ссылка

Украинский акцент молдавского урока

Увеличить шрифт
А
А
А

Историю Молдовы третьего тысячелетия можно охарактеризовать коротко – «падение коммунистов». Нет, с формальной точки зрения – все даже стабильно. Коммунистический лидер Владимир Воронин честно отмотал свои два президентских срока. Но вот влияние коммунистов, выражаемое в парламентском представительстве, все эти годы неуклонно падало.

На выборах 2001 года Партия коммунистов Республики Молдова (ПКРМ) получила 71 мандат в парламенте (из 101 возможного). Но уже в 2005 году, на очередных выборах, они потеряли 25 мандатов. Спустя 4 года они, казалось бы, начали восстанавливаться, получив на апрельских выборах 2009 года 60 парламентских мест – но не тут-то было. Оппозиция сначала организовала протесты в связи с моментами фальсификаций. Не слабые такие протесты, вплоть до захвата здания парламента и президентского дворца. А потом привела страну к повторным парламентским выборам.
 
И вот здесь наступил «момент истины»: На выборах 29 июля 2009 года коммунисты получили только 44,69 % голосов (48 мандатов) и были вынуждены уйти в оппозицию. Их противники, Либеральная партия (ЛП), Демократическая партия (ДП), Либерально-демократическая партия (ЛДП) и Альянс «Наша Молдова», объединились в «Альянс за Европейскую Интеграцию», АЕИ, (который сами молдаване нередко называют еще «Альянсом «За Румынию»). И сформировали парламентское большинство…
 
Что позволило противникам Воронина прервать «ренессанс коммунистов» в 2009 году? В первую очередь – процедура избрания президента.
 
До 2000 года президент в Молдове избирался всенародным голосованием. Но в 2000 году, когда стало ясно, что бывший коммунист, а ныне евроинтегратор Петр Лучинский не имеет шансов остаться в президентском кресле на второй срок, он «продавил» Закон № 1115-XIV от 5 июля 2000 года. С тех пор третий пункт 78 статьи «Основного Закона» страны выглядел так: Президентом Республики Молдова «считается кандидат, набравший три пятых голосов избранных депутатов. Если ни один из кандидатов не набрал необходимого количества голосов, проводится второй тур голосования по первым двум кандидатурам, установленным в порядке убывания числа голосов, полученных в первом туре».
 
С тех пор основной целью политических амбиций в Молдове стал контроль над 61 депутатским мандатом. А его-то, весной 2009 года, у Воронина и молдавских коммунистов и не было. События тех дней – это как сюжет то ли комедии, то ли триллера «В поисках одного штыка». Коммунистам нужен был только ОДИН голос, чтобы провести «своего» президента. Как метались коммунисты! Воронин даже сделал себя спикером парламента.
 
Но не помогло. Потому что избрание президента в стенах парламента прописано в следующих двух пунктах уже упомянутой 78 статьи молдавской конституции:
 
«4. Если и во втором туре голосования ни один из кандидатов не набрал необходимого количества голосов, проводятся повторные выборы.
 
5. Если и после повторных выборов Президент Республики Молдова не избран, действующий Президент распускает Парламент и назначает дату выборов нового Парламента».
 
Коммунисты метались, но тогда АЕИшники стояли дружно и стеной, не продавались и бойкотировали выборы. Так что президентское кресло только мелькнуло мимо креатуры Воронина, седьмого премьер-министра Молдовы Зинаиды Гречаной. Воронин исчерпал все возможности: либо остаться у власти, либо поставить там «свою Гречаную». Он исчерпал все возможности, предоставленные ему процедурой избрания президента в парламенте, которая восемь лет и пять месяцев назад привела его к власти. 11 сентября 2009 года он подал в отставку.
 
А Молдова окунулась в президентскую вакханалию. Точнее – президента-то и не было. Зато «исполняющих обязанности» менее чем за два года было целых три. В «исполняющих» побывали все три лидера «Альянса за Европейскую Интеграцию». За исключением деградировавшей «Нашей Молдовы».
 
Сначала до конца декабря 2010 года -  Михай (он же – Михаил Федорович) Гимпу, лидер Либеральной партии. Яростный русофоб и румынофил. Он отменил визовый режим с Румынией и писал письма генеральному секретарю НАТО Андерсу Фог Расмуссену с просьбой заставить Россию вывести свои войска из Приднестровья. Гимпу очень забавно идентифицировал себя, заявляя, что он не «дако-славянин», поскольку он «дако-римлянин». Великий римский император Траян, завоевавший Дакию в начале II века новой эры, был бы изумлен таким пассажем, поскольку в его время человек мог быть либо даком, либо римлянином. Но еще более изумлен был бы тоже великий римский император Аврелиан, оставивший Дакию в III веке. С тех пор Дакия стала тем, что сами римляне называли «pax barbarica», «варварским миром».
 
Гимпу очень хотел стать президентом Молдовы, но для этого необходимо было получить контроль над парламентом. Поэтому он был вынужден 28 ноября 2010 года провести, простите за стиль, «очередные досрочные» выборы. Но там его либералы набрали менее 10% (и это еще несуразно высокая оценка результатов их тринадцатимесячного управления страной). Их «братья по стае антиворонинской борьбы» Либерально-демократическая партия набрали 29,5% и стали главными в «Альянсе за Европейскую Интеграцию».
 
Поэтому Гимпу в «исполняющих» сменил Влад Филат, лидер либерал-демократов и действующий премьер-министр Молдовы. Очень трогательно сменил – на три дня, с 28 по 30 декабря 2010 года.
 
Филат прекрасно понимал, что эпоха АЕИшного единства закончилась с уходом Воронина. Молдаване в этом отношении ничуть не разумнее нас, у которых «три украинца – четыре гетмана». Как и у наших политиков, у молдавских «публичное выяснение отношений стало для некоторых смыслом жизни» (Константин Тэнасе, обозреватель «Timpul de Dimineaюг»).
 
В общем, либерал-демократ Филат уступил свое место просто демократу Марианну Ильичу Лупу и, судя по всему, пошел искать других союзников. Сейчас в политтусовке Кишинева активно циркулирует слух о создании «красно-зеленой» коалиции (зеленое – это цвет ЛДПМ). С точки зрения тактики политической борьбы – решение абсолютно верное: соединение потенциала премьера и самой крупной парламентской фракции.
 
Ведь 28 ноября 2010 года коммунисты хотя и продолжали свое падение, но все-таки набрали 39,3% (или 42 парламентских мандата). Если к ним присоединить 29,5% (32 мандата) либерал-демократов, то такая коалиция в парламентской республике Молдова может сделать все. И президентов выбирать, и портфели раздавать. Что, собственно, и является целью любой политической борьбы. Что в Молдове, что в Украине.
 
Так вот, об Украине. Желающие знать – знают, что идея выбора президента силами депутатского корпуса имеет в Украине множество сторонников. В конце правления Ющенко это была та основа, на которой имели шанс сойтись «конь и трепетная лань», Партия регионов и БЮТ, когда они пытались создать суперкоалицию, в народе ласково названную «ПРиБЮТ». Тогда, летом 2009-го, Янукович сделал неимоверное, «кинув» Тимошенко до того, как она предала своего «партнера».
 
Спустя полгода мы выбирали президента всенародно. Пока… Потому что идея никуда не делась. И патологическое стремление регионалов и их лидера заполучить в состав своей коалиции, хоть тушкой, хоть чучелом, 301 «штык» проще всего объяснить именно их (его) желанием изменения Конституции Украины. А самое выгодное изменение – это именно введение принципа избрания президента в стенах им же контролируемого парламента. Это вполне естественно, поскольку грамотно задуманные, но безграмотно проводимые реформы оставляют Януковичу только очень призрачные шансы на второй срок в кабинете на Банковой.
 
Но увеличивают ли шансы изменение процедуры выборов?
 
Я сейчас не о том, что такая форма избрания высшего чиновника государства приводит ключевой принцип украинской Конституции: единственным носителем власти является народ – к потере какого-либо смысла. В Украине (да и не только в ней) народ никогда таковым носителем не являлся. Я о молдавском опыте.
 
Он достаточно убедительно показывает, что формула ВПП (Выборы Президента в Парламенте) бьет, в первую очередь, по президентской форме правления. Да, она помогла экс-президенту Молдовы Воронину благополучно отбыть две каденции и даже пять месяцев «сверху». Но передать власть своей политической силе Воронин не смог. Более того, Молдова уже 21 месяц существует без президента.
 
К тому же за это время совсем небогатой Молдове пришлось провести два таких затратных политических шоу, как незапланированные парламентские выборы.
 
И самое интересное. Нынешняя тупиковая ситуация с выборами президента Молдовы, когда на протяжении уже 21 месяца в стране правит ничего, в сущности, не решающий «и.о.», многими в Кишиневе называется скромно и сердито – «Смута». И именно этой «смутой» объясняют успех коммунистов на местных выборах: они-то вроде бы и ни при чем. Они в оппозиции были. И это – ключевой вывод: в формуле «Выборы Президента в Парламенте» ПОБЕЖДАЕТ ОППОЗИЦИЯ.
 
Но победа оппозиции – это не страшно. Страшнее быть историком! Они-то знают, как часто в истории нашей страны «Смута» приводила к «Руине».
 
Киев - Кишинев
5840
Поставить лайк: 196
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
https://odnarodyna.org/content/ukrainskiy-akcent-moldavskogo-uroka