Информационно-аналитическое издание

Украинцы, лемки и операция «Висла»

Украинцы в Польше
Версия для печатиВерсия для печати

Союз украинцев в Польше (СУвП) в 73-ю годовщину операции «Висла» потребовал от польских властей вернуть потомкам пострадавших недвижимое имущество либо выплатить денежную компенсацию, если таковое имущество вернуть невозможно.

СУвП назвал операцию «Висла» самым большим преступлением коммунистической власти в истории польского государства, последствия которого «ощущаются [украинским] меньшинством до сих пор, невзирая на прошедшие десятилетия».

СУвП также потребовал от Польского института национальной памяти «противодействия кампании по историческому, моральному и юридическому оправданию депортации украинского населения в 1947 г.».

Операция «Висла» началась 28 апреля 1947 г. и длилась по июль того же года. В ходе неё значительная часть украинского населения Восточной Польши была переселена в западные воеводства, которые отошли Польше после 1945 г. от Германии. СУвП настаивает, что это была этническая чистка с признаками геноцида, но о таком «геноциде» сегодня мечтают многие украинские заробитчане в Польше, стараясь поселиться поближе к Германии.

Да и потомки выселенных не спешат теперь возвращаться из экономически более развитой западной Польши в менее развитую восточную. Большинство из них ассимилировалось и стали поляками.

Слово «переселение» не следует в этом контексте путать со словом «выселение». В 1947 г. украинцев из Восточной Польши переселили в Западную Польшу (Силезию, Померанию, Восточную Пруссию), а не выселили в пустыню. Переселенцы получили относительно сносное жильё и в некоторых случаях земельные наделы. Целью операции было искоренение тыловой базы украинских националистических банд, творивших террор на территории Восточной Польши.

Незадолго до этого власти Польской Народной Республики объявили амнистию для боевиков антикоммунистического подполья. На бандеровских недобитков амнистия не распространялась «в силу фашистского характера и преступных методов борьбы, основанных на гитлеровских образцах».

28 марта боевики УПА* убили замминистра обороны Польши, героя-антифашиста генерала Кароля Сверчевского. После этого польское руководство просто не могло мириться с присутствием на своей территории вооружённых шаек, нелегально перемещавшихся через польско-чехословацкую границу в надежде сбежать на Запад от справедливого возмездия за совершённые во время войны преступления. Не могла с ними мириться и Чехословакия: в стычках с бандами УПА гибли чехословацкие военнослужащие и мирные жители. То же самое наблюдалось на советско-польской границе. Похороны жертв бандеровцев на Западной Украине не были тогда редкостью.

Это обусловило координацию действий между советскими, чехословацкими и польскими спецслужбами по ликвидации бандеровского подполья в Восточной Польше и при проведении операции «Висла». Огонь открывался только при оказании вооружённого сопротивления.  Такое сопротивление оказывали те, кто за годы сотрудничества с гитлеровцами запятнал свои руки кровью.

Задержанные бандеровцы и их пособники содержались в фильтрационном лагере в Явожно. Часть из них была поймана и передана полякам чехословаками. СУвП называет его концлагерем, но это бесстыдная подмена понятий. Здесь содержались также члены польского антикоммунистического бандподполья – Армии Крайовой и других шаек, перепутавших борьбу с коммунизмом с обыкновенным бандитизмом и прочей уголовщиной.

Уже через год после начала операции «Висла», весной 1948 г., узников постепенно выпускали из Явожно, полагая, что пребывания в заключении будет достаточно для их вразумления.

СУвП утверждает, что целью операции «Висла» была не столько борьба с ОУН-УПА*, сколько уничтожение украинского этнического элемента в Польше. Это неправда, и главным доказательством служит практические полное прекращение после операции «Висла» актов бандеровского террора. Их просто некому было совершать. Всех, кто на это был способен, либо посадили, либо переселили на запад Польши.

Майкл Лукас, активист карпато-русской эмиграции в Канаде, в книге «Из Карпатских гор в Канаду» указывает на следующие факты: фашистско-националистические банды ОУН-УПА не могли существовать без тайной поддержки населения, а оправдания местных жителей, что они помогали ОУН-УПА, потому что она защищала их от польских бандитов из Армии Крайовой, несостоятельны.

«…Почему же лидеры народа не обратились за помощью к советскому правительству в Киеве или Москве, к польскому правительству в Варшаве или чехословацкому правительству в Праге, вместо того чтобы просить помощи у украинских национал-фашистов, которые верно служили Гитлеру и помогали в войне против советского, чехословацкого и польского народа?» – вопрошает Лукас.

Действительно, не промышлявшие грабежами и убийствами шайки бандеровцев разгромили Армию Крайову, а спецслужбы СССР, ПНР и ЧССР, и просить защиты у них было более логично. Единственная претензия, которую Лукас озвучивает к польским властям – выселение «за компанию» даже не носителей украинской национальной идентичности, в частности лемков.

К концу 1940-х на Западной Украине и в Восточной Польше ещё оставались осколки карпато-русского населения, пережившего ужасы двух мировых войн, во время которых их массово уничтожали. В Первую мировую это делала австрийская военщина при содействии поляков и украинских националистов. Во Вторую мировую это делали гитлеровцы, каратели из Армии Крайовой и ОУН-УПА.

Армия Крайова ненавидела их за то, что они были носителями общерусского сознания, как некогда и всё не польское население Восточной Польши. Бандеровцы их ненавидели за то, что они отказывались принимать национал-украинскую идентичность, оставаясь верными общерусской. Большинство лемков как раз не желало быть украинцами и считали себя либо русскими, либо лемками, как отдельным народом.

К началу операции «Висла», указывает Лукас, в Польше осталось 35% лемков от их прежней численности. Остальные переехали на Украину в ходе обмена населением между СССР и ПНР в 1944-1946 гг. При операции «Висла» поляки не тронули лемков-римских католиков и женатых/замужних на польках/поляках. По подсчётам Лукаса, во время операции «Висла» 2000 карпаторусов (лемков) были обвинены в связях с национал-бандитами, но после разбирательств отпущены. Однако компенсации за утраченное имущество они не получили.

О судьбе карпаторусов-лемков в ходе операции «Висла» сегодня не вспоминают ни в Польше, ни на Украине. Потому что эта правда не нужна ни тем, ни другим.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru