Информационно-аналитическое издание

В гостях у Сурикова

Дом-музей Сурикова в Красноярске
Версия для печатиВерсия для печати

Одного из великих и любимейших народом русских живописцев Василия Ивановича Сурикова миру подарил зимний сибирский город Красноярск, где в семье служащего, имевшего казацкие корни, будущий мастер масштабных исторических полотен академик и действительный член Императорской академии художеств родился 24 (12 по старому стилю) января 1848 года.

Поэтому, когда меня, харьковца, в ноябре 2015-го пригласили выступить в Красноярской филармонии на Академической ассамблее с рассказом о современной молодой русской поэзии, первым моим посылом была просьба о посещении дома-музея Сурикова.

Ступени деревянного дома Суриковых скрипели для меня как-то особенно, русское фундаментальное, сущностное воспринималось в ту пору особо остро, потому что к тому моменту уже два года шла гражданская война на Украине.

Суриковская усадьба расположена в самом центре Красноярска, ведут в нее огромные деревянные ворота, войдя в которые сразу попадаешь в другую эпоху, в XIX век, сразу оказавшись у построенного в начале 1830-х годов двухэтажного лиственничного дома, в котором и родился художник. У крыльца теперь растет рябинка и стоит бронзовый памятник.

Автопортрет Сурикова в красном казакине. 1902

Отсюда двадцатилетний Суриков отбыл в Санкт-Петербург, а в родном доме остались его мать и брат. Прасковья Федоровна до своей кончины в 1895 году без помощи прислуги содержала этот большой дом, где на первом этаже она располагалась с младшим сыном, а второй сдавала квартирантам. Тут сохранена подлинная обстановка, включая мебель, посуду, одежду, предметы быта.

Обстановка в доме Сурикова

В 1930-х годах дочери художника Ольга Кончаловская и Елена Сурикова передали дом в дар городу.

Портрет Е.В. Суриковой, дочери художника. 1908

К слову, женившийся на Ольге Суриковой художник Петр Кончаловский родился в городе Славянске Харьковской губернии (ныне Донецкой области). Пара подарит отечественной культуре свою дочь писательницу Наталью Кончаловскую, советской детворе более всего известную своей поэмой о Москве «Наша древняя столица». В свою очередь, в браке с автором гимна СССР, автором «дяди Степы» Сергеем Михалковым Наталья Петровна даст миру прекрасных сыновей, всемирно знаменитых кинорежиссеров Андрона Кончаловского и Никиту Михалкова, которые, в свою очередь, подарят нам в лице своих детей ярких киноартистов.

Портрет Натальи Кончаловской, внучки Сурикова

Вот как художник П. Кончаловский вспоминал о своем первом посещении Сурикова: «Василий Иванович произвел сильное впечатление своей внешностью: вот какой настоящий художник. Грива черных, иссиня, волос, бледное лицо, черные подстриженные усы и бородка; вся осанка крепко сколоченной, среднего роста фигуры и совсем оригинальный говор. И какая-то замкнутость во всей атмосфере. В дверь выглянули черные глаза девочки, посмотрели они недружелюбно, даже неприязненно. Это были глаза (кто бы мог подумать) моей будущей жены!»

Дом-музей главного новатора передвижников был открыт в красноярском доме в год столетнего юбилея В. И. Сурикова. Сохранилось, а потом и дополнилось, много предметов художника и его семьи: фотографии, личные вещи, работы Сурикова, которые он дарил матери и брату или переданные семьей П. И. Кузнецова, мецената, чья финансовая поддержка позволила молодому Сурикову уехать в Петербург учиться в Императорской академии художеств.

Здесь можно заглянуть в зеркало той эпохи, в которое смотрел художник, украдкой потрогать его шляпу, лежащую на полочке.

В музее нас встретили радушно и с теплом рассказали, что главным источником поступлений стали наследники художника. Семья Кончаловских (дочь Сурикова Ольга Васильевна, зять Петр Петрович и внуки Наталья и Михаил) до последних дней своей жизни заботились о родном доме Сурикова. Благодаря именно их дарам музей стал обладателем третьей по величине в мире коллекции произведений мастера.

Сохранился в усадьбе также и уютный флигель, построенный в начале 1900-х на средства художника и сдававшийся квартирантам. Реконструированы баня и завозня (конюшня с двумя амбарами), то есть ныне всё это в совокупности и составляет музей-усадьбу.

Своим потрясением от внезапно открывшегося мира при первом посещении суриковской усадьбы три с половиной десятилетия назад делится моя спутница Валентина Васильевна Чайкина, доцент кафедры истории музыки Красноярского государственного института искусств: «Впечатление было ошеломляющим: я словно попала в другой мир, где ничего не напоминало о шумной городской суете, которая осталась там, за калиткой! Я довольно долго стояла, пребывая в каком-то зачарованном состоянии, совершенно забыв, зачем я сюда пришла… Видимо, в своём деловито-озабоченном настрое я так торопилась, что даже не прочла вывеску на воротах дома, потому что совершенно не была готова к тому, что попаду на территорию дома-музея Сурикова. Я села на лавочку возле дома и слушала тишину… Меня поразило, что звуки городского шума совершенно не проникали сюда! И хотелось остаться в этом мире и никуда не уходить…»

Мы идем по комнатам второго этажа. Самая большая из них была мастерской Сурикова. Теперь на этаже размещена экспозиция его работ, включая самые ранние из сохранившихся работ: акварель «Плоты на Енисее» (1862 г.), портреты дяди, Марка Сурикова, и атамана Александра Сурикова (1860-е гг.).

Представлен и период учения в Императорской академии художеств – эскизы к картинам «Нерукотворный образ» и «Изгнание торгующих из храма», рисунок статуи Венеры, петербургские зарисовки и цикл акварелей «Минусинский альбом».

Важная часть коллекции суриковских работ – изображения его родных: брата, сестры, жены, дочерей, внучки. На акварели «Комнаты в красноярском доме Суриковых» можно увидеть фрагменты интерьера суриковского дома и мать художника за самоваром.

Интересны предметы, связанные с матерью мастера: ее рукоделие, одежда, кухонная утварь. Имеется даже шелковый шугай с золотым шитьем XVIII в. из приданого Прасковьи Федоровны! Он был изображен художником на портрете Л.Т. Маториной «Казачка, 1892».

Зять Сурикова профессионал-живописец П. Кончаловский неслучайно заметил: «Какая любовь к вещам была у Сурикова, как видел он их и с какой нежностью писал! Константин Маковский писал, например, те же самые вещи, а выходила просто гадость, бутафория…»

И еще: «Как сильна была, например, формальная сторона у Сурикова, а уж он ли не одухотворенный, насыщенный психологическим содержанием мастер? Одновременно формальная сторона, умение видеть и схватывать форму невероятно были сильны у него. В высших своих проявлениях он прямо колоссален как мастер. И происходит эта колоссальность также от овладения формой, от глубочайшего ее знания. Суриков страшно любил то живописное естество в искусстве, которое у старых мастеров, у Рафаэля например, особенно сильно выражено, достигает громадной изысканности, временами доходит прямо до любования формой. У него не найдешь признаков однообразия, как, например, у Рубенса. Рубенс не так уж зорко видел, не везде мог высмотреть то, что истинно...»

Кроме подлинных писем и фотографий художника и его родных в доме хранится большое количество вещей самого Сурикова: часы, зонт, гитара, шляпа, жилет, рубашка, паспортная книжка, диплом академика Императорской академии художеств, аттестат его дочери Ольги. В составе книжного собрания имеются «Сонаты» Бетховена, испещренные суриковскими пометками (малоизвестный факт: художник перекладывал Бетховена для гитары!) и «Полная школа для семиструнной гитары», на страницах которой оставлены карандашный автопортрет и эскизы к «Боярыне Морозовой». Видим здесь и этюдник с вещами художника, его краски, кисти, карандаши, складной нож, круглый камушек, привезенный Василием Ивановичем из Крыма. Выставлены также памятная медаль в честь освящения храма Христа Спасителя (напомним, что Суриков написал для храма четыре картины «Вселенские соборы») и именная медаль за картину «Взятие снежного городка», полученная на Всемирной выставке в Париже в1900 г.

Обращает на себя внимание суровый автопортрет Сурикова в красном казакине – одно из самых известных изображений художника. Василий Иванович очень гордился своим казачьим происхождением.

Конечно, наиболее привлекают посетителей этюды к знаменитым масштабным полотнам «Боярыня Морозова», «Взятие снежного городка», «Покорение Сибири Ермаком», «Переход Суворова через Альпы», «Степан Разин», «Посещение царевной женского монастыря», «Благовещение».

Благовещение

Эффект присутствия всегда удивителен: смотришь в окошко на ворота усадьбы и думаешь – неужели и Суриков глядел в это окно мальчишкой!

Фото автора

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru