Информационно-аналитическое издание

Украина теряет управление: народ не хочет войны, власть не может войну остановить

Зеленский на Донбассе
Версия для печатиВерсия для печати

На прошедшей неделе участники Трёхсторонней контактной группы (ТКГ), представляющие Россию, Украину и ОБСЕ, встретились в Минске с целью реанимации  соглашения по Донбассу, достигнутого ранее. Они обсудили порядок действий: сначала выборы на спорных восточных территориях, затем принятие Украиной закона о предоставлении региону большей автономии, а участникам конфликта – иммунитета от преследований.  По-прежнему главными вопросами повестки дня были обмен пленными, поиски пропавших без вести, а также решенные ранее, но не реализованные на практике тезисы «формулы Штанмайера» и разведения противоборствующих сил  в районах Золотого и Петровского, сорванные  по вине Киева.

Судя же по конкретным действиям, столица готовит основу для выхода из Минских соглашений. Такой вывод можно сделать из действий представителя Украины Леонида Кучмы на заседании ТКГ, где он заявил, что политическая часть «Минска – 2» выполняться не будет, пока ДНР и ЛНР не объявят о роспуске, Россия не выведет войска (какие?) из Донбасса, а границу не передадут Украине. То есть Киев,  по сути, решил, что не будет выполнять Минских соглашений, где политическая часть предваряет всё, что перечислил Кучма. О том, что новую власть тяготит «Минск» и она готова его пересматривать,  президент Зеленский и министр иностранных дел Пристайко говорят давно.

Но выход Украины из подписанных в 2015 году соглашений открывает путь  к новому витку войны. Сегодня украинская сторона отмечает, что выполнение политического блока вопросов Минских соглашений возможно исключительно при условии выполнения следующих пунктов:

– роспуск «квазигруппировок» ДНР и ЛНР;

– полное прекращение огня;

– обеспечение эффективного мониторинга ОБСЕ на всей территории Донбасса;

– вывод с территории Донбасса вооружённых формирований иностранных войск (присутствие которых так никто и не доказал) и военной техники;

– разведение сил и средств вдоль всей линии соприкосновения;

– обеспечение работы Центральной избирательной комиссии Украины, украинских политических партий, СМИ и иностранных наблюдателей;

– установление контроля над неподконтрольным Украине участком украинско-российской границы. Все эти условия перечислила в социальной сети Facebook пресс-секретарь Кучмы.

Кроме этого, Украина вновь отказывается разводить войска, ссылаясь на обстрелы. Отказ прозвучал  15 октября, на следующий день  после марша националистов в Киеве. Здесь, как и несколькими днями ранее, радикалы собрали очередной «Штайнмайер-майдан» и заявили, что развода не будет. Возможно, и поэтому прозвучавшие в Минске заявления выглядели так, будто их зачитывали со сцены «Штайнмайер –майдана».

На деле же эта неопределённость и неуверенность свидетельствует о том, что в стране существуют достаточно влиятельные политические силы, которые на гражданской войне наживают капиталы и популяризируют собственные имена  и партии.  Нерешительные действия  команды Зе показывают, что политическая воля принудительно призвать националистов к порядку на данный момент отсутствует: всем известно, что радикалы  понимают исключительно язык силы. Команда  же Зеленского, сформированная из случайных в политике и в управлении государственными делами  людей, проявляет робость перед национал-радикалами, срывающими минские договорённости.

После провала подписанной Украиной реализации «формулы Штайнмайера»  и во спасение предполагаемой  встречи «нормандской четвёрки» Владимир Зеленский направил в Брюссель главу МИД  Вадима Пристайко. Министру пришлось выкручиваться из того незавидного положения, в которое поставлена украинская власть. Ведь и Франция, и Германия, и Россия увидели, что сорвали разведение войск в Петровском и Золотом национал-радикалы, а Киев оказался неспособен их остановить.

Пристайко, в частности, заявил, что перед Украиной есть чёткие «красные линии»: первое – страна остаётся унитарным государством; второе – Конституция в пользу Донбасса меняться не будет. «Мы не вносим в Конституцию никаких особых статусов», – заявил министр.

«Мы предлагаем той стороне, которая находится сейчас за линией соприкосновения, не контролируемой полностью украинским правительством, понять, что шанс их развития – это децентрализация. Они могут объединять громады, они могут ожидать определённых возможностей, в частности финансовых, – так, как и все области и районы, которые находятся в Украине», – обрисовал перспективы для Донбасса Пристайко. Однако в ДНР и ЛНР с таким подходом согласиться не могут.

Авторитетнейший деятель запрещённой ныне Компартии Украины, бывший глава комитета Верховной рады по вопросам национальной безопасности и обороны Георгий Крючков считает, что без политической воли украинской власти этот вопрос не решить. «Если она не прекратит ту политику, которую все предыдущие пять лет режим Порошенко применял к Донбассу, рассчитывать на то, что произойдет что-то позитивное, невозможно. Мы же видим, как «партия войны» сопротивляется даже тем робким попыткам, которые делает президент Зеленский. Я имею в виду срыв разведения войск.

Те, кто призывает дать вооружённый отпор России, должны осознать, что воевать с Украиной Россия по своей инициативе не будет. В противном случае это будет конец Украине как самостоятельному государству. С Донбассом можно договориться, если дать региону особый статус, гарантировать, что там не будет расправы над людьми. Нужно позволить людям разговаривать на родном языке, а для подавляющего большинства населения это русский. Донбасс должен иметь свою власть. Если все эти вопросы будут решены, тогда можно вести разговор о восстановлении отношений с Донбассом. Но пока мы видим, что шагов в этом направлении крайне мало», – рассказал Крючков в интервью еженедельнику «2000».

На вопрос о способности Владимира Зеленского навести порядок в стране Крючков ответил: «Я по-человечески воспринимаю его как человека, который хочет вывести страну из того состояния, в котором она оказалась при его предшественнике. И вижу, что он хочет этого. Но, во-первых, у него нет опыта государственной и политической деятельности. Во-вторых – нет реальной политической силы. Кроме того, непонятно, сможет ли он совладать с «партией войны», которая активизировалась и начала выводить людей на улицу. А Зеленскому, который получил поддержку 73% населения, как оказалось, некого вывести, чтобы противостоять этому процессу».

Нельзя сбрасывать со счетов и международный фактор. Мы видим, что президент США считает Украину «токсичным наследством» предшественника и открыто предлагает Зеленскому искать возможности для диалога с Владимиром Путиным. Неизвестно, как поведут себя Франция и Германия, если встреча в «нормандском формате» всё же состоится. Но пока это нереально, и свежий разговор руководителей Германии и России доказывает, что встреча ради встречи «нормандцам» не нужна, она нужна исключительно Зеленскому – дабы разделить ответственность за украинские события с Макроном и Меркель.

Запад мог бы посодействовать урегулированию конфликта в Донбассе, проявляя при этом уважительное отношение к интересам России в сфере безопасности. США и их союзникам следует официально снять с повестки дня вопрос о членстве Украины в НАТО и прекратить практику оказания военной помощи Киеву. Без иностранной поддержки украинское войско и его военачальники продержатся на линии разграничения недолго, радикалы же вообще не представляют из себя какой-то организованной силы и тем более армии. Кроме того, прекрасно известно, что лидеры неподконтрольных власти бандформирований вроде УДА берегут свои драгоценные шкурки и не поторопятся возглавить «наступательную операцию», у которой есть все шансы закончиться в тот же момент, когда она начнётся.

Рано или поздно украинцам останется определиться не только с войной, но и с собственной экономической ориентацией, поскольку раскол страны, скорее всего, будет актуальным ещё длительное время. Уже сейчас в западной (в том числе и в американской) прессе поднимается вопрос о признании Крыма в составе России де-факто с последующим проведением ещё одного референдума под контролем ОБСЕ, ООН и всевозможных иностранных миссий наблюдателей. «Такой компромисс вызовет неоднозначную реакцию. Постоянное военное лобби в Вашингтоне будет возражать. Украинские ультранационалисты ещё громче будут называть Зеленского предателем. Восточная Европа заявит об умиротворении России. Однако такой компромисс определённо лучше, чем нескончаемый конфликт», – пишет, например, The American Conservative.

В этом случае  у Украины появилась бы реальная возможность свернуть военные действия и вернуть Донецк и Луганск пусть и в качестве края, имеющего особый статус. Что же не устраивает свидомую общественность, которая горячо желает восстановить контроль Киева над мятежной территорией? Возможно, то, что придётся отвечать за содеянное за эти годы?

Если же никаких подвижек на пути к миру не произойдёт, то конфликт в его нынешнем варианте может продолжаться ещё годы, то «оттаивая», то «замерзая». Но здесь есть ещё один момент: мир меняется и неизвестно, что случится завтра. Месяц назад никто и подумать не мог, что американцы разбомбят собственную авиабазу в Сирии. Украина же, являясь полностью зависимой от Запада, попала в ситуацию, когда власть не в состоянии справиться с управлением страной, а у тех, в чьих руках дистанционное управление, свои проблемы и свои задачи сегодняшнего дня. Куда более важные, чем война Киева с Донбассом. Не спас бы ситуацию и Порошенко, которого в мире вообще перестали воспринимать. Бывший президент разве что устроил бы очередную кровавую провокацию, стараясь привлечь внимание Запада. Может, это и к лучшему, что у Зеленского дали понять, что украинское общество разрывают внутренние противоречия, а власть не может преодолеть этот раскол. И, соответственно, остановить войну не может, призвать к порядку радикалов не может, предложить Донбассу реальный мирный план не может и воевать тоже не может. Как есть Failed State…

 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru