Информационно-аналитическое издание

Украинский эксперт: импортный уголь тоже из России!

Версия для печатиВерсия для печати

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

На днях в Черноморске под Одессой (бывший Ильичёвск) с хлебом-солью, пением гимна и торжественными речами встречали судно с первой партией американского угля, о поставках которого с Трампом договорился Порошенко. Договор о поставках угля из Пенсильвании заключён на 49 лет и американцы обещают поставить 2 млн тонн угля.

Украинский политический аналитик, директор Центра исследований проблем гражданского общества Виталий Кулик проанализировал переход Украины на импортный уголь и сделал печальные выводы.

«В текущем году Украина импортирует 25% угля, необходимого энергетике. Большая часть – антрацит, дефицит которого возник после блокады и последующей экспроприации боевиками ЛНР/ДНР шахт Донбасса», – сообщает Кулик. И делает вывод – «парадокс ситуации в том, что откуда бы Украина не везла антрацит, по факту она лишь стимулирует экспорт российского углепрома на мировые рынки», – пишет  эксперт. Он утверждает, что радость украинских чиновников и «патриотов» по поводу очередного избавления от российской зависимости преждевременна. Блокада Донбасса и закупки угля в США играют на руку России. «Российская Федерация обеспечивает три четверти всего мирового экспорта антрацита. И откуда бы Украина не импортировала антрацит, она лишь высвобождает российским угольщикам новые рынки сбыта. Уже в первом полугодии 2017 года РФ нарастила экспорт антрацита на 29% и довела его до 8,2 млн тонн. Уверен, такая динамика сохранится и во втором полугодии», – сообщает эксперт.

Кулик убеждён, что «импортировать уже в этом году придется не только антрацит». Склады ТЭС полупустые и заполнены с двукратным отставанием от графика. «Пережить грядущую зиму без веерных отключений Украина сможет в том случае, если дополнительно к антрациту начнет импортировать газовые угли! Ту самую марку Г, которая добывается на Украине…», – предупреждает Кулик. В 2017 году, по его подсчётам, придется импортировать не менее 1 млн тонн этого угля.

Он подчёркивает, что потребность в газовом угле будет возрастать, так как часть ТЭС планируют перевести на газовые марки.

Эксперт приводит цифры добычи угля на Украине и выглядят они печально: «Угледобывающие предприятия Украины в пером полугодии 2017 года уменьшили добычу рядового угля на 2,9% (на 556,8 тыс. тонн) по сравнению с аналогичным периодом 2016 года – до 18 млн 435,8 тыс. тонн. А шахты, к примеру, моей Луганской области сократили добычу производство до 1 млн 514,1 тыс. тонн (-21,8%). Хуже дела обстоят только в Волынской – добыто всего 56,8 тыс. тонн (-48,3%).

Виталий Кулик считает, что «финансирование импорта не должно осуществляться за счет «экономии» на цене украинского угля. Ибо такая позиция даже не в долгосрочной, а уже в среднесрочной перспективе приведет к потере целой отрасли».

Вывод эксперта прост: «У нас выбор – покупать «по Роттердаму» украинский или импортный. А как я выше уже указал, импортный = российский. Из какой бы страны формально он в Украину не следовал…»

Перемога снова обернулась зрадой. А ведь если бы не пачка отмороженных националистов, устроивших торговую блокаду Донбассу, которую после возглавила украинская власть, страна и дальше получала бы без проблем донбасский уголь по цене $50-60 за тонну, вместо американского по $113-130. Но закупки американского угля убеждают, что национал-радикалы просто были использованы для того, чтобы Украина помогла шахтёрам Пенсильвании.

Соб. корр «Одной Родины»