Информационно-аналитическое издание

Украинский национализм рассорил Киев и Варшаву

Версия для печатиВерсия для печати

Верховная рада Украины отреагировала на принятие Польшей поправок к закону об Институте национальной памяти (ИНП), предусматривающих уголовное наказание за пропаганду идеологии украинского национализма и отрицание преступлений украинских националистов.

В заявлении украинского парламента говорится, что в Киеве решение Польши восприняли «с глубоким разочарованием и обеспокоенностью», поскольку «преступлению украинских националистов» даётся предвзятое и противоречивое определение, что открывает путь к манипуляциям и усилению антиукраинских настроений в польском обществе …противоречит содержанию и духу стратегического партнёрства Украины и Польши».

Заявление Верховной рады – популистское. Менее всего депутаты хотели бы, чтобы понятию «преступления украинских националистов» было дано непротиворечивое и чёткое определение. Чем больше неопределённостей в этом вопросе, тем для них лучше: можно и дальше насаждать в обществе культ кровожадных убийц а-ля Бандера, пренебрегая исторической правдой.

Польша и Украина – это два государства, где во главу угла в отношениях с соседями поставлена т. н. историческая политика. Учитывая весьма непростую историю польско-украинских отношений, такая политика не могла не привести к столкновению взглядов и желаний.

Между двумя странами идёт нешуточная конкуренция за право присвоения себе, и только себе, ореола жертвенности. Кто больше всех страдал, у того и претензий к соседям больше. Над кем больше всех издевались, тому больше всех и должны.

Двум обиженным эгоистам рядом не ужиться.

Сын военного преступника, главаря УПА Юрий Шухевич обвинил Польшу в нарушении Европейской конвенции по правам человека, запрещающей дискриминацию по расовым, религиозным, политическим причинам. Странно слышать ссылки на права человека от тех, кто никогда их не соблюдал.

Бывший министр иностранных дел Украины Борис Тарасюк заявил, что после принятых Варшавой поправок не Польша, а Литва остаётся единственным стратегическим партнёром Киева в Европе. «Польша вообще угрожает притормозить нашу интеграцию в европейское сообщество», - плачется Тарасюк, вспоминая фразу бывшего главы МИД Польши Витольда Ващиковского, что с Бандерой Украина в Евросоюз не попадёт.

Тарасюк зафиксировал катастрофическое снижение политического влияния Украины на международной арене, раз уж 3-миллионная Литва защищает перед Европой 40-миллионную Украину.

Вся эта ситуация наглядно демонстрирует инструментальное отношение Польши к украинской самостийности. Сама по себе эта самостийность для поляков не имеет ценности, но повышается в цене, если исповедует русофобскую идеологию.

Важное «но»: эта русофобия не должна быть чрезмерно полонофобской. Украина же в своём проевропейском рвении перешла негласную черту, и Варшава пытается снова вернуть Киев за красные флажки.

С точки зрения Варшавы при всей своей внешней самостийности Киев не должен иметь идеологической самостийности, не соответствующей общей идеологии польского государства. Последняя же однозначно называет украинских националистов преступниками и убийцами.

Принятый закон наряду с запретом пропаганды украинского национализма, установлением ответственности за отрицание преступлений украинских националистов предусматривает наказание за обвинение поляков в соучастии в холокосте и за использование словосочетания «польские лагеря смерти» вместо «нацистские лагеря смерти в Польше».

* * *

Главный раввин Киева и Украины Моше Асман в открытом письме министру образования Израиля Нафтали Беннет призвал отказаться от проведения в Польше ежегодного Марша живых – шествия еврейской молодёжи от концлагеря Аушвиц-1 до концлагеря Аушвиц-2.

Раввин убеждён: Марш живых надо перенести из Польши на Украину, его маршрут должен включать Бабий Яр (Киев), Дробицкий Яр (Харьков) и Яновский концлагерь (Львов).

Для Асмана как будто не существует убитых украинскими националистами евреев в том же Бабьем Яре, а также культа этих убийц на Украине.

Впрочем, фигура Асмана более чем противоречива. Появлялась информация, что в беспорядках на киевском майдане участвовали военнослужащие израильского спецназа, и появились они там будто бы при посредничестве Асмана.

Сам Асман во время госпереворота выказывал явные симпатии евробоевикам майдана, хвастался, что получил от митингующих рацию и охрану для киевской синагоги. Правда, уже в 2017 г. Асман обратился к президенту Украины Петру Порошенко с требованием не награждать орденом Свободы львовского писателя-националиста Василия Квасновского из-за написанных им антисемитских книг.

Порошенко просьбам раввина не внял, но наградил Квасновского орденом с формулировкой «за значительный личный вклад… в культурно-образовательное развитие украинского государства».

Один маститый львовский писака заявил, что после того как Польша ввела наказания за «польские лагеря смерти», пришло время Украине вводить наказание за использование словосочетания «украинские полицаи». Полицаи были всякие – русские, белорусские, украинские. Почему только в случае с украинцами всегда указывается их национальность, возмущается литератор.

Труженик пера не заметил, что национальность полицаев указывается чаще всего в отношении стран, пропагандирующих неонацизм. Как есть в сегодняшнем информационном пространстве эстонские и латышские эсэсовцы, так есть и украинские полицаи, потому что прозападные власти Эстонии, Латвии и Украины пошли по преступному пути забвения преступлений Третьего рейха и его коллаборационистов.

А в случае с Украиной это ещё и отсыл к идеологии, порождающей полицаев, идеологии украинского национализма, изнутри разъедающей Украину как государство, идеологии, сеющей в обществе раздоры и ненависть.

 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору