Информационно-аналитическое издание

Украинская внешняя торговля: куда путь держим?

Одесский морской торговый порт
Версия для печатиВерсия для печати

Украинские власти бодро рапортуют об успехах внешней торговли Украины, которая якобы растёт уж третий год. Недаром говорят, что есть ложь, а есть статистика. Данные Госстата – это и есть та самая, нет, не ложь, а «ловкость рук, и никакого мошенничества». Достаточно приглядеться повнимательнее и станет ясно, что внешняя торговля является зеркалом, в котором отражаются все болезни украинской экономики.

Бульон от яиц

Действительно, экспорт товаров с Украины в прошлом году вырос на 9% и составил $47,3 млрд. Но! В довоенном, 2013 г. эта цифра составляла $63,3 млрд. Даже при сохранении благоприятной экономической конъюнктуры, если «патриотам» не придет в голову нанести очередной удар по экономике «реформами», уровня 2013 г. удастся достичь лишь в 2021 г. Вторая тревожная тенденция – снижение темпов прироста экспорта. В 2017 г. он составлял 19%.

Объяснить потерю темпа достаточно легко. Во-первых, экспоненциальный рост объемов экспорта наблюдался после глубокого падения 2014-15 гг. Украинские производители лишь частично восполнили потери кризисного периода. Во-вторых, хвалёная зона свободной торговли с ЕС начала исчерпывать свой потенциал. Те квоты, которые предоставляются украинским производителям, освоены, а дополнительных не предвидится. Открыть же новые ниши крайне сложно, и причины этого кроются в показателях импорта.

В 2018 г. Украина импортировала товаров на сумму $57,1 млрд, что на 15,2% больше показателя 2017 года. Уму непостижимо: опутанная долгами страна покупает почти на $10 млрд больше товаров, чем продает. Гуляй, рванина! При этом практически со всеми приоритетными партнёрами, которых киевский режим хватает за руки с просьбой о ЗСТ, Украина терпит убытки. Так, с ЕС отрицательное сальдо составило $3,26 млрд, с США – $1,85 млрд, с Канадой – $254 млн, с Китаем – $5,4 млрд.

Предметом особой гордости Порошенко&Со является диверсификация списка торговых партнёров и увеличение удельной доли ЕС в структуре внешней торговли. Европа – это, конечно, прекрасно, но она никак не компенсировала потерю рынков стран СНГ. Если украинский экспорт в страны ЕС по сравнению с 2013 г. вырос всего на $0,7 млрд, то экспорт в страны СНГ сократился с $22,1 млрд – до 5,2 млрд. Больше всего сократился украинский экспорт в Туркменистан (в 7,8 раза), далее следуют Казахстан (падение в 6,3 раза), Кыргызстан (в 5,7 раза), в РФ – (в 4,2 раза) и Азербайджан (в 2,7 раза).

Среди же «третьих стран» наибольшие темпы роста составил экспорт в Чад, Малави, Джибути, Зимбабве, Боливию и Гватемалу. Словом, Украина вместо Европы приближается к Африке не только по уровню жизни. С самой же Европой тоже далеко не все однозначно, как говорила незабываемая «дочь офицера». Торговля растет преимущественно со странами бывшего соцлагеря: с Латвией — на 66%, Чехией на 28%, Болгарией на 32%, Венгрией на 32,9%, Польшей на 19,6%. В страны же Западной Европы украинский экспорт, наоборот, сокращается: в Австрию минус 2,8%, Нидерланды — 6,8%, Швецию — 11%, Испанию — 15%, Швейцарию — 53,55%.

В отношении торговли услугами ситуация, на первый взгляд, выглядит более благополучной. Положительное сальдо здесь составило $6,04 млрд. Но, если учесть угрозу потери транзита российского газа с 1 января 2020 г., который составляет 56% всего украинского экспорта услуг, перспективы сектора, на который киевский режим делает ставку, примерно такие же, как и у торговли товарами.

Естественно, в такой ситуации без мошенничества никак не обойтись, тем более накануне выборов. По итогам января 2019 г. правительство отчиталось о превышении импорта над экспортом в размере $20,9 млн. Экспорт вырос по сравнению с январем 2018 г. на 9,2% и составил $4,066 млрд, а импорт – всего на 0,7%, на уровне $4,045 млрд. Ларчик открывался просто. Чтобы не портить настроения избирателям, в январе 2019 г. импорт газа упал до 247,7 млн кубометров, что в 3,2 раза меньше января 2018 г. Правда, сфальсифицировать данные налоговой поручить забыли, вот она и выдала все тайны штаба. По данным ГФС, в январе экспорт товаров с Украины составил $4,066 млрд, а импорт – $4,146 млрд.

Скрытая торговля с Россией

Как ни пытаются скрывать истинные объемы сотрудничества с Россией, она упорно остается главным торговым партнёром Украины. Самая большая часть украинского экспорта, несмотря на уменьшение на 7,2%, по-прежнему приходится на Россию и составляет $3,7 млрд. Из России Киев импортирует товаров на $8,1 млрд (+12,3%). В целом экспорт в РФ составил около 8% всего украинского экспорта, а импорт из РФ – 14,2%, при этом украинский экспорт постепенно сокращается, а импорт из РФ возрастает, то есть санкции Киева бьют преимущественно по украинским же производителям. Доля же Украины в торговом балансе РФ остается незначительной и составляет 2,2%.

Это – официально. Но если учесть, что «нефтеносная» Белоруссия поставляет на Украину 40,3% нефтепродуктов, а Россия занимает второе место, продавая Украине 37,3%, доля России в поставках достигает 77,6%.

«Прекратив» закупки российского газа, киевский режим покупает «европейский» газ, который является тем же российским, но перепродаётся с наценкой, разумеется, юридическими лицами, зарегистрированными в Венгрии, Словакии, Германии, Польши и Швейцарии.

То же касается угля. За 2018 год экспорт каменного угля из Беларуси, где оного никогда не добывалось, на Украину вырос в 980 раз по сравнению с предыдущим годом. Еще часть поступает по непрямым контрактам через европейских посредников.

Зависимость Украины от России в ряде отраслей остается критической. И речь не только об энергозависимости. По словам экономиста А. Охрименко, «экспортируем в Россию мы больше всего машиностроительную сферу. Двигатели – в Россию, трансформаторы – Россия, вагоны – почти Россия, различные запчасти – Россия. Если мы говорим о проводах и бытовой технике, то это Венгрия, Польша, Молдова. Но станки и прочее оборудование для промышленности – только Россия».

Сохранить российский рынок режим, который называет РФ «оккупантом и агрессором», стремится любой ценой. Ярким примером может служить история с поставками с Украины в Россию и другие страны ЕАЭС стальных кованых валков для прокатных станов. Как только закончилось действие антидемпинговой пошлины, украинские комбинаторы увеличили поставки валков на 24,9% по демпинговым ценам, нанеся ущерб местным производителям. Можно вспомнить и скандал в ВТО по поводу ограничений на импорт в Россию украинских вагонов. Впрочем, структура украинского экспорта заслуживает отдельного внимания.

Вперед, в средневековье

Который год структура внешней торговли деградирует. И хотя этот процесс начался давно, аккурат после провозглашения «курса на евроинтеграцию», после государственного переворота 2014 г., тенденции резко усилились.

Экспорт продуктов питания и сельскохозяйственной продукции занимает первую строку, составляя 39% всей экспортной выручки. Это далеко не сыры, колбасы, конфеты и прочие продукты высокой степени переработки, а курятина, подсолнечное масло, соя, рапс, мёд. Доля пшеницы и ячменя сокращается уже второй год. На втором месте – металлы и изделия из них, доля которых составляет 24,6%. Речь о черных металлах. Дальше идут жиры и масла (9,3%), минеральная продукция (9,3%), древесина (3,3%).

Структура импорта говорит сама за себя. Поставляя сырьё, страна закупает машины, оборудование и транспорт (30,6%, или $17,42 млрд), топливно-энергетические товары (23,8%, или $13,521 млрд), продукцию химической промышленности (18,6%, или $10,603 млрд). В прошедшем году Украина заняла третье место в мире по импорту секонд-хенда, что не только убивает отечественную лёгкую промышленность, но и многое говорит об уровне платежеспособности населения.

Наименьший прирост валютной выручки приносит промышленность. По-настоящему высокотехнологичная продукция, как и годом ранее, впервые появляется аж на 20-й строчке – это двигатели турбореактивные, турбовинтовые и другие газовые турбины. Их доля в экспорте снизилась с 1% в 2017 г. до 0,7% в прошлом. В 2013 г. эти товары уверенно входили в ТОП-10 лидеров поставок. В целом доля продуктов с высокой добавленной стоимостью падает: в 2013 году она составила 36,1%, а в 2017-м – 28,2%.

Разорвав отношения с Россией и странами СНГ, режим сознательно обрек страну на переход к колониальной модели развития. Как отметил один из бывших премьер-министров А. Кинах, «порядка 70% ВВП Украины – это сырьё: аграрного комплекса (пшеница, кукуруза, рапс, мед и т.д.), горно-металлургический комплекс... А что такое 70% сырьевого экспорта в структуре экспорта в целом? Это, если говорить по аналогии, структура экспорта бывших колоний Великой Британской империи...». Он недалек от истины.

Благодаря «майдану» Украина стремительно теряет рынки промышленной продукции. Так, в 2012 г. в РФ было поставлено грузовых вагонов — 33,1 тысячи на сумму $2,3 млрд. За последние же годы экспорт украинского железнодорожного оборудования и вагонов сократился более чем в 26 раз. С 2013 по 2017 год продажа железнодорожных локомотивов, аэронавигационных и космических аппаратов упала в 10 раз. «Вылетела» Украина и из первой десятки мировых экспортёров оружия. С 2009 г. экспортная доля украинского вооружения на мировом рынке упала на 47%. По данным Государственной службы экспортного контроля от 11 июля 2018 г., Украина в данный момент выполняет более 40 контрактов, сократив экспортные поставки военной техники на 71%.

Как ни парадоксально, но даже в наиболее нищие государства мира Украина умудряется поставлять только сырьё и сельхозпродукцию. Государственная служба по вопросам безопасности пищевых продуктов и защиты потребителей с гордостью сообщила, что украинское мясо могут попробовать в 85 странах. Основными статьями украинского экспорта в Африку по-прежнему является прокат из стали (на €262,9 млн), полуфабрикаты из неё (€31 млн) и пшеница (€180 млн), на которые приходится почти 3/4 всего вывоза в эти страны.

Путь не туда

Тенденции развития внешней торговли явно показывают, что Украина выбрала неправильный вектор экономического развития. В те благословенные давние времена, когда торговое сальдо было положительным, основную экспортную выручку давали ещё сохранившиеся промышленные предприятия. Аграрно-сырьевой же вектор приводит к тому, что объёмы экспорта номинально растут, но в денежном выражении страна зарабатывает меньше. В свою очередь, развитие промышленного потенциала невозможно без сотрудничества с Россией и СНГ, которые являются как поставщиками необходимого оборудования, так и главным рынком сбыта высокотехнологической продукции.

Евроинтеграция и ставка на торговлю с наиболее крупными экономиками себя не оправдала. На Украине происходит своеобразное «экспортозамещение» остатков украинской продукции промышленного производства импортными аналогами. Структура же экспорта Украины в ЕС даже ухудшилась. Без всякой ассоциации в Польшу и Германию Украина поставляла запчасти для машин, электрические провода и мебель, из импортных комплектующих собирала бытовую технику, а 80% предприятий лёгкой промышленности занимались пошивом одежды и обуви под заказ для ведущих мировых брендов. Значительную долю в сотрудничестве с ЕС составляла и химическая промышленность, которая переживает ныне глубокий кризис.

В «аграрной сверхдержаве» падает поголовье скота и птицы, снижается производство подсолнечного масла, уменьшается доля зерновых культур в сельскохозяйственном производстве, происходит общая примитивизация и снижение биоразнообразия.

В такой ситуации дисбалансы внешней торговли исправлению не подлежат. По-прежнему будет сокращаться структура торговли, расти отрицательное сальдо и импорт дешёвой низкокачественной продукции на фоне роста экспорта сырья. 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору