Информационно-аналитическое издание

Украинские штудии в стенах Южного федерального

Версия для печатиВерсия для печати

Эту статью уместно начать с не очень давнего информационного сообщения. 16 мая 2008 года политическая комиссия Парламентской Ассамблеи Совета Европы отказалась признать голод 30-х годов XX века на Украине геноцидом украинского народа. При обсуждении вопроса о «голодоморе» российская делегация убедительно показала, что голод 1930-х годов стал причиной гибели людей разных национальностей, причем не только на территории Украины, как сообщил об этом председатель Комитета Государственной Думы по международным делам, глава российской делегации в ПАСЕ Константин Косачев.

Решение ПАСЕ – серьезное достижение российской дипломатии. И здесь нужно особенно отметить российских историков, занимающихся украинской проблематикой. Тем более, что ресурсы государственной поддержки у них до сих пор весьма невелики - в отличие от Украины, где к услугам историков, разрабатывающих тематику «голодомора», предоставлены возможности целых институтов и СБУ, не говоря уже о помощи со стороны канадских институтов диаспоры и политической поддержке США. Палата представителей конгресса США еще в 2003 г. признала так называемый голодомор «актом террора и массового убийства, направленным против украинского народа».

Такой активности, направленной на выискивание «исторической вины» России, до сих пор противостоял с российской стороны лишь энтузиазм немногочисленных ученых и исследовательских групп, занимающихся украинскими исследованиями[1]. Это, прежде всего, сотрудники Института славяноведения РАН и Центра украинистики и белорустики при историческом факультете МГУ.

Хочется отметить труд коллег-историков, подготовивших научное обоснование выступления российской делегации в ПАСЕ в мае 2008 года. Может быть, эта не замеченная широкой публикой международная победа России на украинском направлении привлечет внимание российских властей к необходимости серьезной поддержки целого ряда направлений отечественной исторической науки, которая, оказывается, может приносить осязаемую помощь государственной политике. Ведь в случае победы националистической версии «голодомора» международный ущерб России был бы значителен: «оранжевые» наверняка выдвинули бы в адрес Москвы целый ряд финансовых, политических, а то и территориальных требований…

 
***
 

Российская историческая наука находится на довольно высоком уровне, чтобы противодействовать новой мифологии, выдаваемой сегодня за историю Украины. Выходят научные и аналитические сборники[2], проводятся научные конференции (подобные мероприятия, например, регулярно организует Центр украинистики и белорустики при историческом факультете МГУ), экспертные круглые столы. Отметим круглый стол «Россия и Украина: стратегия сотрудничества»[3], проведенный Фондом исторической перспективы в октябре 2006 года; круглый стол «Россия и Украина: проблема НАТО и кризис двусторонних отношений, организованный Фондом «Русский предприниматель» весной 2008 года; создание украинской редакции Фонда стратегической культуры (Интернет-проект «Одна Родина»).

Государство также начинает постепенно «просыпаться». Подготовка Украины к предоставлению ей ПДЧ НАТО, сорванная на саммите Альянса в Бухаресте, сыграла свою роль: Москва стала больше уделять внимания «второстепенному» гуманитарному аспекту российско-украинских отношений. Отсюда – один шаг до прямой государственной поддержки российской украинистики в центре и в регионах.

Особую роль в наращивании научного потенциала российской украинистики должен и может играть Юг России. По территории ряда субъектов Южного федерального округа (Ростовская область и Краснодарский край) проходит протяженная сухопутная и морская граница с Украиной. На территории Ростовской области и Краснодарского края работают несколько десятков тысяч гастарбайтеров из Украины. Регионы Южного федерального округа имеют тесные культурные, родственные и социально-экономические связи с Украиной, в них проживают многочисленные украинские общины. В свою очередь перед Российской Федерацией стоит проблема соотечественников, значимость которой неоднократно подчеркивал В. Путин и которая особенно актуальна для приграничных с Украиной территорий Юга России. Сотрудничество приграничных регионов – один из приоритетов во взаимовыгодных контактах России и Украины, однако потенциал приграничных связей наших народов используется пока далеко не в полной мере.

Большой комплекс проблем российско-украинских отношений предполагает сотрудничество между органами власти, государственными научными учреждениями и общественными организациями. Однако на местах еще острее, чем в центре, ощущается кадровый голод. Квалифицированных экспертов по Украине катастрофически не хватает. В одном из научных учреждений Юга России, претендовавшем на статус ведущего, - ЮНЦ РАН – вообще нет подготовленных специалистов-украиноведов (автор этих строк в свое время вносил серьезные правки и исправления в «украинские» страницы «Атласа геополитических проблем Юга России»). Есть, впрочем, ряд исследователей и организаций, прежде всего, в Краснодаре (не будем называть их по имени), плотно оккупировавших украинскую проблематику из сугубо меркантильных соображений. Получая финансирование из зарубежных фондов, эти ученые говорят лишь то, что хотят услышать их грантодатели. Даже записываются в «этнические украинцы».

Приведенные примеры – на совести каждого ученого, но это еще и сфера ответственности государства. Перефразируем слова Наполеона: если государство не будет кормить науку, ее будет кормить другое государство. Что мы сейчас, увы, наблюдаем сплошь и рядом.

Не будем, однако, пессимистами. Определенные изменения к лучшему происходят. И связано это с созданием новой для нашей страны структуры – федеральных университетов. Одна из стержневых идей этих образований – научные инновации, усиление научной составляющей в высшей школе. Появилась надежда, что с созданием Южного федерального университета (ЮФУ), одного из первых двух федеральных университетов в России, формирование (практически с нуля) научно-преподавательской школы по украинской проблематике, наконец-то, сдвинется с мертвой точки.

В свете политических процессов, происходящих на Украине после создания второй «оранжевой» коалиции, резко возросла актуальность проведения научной и общественной экспертизы. Вот почему автором этих строк было предложено создать при Южном федеральном университете (ЮФУ) структуру, специализирующуюся по Украине. Такая структура видится как научно-исследовательская и учебная одновременно: она будет формировать научную школу изучения Украины и сопредельных территорий (Молдавии, Приднестровья) и одновременно восстанавливать утраченные традиции преподавания истории Украины в Ростовском государственном университете (в советские времена в этом учебном заведении наряду со спецкурсом по истории Дона читался спецкурс по истории Украины).

Повышение роли научных исследований в учебном процессе, на что делает ставку инновационный Южный федеральный университет, позволит решить эту двойную задачу. ЮФУ, будучи неоспоримым научным лидером Юга России, сумел также сохранить и укрепить позиции ведущего высшего учебного заведения, доставшиеся ему в «наследство» от Ростовского университета.

Важно отметить, что руководство Южного федерального университета и лично ректор В.Г. Захаревич всецело поддержали инициативу по созданию в структуре ЮФУ Центра украинистики (по аналогии с Центром украинистики и белорустики при историческом факультете МГУ). Работа по институционализации Центра успешно ведется и, надо полагать, близка к завершению.

Не дожидаясь решения всех юридических вопросов, связанных с открытием при ЮФУ научно-преподавательского центра по изучению Украины, исследователи из числа преподавателей Южного федерального университета продолжают научную работу на украинском направлении. С их участием вышел в свет первый сборник научных и политических статей, посвященный Украине (сборник подготовлен известным в научных кругах Центром системных региональных исследований и прогнозирования ИППК ЮФУ и ИСПИ РАН)[4]. На очереди – организация украинских штудий для студентов, магистрантов и аспирантов Южного федерального. И тогда будет завершено создание полного «технологического цикла»: от воспитания молодого поколения преподавателей-исследователей до подготовки зрелых научно-исследовательских, экспертных и преподавательских проектов.

__________________
 

ПОПОВ Эдуард Анатольевич – доктор философских наук (Ростов-на-Дону).

 


[1] Развернутый анализ причин политизации темы «голодомора» см.: Андрей Марчуков: Голод 1932-1933 гг. или "геноцид украинцев"? // http://www.regnum.ru/news/748191.html

[2] См., напр.: Украина: основные проблемы двухсторонних отношений с Россией // М.: Звенья. Издание Фонда исторической перспективы, 2006, №5.

[3] Россия и Украина: стратегия сотрудничества // www.prospekts.ru

[4] Юг России и Украина в геополитическом конспекте. Южнороссийское обозрение. Выпуск 40. Отв. редакторы И.П. Добаев, В.В. Черноус. Ростов-на-Дону, Издательство СКНЦ ВШ, 2007.

 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru