны, мы делаем всё для того, чтобы функционировать как патриаршая церковь…» В случае получения желаемого на Украине, помимо «почётного патриарха Филарета», появился бы «патриарх Святослав», имеющий статус выше статуса Думенко («митрополита» Епифания в ПЦУ-СЦУ), который о патриаршестве Варфоломею уже и не заикается.

Из всего этого в туманной перспективе Шевчуку рисовался проект объединения УГКЦ с ПЦУ-СЦУ с собой во главе.

Важный аспект: Шевчук отправлялся в Рим в воинственном состоянии духа, ожидая от пантифика прямого осуждения «агрессора». Он смело рассуждал о главном политическом вопросе: «Без сомнения, война не может закончиться миром любой ценой… Если мир означает всё потерять, то это не будет мир, это будет капитуляция… Если теперь под словом «мир» понимают любой ценой согласие на условия агрессора, тогда фальшиво само понятие мира как такового». Он ехал в Рим услышать подтверждение своим соображениям об «агрессии Путина», которые вдавлены в извилины многих украинцев (не без помощи униатов) стальным штампом пропаганды.

Но что же услышал Шевчук и иже с ним в Ватикане?

Встреча иерархов УГКЦ с папой римским Франциском состоялась, как и планировалось, 5 и 6 июля. Присутствовали на ней руководители дикастерий (ведомств) Римской курии. Сюрпризом для УГКЦ оказалось то, что никакие их мечты исполнены не были. «Это был тот случай, когда формат разговора стал важнее ее содержания», – написали униатские публицисты, стараясь скрыть провал Святослава Шевчука.

Франциск обратился к гостям с вразумлением, с напоминанием о Евангелии и Христе. Для украинской делегации, судя по всему, это оказалось неожиданностью. Франциск описал им реальность, не прибегая к штампам: «Украина уже длительное время переживает сложную и деликатную ситуацию, уже более пяти лет она поражена конфликтом, который многие называют «гибридным», состоящим из военных действий, в которых ответственные маскируются; конфликтом, в котором слабые и малые платят самую высокую цену; конфликтом, отягощённым пропагандистскими фальсификациями и разнородными манипуляциями, включая попытку вовлечь в конфликт религиозный аспект». О как! Совсем не того ждали. Ждали «про агрессию».

Пассаж о религиозном аспекте, который вовлечён в украинский конфликт – это попросту второй щелчок по носу Святослава. Первый был в «Гаванской декларации» 2016 года, где было определено, что «метод «униатизма» прежних веков, предполагающий приведение одной общины в единство с другой путем её отрыва от своей Церкви, не является путём к восстановлению единства». Тогда Шевчук протестовал, полагая, что документ «должен быть не богословским, а общественно-политическим». Его тянуло в глобальную политику.

Теперь же глава УГКЦ жаждал одобрения Франциском бойни в Донбассе. Понтифик же выразил явное желание перенастроить униатов на мирный лад, выдернуть их из болота, куда они загнаны хлыстом собственных горделивых мечтаний.

Папа мягко внушал униатам: «Я хочу призвать вас всех, как пасторов святого народа Божьего, уделять первостепенное внимание основной вашей деятельности: молитве, духовной жизни. Это – главная работа… В ночь конфликта, который вы проходите, как в Гефсимании, Господь просил своих людей «наблюдать и молиться»; не защищаться, не говоря уже о нападении. Но вместо молитвы ученики спали, а по прибытии Иуды вытащили свои мечи. Они не молились и впали в искушение, в искушение мирского…» Но униатам всегда и хотелось «мирского» – пануваты!

В Ватикане Святослав Шевчук назойливо приглашал папу римского Франциска посетить Украину. Приглашал в официальной обстановке, приглашал, «когда встретились со Святейшим Отцом во время ужина в доме Святой Марты». Франциск уклончиво ответил: «Я подумаю».

Киевские публицисты провал миссии Святослава Шевчука традиционно отнесли к проискам Владимира Путина, который виделся с Франциском 4 июля, накануне «исторической встречи» униатов с папой.

При этом католические издания Италии говорили о визите российского президента в Ватикан с оттенком гордости за Франциска: мол, Путин считает понтифика «влиятельным игроком и моральным авторитетом на глобальной сцене», поэтому эта встреча стала возможной. По итогам встречи Радио Ватикана сообщило, что во время аудиенции в центре обсуждений между Франциском и Владимиром Путиным были «вопросы, имеющие важное значение для жизни Католической Церкви в России».

Списывать провал униатов в Ватикане на «происки Кремля для украинских «мыслителей» – дело привычное. Однако при прочтении обращения Франциска к делегации УГКЦ 5 июля становится ясно: а) текст обращения готовился не спеша, в нём выверено и взвешено каждое слово; б) общее направление, которое задано было УГКЦ Гаванской декларацией, сохранено.

В интервью Радио Ватикана после двухдневной встречи с понтификом глава УГКЦ раскрыл некоторые её важные подробности. Существенно, что Шевчук помнит, что Гаванская декларация «осуждает униатство как метод восстановления единства Церкви». При этом ни с того ни с сего Шевчук вдруг прибегает к цитированию Иоанна Павла II на тему экуменизма: «Сегодня Украина имеет еще больше причин называться лабораторией экуменизма»… Однако в 2013 году, накануне евромайдана, Шевчук понимал под экуменизмом общие для всех существующих на Украине церквей задачи «спасения душ тех, кто рядом, но пока не идентифицировал себя ни с одной Церковью». «По его убеждению, экуменизм не имеет ничего общего с прозелитизмом. О прозелитизме можно говорить тогда, когда одна Церковь стремится отколоть часть другой и таким образом увеличить количество своих верующих. «Такой тип сближения Церквей мы осуждаем», – отметил Глава УГКЦ», – писал в то время информационный ресурс УГКЦ.

Спустя пять лет тот же самый униат Шевчук заговорил об экуменизме в свете возможного срастания УГКЦ с… СЦУ-ПЦУ, которая является просто эталоном того, что верховный архиепископ Киево-Галицкий осуждал в 2013-м! «Мы хотим быть не препятствием, а катализатором экуменизма», – заявляет он,  но что теперь стоит за этими словами? В униатских кругах, как и в среде «томосят», действительно рассматривается проект слияния УГКЦ и ПЦУ. В случае обретения униатами своего патриарха, с учётом ситуации в ПЦУ-СЦУ и выбрыков «почётного патриарха Филарета» объединение возможно вокруг УГКЦ. Как бы это ни казалось невероятным, но, как известно, этого не отвергал после получения «томоса» и Думенко (Епифаний). При объединении в «Единую поместную украинскую церковь» новая структура, по мысли её отцов, вероятно, может уйти и в «автономное плавание», как в своё время ушла англиканская церковь из лона Римско-католической церкви, став самостоятельным течением в христианстве, представляя собой «средний путь» между католицизмом и протестантизмом – очередной еретический, как понимают это православные.

Спустя неделю после визита Шевчука в Ватикан стало известно, что «папа Франциск создал экзархат для украинских грекокатоликов, проживающих в Италии». Апостольским администратором экзархата назначен кардинал Анджело Де Донатис. В созданном экзархате, если верить Радио Ватикана, около 70 тысяч прихожан, 145 общин, 62 священника.

Статус Апостольськой визитатуры УГКЦ, существовавшей в Италии с 2003 года, повышен до ранга экзархата. Экзархаты у католиков существуют только для униатов. У римокатоликов используется термин «апостольский викарий». Экзархат – ступень к статусу епархии. В Англии, например, Апостольский экзархат УГКЦ был основан в 1957, а в ранг епархии переведён через 56 лет, в 2013 году – с численностью прихожан в 15 тысяч человек. Но есть в УГКЦ экзархаты совершенно малочисленные, например Харьковский, в котором числится одна церковь, или существующие только на бумаге, как Крымский…

Создание в Италии экзархата оказалось сюрпризом. Может быть, и утешением в качестве компенсации за обманутое ожидание с патриаршеством. Но на поверку – сюрприз сомнительный, двойственный.

С должности визитатора отодвинут епископ-униат Дионисий Ляхович, занимавший должность 10 лет, «окормляя» униатов Италии и Испании. Теперь главой структуры назначен римокатолик, кардинал, напрямую подчинённый Франциску. Очевидно, что такое назначение в определённой мере означает возможность ухода из-под влияния Святослава Шевчука десятков церковных строений, в том числе и кафедрального собора свв. Сергия и Вакха в Риме, через которые проходят огромные суммы денег. Похожим образом поступил и патриарх Варфоломей после выдачи «томоса» ПЦУ: он перевёл под управление Константинополя заграничные приходы бывшего «УПЦ КП», чем породил новый раскол и активное сопротивление на местах.

Впрочем, недовольных голосов в УГКЦ пока не слышно. Звучит один голос, комментирующий ситуацию с появлением экзархата, и голос этот вполне бодр. Управляющий по делам монашества Львовской архиепархии Юстин Бойко с оптимизмом разъясняет: «УГКЦ увеличилась на одну структурно-территориальную единицу, которой является экзархат, а это переходная структура к епархии. Это важный сигнал для украинцев Италии…» В чём важность, не растолковал. Но заключает: «Появление новой структуры в УГКЦ – это еще один шаг к реализации патриархального уклада». Киевские журналисты с восторгом вынесли в заголовок, переиначив: «Еще один шаг к патриархату». Разумеется, «патриархальный уклад»  –вовсе не патриаршество. Но очевидно и то, что Ватикан придерживает патриаршество для УГКЦ, исходя из своих расчётов, решая свою задачу «исторической важности».

Для Святослава Шевчука получение патриаршества – событие вожделенное. У него и патриарший собор на левом берегу Днепра в Киеве уже давно готов. Он будет продолжать неустанно теребить Ватикан, доказывая свою нужность в деле «украинского экуменизма». Хотя экуменизм этот – собственное прочтение униатами своей политической (не духовной!) миссии на Украине с использованием раскольнической структуры ПЦУ-СЦУ.

Они слишком глубоко ввинчены в украинскую политику, чтобы отказаться от этого и посвятить себя «наблюдению и молитве».

 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru