Информационно-аналитическое издание

Украинское реестровое казачество: равнение на НАТО

Украинское реестровое казачество: равнение на НАТО
Версия для печатиВерсия для печати

После развала Советского Союза процесс возрождения казачества на Украине и в России начался приблизительно в одно время, но привёл к противоположным результатам.

В России казаки превратились в боевую силу, верную православной церкви и Родине; на Украине – в шутовской балаган на побегушках прозападных политиканов и без особой привязанности к православию. Не было ни одного случая, чтобы украинские казаки встали на защиту православных храмов от нападок униатов или раскольников из «Киевского патриархата» и ПЦУ.

В то время как в России исторически существовали и существуют более десятка казачьих войск, на территории нынешней Украины таковых было четыре (Запорожское, Слободское, Северское и Азовское), а номинально осталось одно – Запорожское. Остальные казаки банально не вписывались в идеологию самостийной Украины и потому о них предпочли забыть.

Посудите сами: слободские, северские и азовские казаки мало того, что исторически базировались на землях, вошедших в состав уже Советской Украины только после 1917 года (Харьковщина, Мариуполь), так ещё и появились при содействии российских царей, коим и служили. Более того, земли этих казаков находились по обе стороны современной украинско-российской границы, которой, понятное дело, в те времена не было. В Киеве смекнули, что лучше слободских, северских и азовских казаков не возрождать, иначе дойдёт до братания с казаками-россиянами и воскресения их общей исторической памяти о едином государстве. И тогда прощай, самостийная кормушка!

Другое дело запорожские казаки. В их истории не всегда всё гладко складывалось с Москвой, территориально они находились подальше от России и имели в украинской культуре ярко выраженный этнографический облик. То, что современный сценический облик запорожцев далёк от исторического, Киев не волновало. Украинские политики создавали своё запорожское казачество и под свои нужды.

Так перед нами появились запорожские казаки, которые разговаривают исключительно на мове, бегают в малиновых шароварах и гневно фыркают в усы при слове «Россия». Это не реальные казаки, это идеологическая бутафория, которой Киев морочит голову согражданам. Взять хотя бы одежду запорожских казаков: в малиновых шароварах они красовались редко, потому что казака в столь ярком одеянии противник заметил бы за версту. Повседневная казачья одежда была других цветов и размеров.

Настоящее запорожское казачество не бегало поголовно в алых штанах, не носило поголовно оселедцы и висячие усы и не говорило только на мове. Утверждать обратное – это загонять образ запорожца в прокрустово ложе идеологии украинского национализма.

Обиходный язык основной массы запорожцев был смесью великорусского и малорусского говоров, когда ещё не существовали окончательно устоявшиеся грамматические и орфографические нормы русского и украинского языка. На нынешний вариант официальной украинской мовы, замешанной на галичанском диалекте, этот язык вовсе не походил.

Запорожцы нередко ходили в походы совместно с донскими казаками. Этот эпизод из истории запорожцев киевская пропаганда старательно затушёвывает, выдумывая каких-то не существовавших казаков, для которых ненависть к России и всему русскому была делом жизни. Украинские политики задним числом вкладывают в головы прежних запорожцев свои мысли и свои интересы. Изобретённый украинским агитпропом запорожский казак – это старинный единомышленник Бандеры и Шухевича, который не знал об этом только потому, что Бандера и Шухевич в ту эпоху ещё не родились. Запорожская Сечь – ОУН-УПА – Вооружённые силы самостийной Украины – так выглядит смысловой ряд, выстраиваемый Киевом.

В 2002 году Министерство юстиции Украины зарегистрировало Украинское реестровое казачество (УРК). В России реестровое казачество существовало к тому моменту уже семь лет. По замыслу инициаторов, оно должно продолжать традиции запорожского казачества. В отличие от российских казаков, элементы одежды украинских реестровых явно слизаны с униформы натовских вояк. Гетманом избрали Анатолия Шевченко, бывшего ректора Донецкого государственного университета информатики и искусственного интеллекта.

Пан гетман в интервью общается нарочито по-украински, но за версту слышно, что родной для него язык – русский. Ранее входил (возможно, входит до сих пор) в научный совет Научно-исследовательского центра казачества им. гетмана Мазепы, переименованный позже в Харьковский научно-исследовательский институт казачества. Своих единомышленников институт награждает… орденом гетмана Мазепы! Предателя, растлившего свою крестницу и перебежавшего к шведам! Помнится, Пётр I тоже наградил Мазепу за его коллаборационизм с врагами Отечества – орденом Иуды.

По подсчётам историков, за Мазепой пошли около трёх тысяч казаков, за Петром I – в десятки раз больше. Но пан гетман ведёт украинское казачество по пути кучки иуд, притворяясь, будто Мазепа был реальным казачьим лидером.

Украинское реестровое казачество демонстративно не поддерживало связи с Верным казачеством атамана Алексея Селиванова – настоящих, а не скоморошных последователей запорожского казачества, а если конкретнее – Войском верных запорожцев. После расформирования Запорожской Сечи часть казаков влилась в Азовское и Кубанское казачье войско, и ещё часть образовала Войско верных запорожцев на службе Российской империи. Атаманам войска вручили клейноды, конфискованные при расформировании Запорожской Сечи, что сделало Верных запорожцев его прямыми наследниками.

В 1790 году в благодарность за участие в русско-турецкой войне 1787-1792 годов Войско верных запорожцев получило землю на территории нынешнего Приднестровья и было переименовано в Черноморское казачье войско (ЧКВ). ЧКВ возродилось на волне распада СССР, и его казаки при помощи казаков-добровольцев с Дона и Кубани участвовали в защите Приднестровья во время войны с Молдавией в 1992 году. Вот куда ведут следы истинных носителей славы казаков-запорожцев – от Сечи до Кубани, русско-турецкой войны и защиты Приднестровья от прорумынских оккупантов и их киевских сообщников!

Верное казачество атамана Селиванова, следуя заветам предков-запорожцев, было бельмом в глазу у Киева. Во время госпереворота 2014 года атамана зверски избили украинские националисты, он ушёл с частью казаков воевать в ополчение Донбасса. Сейчас служит в МВД ЛНР.

Лучшая проверка для казака на прочность – участие в войне. Ведь для этого казачество главным образом и существует. Российские казаки помогали народу Югославии противостоять агрессии НАТО, Абхазии и Южной Осетии – отражать грузинскую агрессию, сражались с исламскими террористами в Чечне.

После нападения киевской хунты на Донбасс на помощь Донецку и Луганску пришли 20-25 тысяч российских казаков-добровольцев из разных казачьих войск, от Кубанского, Волжского и Астраханского до Уральского, Сибирского и Уссурийского (данные Союза добровольцев Донбасса).

Казаками Украинского реестрового казачества на передовой ВСУ даже не пахло. Их гетману подыгрывать хунте и красоваться с булавой в руках безопаснее и приятнее, чем воевать.

 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru