Информационно-аналитическое издание

«Украина пошла дурной дорогой…»

Версия для печатиВерсия для печати

Не успела высохнуть типографская краска на полосах проправительственной польской прессы с отчётом о плодотворном дружеском визите президента Анджея Дуды на Украину, как Украина порадовала Польшу очередным знаком «уважения»: Львовская горадминистрация постановила почтить памятной табличкой боевиков ОУН Васыля Биласа и Дмытро Данилишина, убийц депутата польского Сейма Тадеуша Голувко. Табличку разместят на здании бывшей тюрьмы, где убийцы томились в ожидании смертного приговора.

Пока обескураженные польские СМИ обсуждали эту новость, пришла следующая: начато разбирательство в отношении директора Дома органной и камерной музыки при костёле Марии Магдалины во Львове,  расположенного на углу улиц Бандеры и Дорошенко. За то, что тот посмел снять портреты Бандеры и Шептицкого и флаг УПА (запрещена в России), «украшавшие» органный зал.

Всё это говорит о том, что искреннее примирение между националистической Украиной и Польшей невозможно. Их противоречия носят системный характер, и ни одна из сторон не намерена отказывается от своей привычной системы.

В межвоенный период польские политики пытались найти способы взаимовыгодного сосуществования двух систем, и как раз Тадеуш Голувко был одним из таких политиков. Однако его печальная судьба свидетельствует о том, что их усилия пропали втуне.

Голувко был ярым сторонником идеологии польского прометеизма. Польша изображалась в роли Прометея, нёсшего огонь свободы народам за восточной границей Польши. Царскую власть в Российской империи сменила советская, сама империя превратилась в Союз Советских Социалистических Республик, но прометеизм оставался верен своей единственной цели – расколоть пространство за восточной границей Польши вдоль национальных швов.

Тут же под рукой у Польши был соответствующий инструментарий – украинский национализм, поляками же вспоенный и вскормленный. Но вот беда: украинские националисты желали не только распада СССР, но и собственного самостийного националистического государства с Западной Украиной в его составе, а это в планы польских прометеистов никак не входило. Западная Украина для поляков была неотъемлемой частью Речи Посполитой, словосочетание «польский Львов» - не патриотическим девизом, а констатацией обыденного факта.

Голувко, заняв в 1927 г. пост начальника Восточного департамента МИД Польши, пылко взялся за разработку идеологических основ украинско-польского примирения. Таковыми должны были стать наделение Западной Украины в составе Польши автономными правами, интеграция умеренных украинских националистов в политическую жизнь Польши и взаимодействие польских и украинских политических партий.

Радикальным националистам места в этой схеме не предусматривалось. ОУН это вовсе не устраивало, т.к. вся её идеология была построена на радикализме и оправдании насилия над инакомыслием.

Главари ОУН увидели в Голувко угрозу собственному влиянию и называли его скрытым польским шовинистом. Его стараниями умеренные националисты могли быть введены в политику, радикалы - остаться утратившими влияние изгоями, вытесненными на обочину политической жизни, ОУН - превратиться в легальную структуру за столом переговоров, а не в подпольную организацию с пистолетом и бомбой в руке.

По приказу руководителя боевого крыла Краевой экзекутивы ОУН Романа Шухевича Голувко был застрелен в 1931 г. в одном из санаториев в Трускавце. Его смерть обсуждалась на заседании Лиги наций, о ней писали европейские газеты. Процесс польско-украинского примирения был сорван.

На нынешней Украине радикалы ОУН значатся в героях. Шухевичу возводятся памятники, его именем названы улицы сразу в нескольких городах. Националистическому экстремизму отводится почетная функция идеологического базиса в истории украинской государственности.

Варшава вынужденно делает вид, что все хорошо, украинско-польская дружба крепнет с каждым годом. Но о том, что это не так, свидетельствует рост популярности идеологии Национально-демократической партии (НДП) межвоенного периода.

НДП была политическим оппонентом Юзефа Пилсудского. Последний, заигрывая с украинскими националистами, выражал, по крайней мере на словах, поддержку украинской националистической идее. Национал-демократы обвиняли Пилсудского в предательстве Польши и требовали бескомпромиссной борьбы с украинским национализмом.

В 1922 г. сторонником национал-демократов был застрелен президент Польши Габриэль Нарутович, который был человеком Пилсудского и пробыл на посту президента всего пять дней. Приговорённый к расстрелу убийца во время казни крикнул: «Я умираю за Польшу, которую предал Пилсудский».

Голувко тоже был в команде Пилсудского, но был убит теми, с кем заигрывал Пилсудский. Теперь, по прошествии почти 90 лет, польские национал-демократы требуют того же, чего требовали национал-демократы начала XX в. – борьбы с украинским национализмом и жёсткой политики в отношении Украины. Президента Анджея Дуду они обвиняют в том же, в чем обвиняли когда-то президента Нарутовича и Пилсудского – в предательстве польских национальных интересов.

В Сейме Польши интересы национал-демократов представляет депутат Роберт Винницкий, противник прометеизма и прочих глупостей «а-ля Голувко». «Украина пошла дурной дорогой… обоснования своей государственности на мифологии, связанной с преступным культом ОУН-УПА, что повлечёт за собой соответствующие последствия», - заявил он в одном из интервью.

Национал-демократы не скрывают планов добиться большего присутствия в эшелонах власти. И это не сулит националистической Украине ничего хорошего.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору