Информационно-аналитическое издание

Василий Стус – «политическая мумия»

Василий Стус – «политическая мумия»
Версия для печатиВерсия для печати

Нешуточные страсти, искусственно раздутые вокруг участия главы политсовета партии «Оппозиционная платформа – За жизнь» Виктора Медведчука в его бытность адвокатом в защите украинского диссидента Василия Стуса в советском суде, заставляют присмотреться к личности Стуса пристальней.

Кем же был этот человек, которого подконтрольная киевскому режиму пресса упрямо называет сегодня мудрецом и великим патриотом? Автор сих строк впервые услышал это имя, будучи студентом украинского вуза в середине 1990-х. Уже тогда бросался в глаза напускной бюрократический пафос, усиленно создаваемый вокруг этого человека.

Было понятно, что Стуса используют для националистической пропаганды идеи украинской самостийности. Его превратили в «политическую мумию», которую вытаскивают на свет Божий всякий раз, когда нужно довести общество до националистических припадков.

Василий Стус родился в 1938 г. в Винницкой области Украины. Закончил Сталинский педагогический университет (Донецк), отличался активной политической позицией, но, как это часто бывает с людьми, лезущими не в своё дело, попал в идеологическую зависимость от собственных кумиров. Кумирами же для Стуса стали представители т. н. «расстрелянного Возрождения» – украинские литераторы, репрессированные в 1930-е годы.

Термин «расстрелянное Возрождение» придуман искусственно в среде националистической украинской эмиграции в 1944 г. для использования в пропагандистской войне против СССР. Дескать, Украина возрождалась, но цвет украинской нации был погублен советским режимом. Достаточно сказать, что соавтором этого термина был литератор Юрий Шевелёв (Шнайдер). Этнический немец, он уклонился от службы в Красной армии, зато служил в гитлеровской администрации оккупированного Харькова и с нею бежал на Запад.

Ведущим представителем «расстрелянного Возрождения» был Николай Хвылевой (Фитилёв) – украинский коммунист-русофоб, ненавидевший русскую литературу за её стилистическое превосходство над сельской по своей природе украинской литературой. Эгоист и неврастеник, Хвылевой пригласил к себе своих собратьев по разуму, таких же литературных «возрожденцев», и в их присутствии совершил самоубийство. Перед этим он признался в стихах в пламенной любви к Коммунистической партии. Так что на жертву коммунистического террора Хвылевой никак не тянет.

Большинство тех, кого причисляют к «расстрелянному Возрождению», склонялись к национал-коммунизму. От украинских националистов-антикоммунистов их отличало только то, что свои злобно-националистические фантазии они мечтали претворить в жизнь в русле коммунистической идеологии, а не в русле антикоммунизма. Так, национал-коммунист Николай Скрипник отвечал за тотальную украинизацию в 1930-х, когда за отказ обучаться на украинском языке можно было запросто угодить за решётку. Причём сам украинский язык Скрипник и его присные совершенно изуродовали, введя нелепые для него правила. Введённые в 2018 г. новые правила правописания украинского языка – это как раз и есть «правописание Скрипника» образца 1930-х. «Етер» вместо «эфир», «мiтольогiя» вместо «мифология» и т. д. Как видим, нынешнее киевское руководство охотно пользуется наработками Скрипника.

Методом сталинских репрессий национал-коммунисты надеялись расправиться с неугодными и превратить Украину в националистический отстойник с коммунистической идеологией во главе. Тот же Скрипник сам выносил безжалостные приговоры, работая в ЧК. Они заигрались в политику, думая, что под руководством тов. Сталина им можно всё. Тов. Сталин посчитал по-другому и посадил всех национал-коммунистов по совершенно справедливому обвинению в буржуазном национализме. Некоторых расстрелял.

Стус жалел не тех, кого погубили национал-коммунисты, а самих национал-коммунистов. Уже в 1960-х он сошёлся с националистом Вячеславом Черноволом, будущим основателем Народного руха Украины – откровенно русофобской партии, симпатизировавшей гитлеровским холуям из ОУН-УПА*.

Стус протестует против ареста националиста Ивана Светличного, публично заявляет об ответственности КГБ за смерть диссидентки Анны Горской, хотя следствие установило, что Горскую убил свёкор на почве личной неприязни. Кидаться такими обвинениями с целью мобилизации общества для расширения политических протестов не позволит ни одно правительство ни в одной стране. Советское тоже не позволило.

Кстати, Горская пропагандировала украинскую самостийность вместе с Лесем Танюком. В 2004 г. Танюк поддержит проспонсированную Западом «оранжевую революцию», войдёт в партию президента Ющенко «Наша Украина» и будет дальше заниматься пропагандой межнациональной ненависти.

Отсидев в тюрьме, Стус становится почётным членом английского «ПЕН-клуба» – правозащитной организации, объединяющей поэтов и писателей. На деле эта структура занималась информационной поддержкой тех, кто был выгоден Западу. Стуса объявили «узником совести». Западу в его агрессии против СССР срочно требовались люди на роль жертв советского тоталитаризма, и Стус стал одним из кандидатов. В 1985 г. он скончался в колонии Пермь-36.

Можно смело предположить, что если бы Стусу и ему подобным удалось воплотить в жизнь свои разрушительные идеи, Украина жила бы так, как живёт сегодня, с гражданской войной и рассыпающейся экономикой, ещё в 1980-х. Благодаря своевременной работе КГБ буйные фантазии политического неадеквата Стуса так и остались фантазиями.

В последние годы жизни Стуса украинский КГБ и КГБ СССР возглавляли не «росiйськi окупанти», а украинцы генерал-лейтенант С. Муха и генерал-полковник В. Федорчук. Как люди, пережившие Великую Отечественную войну, они, в отличие от Стуса, понимали, к чему приводят бездумные увлечения националистической идеологией. 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru