Информационно-аналитическое издание

Униатство и его политические задачи

Версия для печатиВерсия для печати

«О, мои русины! Через вас я надеюсь обратить в католицизм весь восток!» - восклицал папа римский Климент VIII. Русинами тогда называли жителей на территории нынешней Западной Украины. Теперь они называют себя украинцами, но от делегируемой им Ватиканом миссии обращения в католичество православной Украины отказываться не собираются.

Переходите в грекокатолцизм, чтобы оттуда было легче обратиться в полноценный католицизм, призывал украинцев национал-фашист Дмитро Донцов. Он считал, что православие сближает украинцев с Москвой, и призывал отречься от православия.

Наступление униатства, которое мы наблюдаем сегодня на Украине, - это реализация в XXI в. вышеупомянутых слов папы римского Климента VIII, произнесённых им четыреста лет назад.

Границы грекокатолицизма – это границы агрессивного проникновения римского католицизма на земли православной ойкумены. Взгляните на конфессиональную  карту Европы: униатская дуга пролегает от Украины и Белоруссии до Албании и Македонии, захватывая восточную Польшу, восточную Словакию, часть Венгрии, Румынию, Болгарию.

Политическая задача униатства – раскалывать духовно-идеологическое единство православной ойкумены, лишать его монолитности, служить источником нестабильности, вносить в православное общество не свойственные ему идеологемы.

* * *

Никогда православная Малороссия (Украина) не знала попыток скрестить христианство с ксенофобией. Не знала, пока не получила в свой состав униатскую Галичину, где грекокатолицизм был домашней религией украинских националистов.

Национализму всегда нужен враг, ибо без врага существование национализма теряет смысл. Он начинает процесс самоуничтожения. В Галичине христианство принесли в жертву русофобии, предельно извратив заповеди Христа, соединив их с идеологией Бандеры и Шухевича.

Этим Украина напоминает Румынию. В православной Румынии есть населенная венграми и этническими немцами Трансильвания. Там всегда сильны позиции униатства и католичества.

При поддержке Берлина и Вены трансильванские униаты смогли достичь влиятельного положения в интеллектуальном сообществе Румынии. В результате их ненавязчивого вмешательства антиосманская по своей сути идея Великой Румынии превратилась в антирусскую.

Апологеты Великой Румынии уже не хотят освобождения румынских земель из-под османского ига (Османской империи уже нет), а хотят посеять семена ненависти, с одной стороны, между Молдавией и Украиной, с другой - Приднестровьем и Россией. Только так они видят возможность появления на карте мира Великой Румынии.

Трансильванские униаты латинизируют румынскую политическую идеологию, как галичанские униаты латинизируют идеологию православной Украины. Под влиянием униатства православная в большинстве своём Украина конфликтует с единоверной Россией во благо Ватикана.

Врезаясь в православное тело Балкан, униатство служит рубежом между балканскими католиками (хорваты, словенцы, албанские католики) и балканскими православными (сербы, македонцы, православные албанцы).

Во время Второй мировой войны балканские униаты были гораздо более примирительно настроены к гитлеровским оккупантам, чем православные. Например, православные албанцы уходили в партизаны, а албанцы-униаты не спешили бороться с итальянскими фашистами и немецкими нацистами (как это напоминает униатскую Галичину, где ОУН-УПА, дивизия СС «Галичина» сплошь состояли из местных униатов!). Католическая Хорватия, не без поддержки Ватикана, тоже встала на сторону Гитлера.

В Сербии униаты (русины) компактно проживают в Воеводине, откуда родом о. Гавриил Костельник. Обвинив унию в антиправославном колониализме, о. Гавриил перешёл в православие, участвовал в Львовском соборе 1946 г., ликвидировавшем Брестскую унию. За это он был убит украинскими униатами.

Социологическое наблюдение: среди проукраинских униатов Воеводины популярна идея переименования русинов в украинцев, на выборах они в большинстве голосуют за прозападных кандидатов, любят НАТО и т. д.

Давайте представим, как бы выглядела конфессиональная карта Европы, если бы  не существовало грекокатолицизма. Православная ойкумена простиралась бы монолитной дугой от черногорского побережья Адриатики и средиземноморского побережья Греции через Болгарию, Украину и Белоруссию до российского Сахалина на Тихом океане.

Русская православная церковь – самая многочисленная из поместных православных церквей (около 100 млн. верующих!). В её географическом соприкосновении с Болгарской, Сербской и другими православными церквями Запад видел угрозу своей гегемонии.

Для того и создано было униатство, чтобы нарушить это географическое единство. Потом взялись за разрыв духовного единства. На Украине, например, учредили раскольнический «киевский патриархат», союзника униатов в православной канонической среде. Штаб-квартиру униатов из Львова перенесли в Киев (впервые в истории южно-русских (украинских) земель!), министрами и заместителями назначили выходцев с Западной Украины, т. е. тоже униатов.

Незадолго до евромайдана украинские националисты грозились вдохнуть второе дыхание в белорусский грекокатолицизм. Белорусский национализм потому выглядит так бледно на фоне разнузданного украинского национализма, что доля униатов в Белоруссии ничтожна. И резни поляков, как это было на Волыни в 1943 г., в Белоруссии не было по той же причине, хотя эта республика – самая «польская» из всех республик СССР.

Выводы пусть читатель делает сам.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору