Информационно-аналитическое издание

В очередь за синдромом

20.03.2015
Версия для печатиВерсия для печати

18 марта была анонсирована демобилизация военнослужащих, призванных на военную службу по указу от 17 марта прошлого года. Демобилизация вызывает у психологов и социологов серьезную тревогу. В мирную жизнь возвращается не один десяток тысяч мужчин, прошедших кровавую бойню.

Что ждет украинское общество? Известно, что ни одна, даже сравнительно небольшая, война не приносит обществу позитивных результатов. Общество и государство получили серьезный стресс, психологический итог которого уже очевиден своим трагизмом.

Психологи отмечают системные проявления так называемого вьетнамского синдрома, в местном употреблении – «синдром АТО», «восточный» или «донбасский» синдром.

Специалист психологической службы «Доверие Плюс» Ольга Солевая считает, что «главная характеристика нынешнего синдрома - это глубокое стрессовое расстройство, вызванное в результате единичной или повторяющихся психотравмирующих ситуаций, в данном случае боевых действий, фиксации жестоких сцен насилия или непосредственное участие в них». Главврач клиники психиатрии Главного военного госпиталя при Минобороны Украины Олег Друзь называет синдром психическим шоком.

Психологи говорят об основных проявлениях синдрома: глубокая депрессия, психическое расстройство, суицид; крайняя возбужденность и раздраженность, за которыми следует неконтролируемое насилие.

Вспышки последнего с применением оружия фиксируются практически еженедельно по всей территории Украины. Стреляют для нападения, стреляют ради защиты, стреляют просто так. И не только стреляют: бьют, режут, бросают гранаты.

2 февраля 2015 года перестрелка завязалась прямо возле здания Кабмина в Киеве. Один из участников состоял в территориальном батальоне.

6 февраля в Лисичанске военнослужащий, находившийся в нетрезвом состоянии, «в шутку» взорвал гранату в кафе, результатом чего стала гибель 5 человек.

15 марта произошла групповая драка с поножовщиной на вокзале в Мариуполе. Все участники – участники боевых действий.

17 марта во Львове 20-летний житель Тернопольской области пытался зайти в общежитие, после отказа его пропустить достал нож и тяжело ранил четырех студентов, бросившихся на помощь вахтеру. Известно, что нападавший  -  член «Правого сектора», который недавно вернулся из зоны АТО, где получил контузию.

Наличие на руках у населения громадного количества оружия также приводит к трагедиям. В феврале в Черниговской области взорвался гранатомет, принесенный для чего-то в школу. В марте на Полтавщине случился самоподрыв ручной гранаты, которую взялись «изучать» нетрезвые знатоки оружия.

Становятся системными суициды ветеранов войны, которая продолжает убивать украинских военнослужащих и боевиков даже вне зоны боевых действий. Несколько десятков самоубийств отмечены СМИ непосредственно в зоне так называемой АТО.

Искореженная увиденным и пережитым психика заставляет людей сводить счеты с жизнью. 3 февраля Голосеевский район Киева был потрясен фактом самоубийства прибывшего на отдых 22-летнего военнослужащего Национальной гвардии Андрея Горбаня. В Виннице повесился боец полка спецназначения «Ягуар» Национальной гвардии, который четыре раза был в «зоне АТО».

Характерно, что еще в начале войны психологи и социологи выражали скепсис в отношении масштабов психологических отклонений. Заведующий отделом истории, теории и методологии социологии, заместитель директора Института социологии НАНУ Евгений Головаха уверял, что солдатам украинской армии будет не так трудно, как бойцам, участвовавшим в других типах войны: «Сейчас идет борьба за целостность. Это психология людей, которые убеждены, что делают нужное и важное дело. У большинства не должно возникнуть такого синдрома, как у воинов после Вьетнама или Афганистана».

Вышло с точностью до наоборот. Эта война действительно отличается от вышеназванных. Прежде всего, тем, что идет взаимоистребление жителей когда-то единой страны. Да и методы ведения войны уже иные.

И вот уже телеканал ТСН сообщает, что каждый четвертый солдат, возвращающийся из Донбасса, страдает «синдромом АТО» и нуждается в психологической реабилитации.

В прессе и социальных службах распространяют адреса психологических служб и методички о том, как пережить сложный период адаптации. Специалисты уже громко бьют тревогу, общество уже ощущает на себе «реформы поствоенной психики», а государство, судя по всему, хочет продолжать войну…

«Синдром АТО» превращается в бомбу замедленного действия, которая будет взрываться то здесь, то там, взрывами, совершенно непредвидимыми, но ожидаемыми. Уголовная преступность, психическая патология, бытовое пьянство – все это теперь принимает угрожающие масштабы. Это удары по личности, удары по её окружению.

На фоне фактического раскола внутри семей, родственников, друзей и знакомых, вызванного майданным социально-политическим взрывом, набирают темпы обнищания населения, за которым новая волна внутренних конфликтов.

Социологи предупреждают – грядет социальная атомизация, семья, как социальный институт, для Украины - одна из важнейших, начнет рушиться. Это приведет как к сокращению рождаемости, так и увеличению количества граждан, покидающих Украину.

«Объединяющий смысл» войны, о котором без устали твердили и твердят Порошенко, Турчинов, Яценюк, уже задвинут за угол новыми проблемами «новой Украины». И проблемы эти гораздо сложнее тех, о которых уже не стесняются признаваться первые лица.

Война – главная из них. Но останавливать ее, видимо, не будут. И выстраивается новая очередь мобилизованных. В очередь за синдромом.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору