Информационно-аналитическое издание

Украина поддержала санкции ЕС против Белоруссии – конец дружбе?

Лукашенко и Зеленский
Версия для печатиВерсия для печати

Несмотря на развернувшуюся в мире панику, связанную с пандемией коронавируса, политическая составляющая международных отношений никуда не исчезла. И в данном случае ни Украина, ни Белоруссия не являются исключением. В обеих странах продолжают происходить события, которые определяют не только нынешнюю жизнь государств, но и их будущее. При этом, как оказалось, именно сегодня принимаются решения, которые в последующем могут стать ключевыми c точки зрения развития двухсторонних связей.

В начале апреля стало известно, что над белорусско-украинской дружбой, о которой так много говорили и в Минске, и в Киеве, нависла серьёзная угроза. Ещё 31 марта на сайте Совета Евросоюза появился документ, в котором указывается на присоединение Украины к европейским санкциям против Белоруссии. В частности, в нём отмечается, что «страны – кандидаты на вступление в ЕС – Республика Северная Македония, Черногория и Албания, страна процесса стабилизации и ассоциации Босния и Герцеговина, страны EFTA (Европейской зоны свободной торговли) Лихтенштейн и Норвегия, а также Украина присоединились к решению ЕС о продлении санкций в отношении Белоруссии». При этом  известно, что Киев, в отличие от, например, Тираны, Подгорицы или Осло, в настоящее время не имеет никакого статуса в ЕС, который бы обязывал его делать подобные шаги.

Как считают аналитики, причину такого поступка украинских властей вполне объясняет текст комментария к документу. В нём говорится, что «страны, присоединившиеся к санкциям, обеспечат соответствие своей национальной политики упомянутому решению Совета ЕС», а «Европейский союз принимает к сведению это обязательство и приветствует его». И, несмотря на то, что в настоящее время в Минске еще не дали оценки действиям киевских властей, можно не сомневаться, что присоединение Украины к санкциям окажет самое прямое влияние на белорусско-украинские связи. Даже если учитывать, что нынешние ограничительные меры по отношению к Белоруссии не носят для республики катастрофического характера.

Если обратиться к истории вопроса, то стоит напомнить, что отношения между Минском и Брюсселем на протяжении последних 25 лет остаются весьма напряжёнными. В ЕС до недавнего времени вполне официально называли Белоруссию «последней диктатурой» на континенте, а её президента Александра Лукашенко – диктатором. Все попытки официального Минска наладить отношения с европейскими коллегами каждый раз натыкались на обвинения в антидемократичности режима, сохранении смертной казни, ущемлении прав и свобод граждан, противодействии развитию так называемого «гражданского общества».

Именно на этом фоне в 2004 году и появились частично сохраняющиеся до настоящего времени санкции. Тогда они были введены за преследование местной оппозиции, крайне рьяно выступавшей за незаконное изменение белорусской конституции, позволявшей Лукашенко избираться на пост президента неограниченное количество раз. Санкции вводились в отношении многих местных чиновников, часть из которых подозревали в физическом устранении оппонентов белорусского лидера – экс-министра внутренних дел Юрия Захаренко, политика Виктора Гончара, бизнесмена Анатолия Красовского, а также журналиста Дмитрия Завадского. За несколько последующих лет санкционный список пополнился многими фамилиями, число которых превысило 170. В 2011 году, после очередного кризиса в отношениях между Минском и Брюсселем из-за президентских выборов в Белоруссии, к ограничениям добавилось и эмбарго на поставки в республику оружия.

Однако, как известно, политика Европейского союза крайне изменчива и подчиняется своей внутренней логике, одной из целей которой является сокращение влияния России на континенте. После событий 2014 года на Украине и начала ухудшения белорусско-российских отношений из-за вопросов политического и экономического характера Брюссель решил изменить свой взгляд на режим Лукашенко. Между Белоруссией и ЕС начали активизироваться связи, а Минск формально заявил о независимости своей политики по отношению к украинскому кризису и официально не признал Крым российским.

В результате уже в 2016 году Совет ЕС приостановил ряд ограничений в отношении Белоруссии, оставив в санкционном списке только четверых человек, которых в ЕС считают причастными к политическим убийствам. В нём остались: бывшие министры внутренних дел Владимир Наумов и Юрий Сиваков, нынешний глава Управления делами президента Виктор Шейман, а также бывший командир бригады спецназа внутренних войск МВД Дмитрий Павличенко. Кроме того, санкции были сняты и против 10 компаний, которые в ЕС считали связанными с семьёй Лукашенко. При этом оружейное эмбарго было сохранено, и лишь в 2017 году из него решили исключить поставки оборудования для биатлона, которые, однако, подлежат «предварительной авторизации со стороны уполномоченных национальных органов власти в каждом отдельном случае».

Именно в таком варианте документ был продлён в феврале текущего года еще на один год. Реакция на него Минска, как и несколько лет подряд, оказалась достаточно привычной и не содержала в себе жёсткой критики. В МИД республики продление санкций назвали «ритуальным» и «безосновательным пережитком прошлого», а также «проявлением политической инерции в подходах Евросоюза к выстраиванию диалога с Белоруссией».

Подобное отношение официального Минска к продлению европейских санкций, как считают многие эксперты, и могло стать одной из причин, по которой в Киеве решили проигнорировать возможные последствия от своего нынешнего шага. При этом в центре политического решения украинской власти, конечно, стоит курс на евроатлантическую интеграцию, закреплённый при Порошенко в законодательстве Украины. С этой точки зрения, действительно, реакция белорусских партнёров отходит на второй план. Однако стоит заметить, что такое отношение к Белоруссии, где неоднократно заявляли о важности своих связей с Украиной и где руководство крайне щепетильно следит за своим статусом в процессе урегулирования кризиса в Донбассе, в Минске вряд ли оставят без внимания.

Александр Лукашенко очень высоко оценивает межличностные контакты со всеми политическими лидерами. Несмотря на его прошлую скептичность в отношении Владимира Зеленского, после избрания последнего на пост президента белорусский руководитель неоднократно заявлял о том, что Минск уважает выбор украинцев и считает, что их лидер «не нуждается в советах и прекрасно разбирается, что и как необходимо делать по тем или иным вопросам». После личной встречи с Зеленским в октябре 2019 года на Форуме регионов Лукашенко мог рассчитывать на такое же отношение и к себе. Тем более что тогда украинский президент произнёс много теплых слов в отношении Белоруссии. Например, он отметил, что «наши люди дружны, ментально абсолютно близкие, и я горжусь, что у нас такие хорошие отношения и соседи». Кроме того, Зеленский выразил уверенность, что связи между двумя странами в дальнейшем будут только улучшаться, и поблагодарил Белоруссию за её роль в вопросе урегулирования конфликта в Донбассе, а также «поддержку суверенитета и территориальной целостности Украины». Нынешний шаг официального Киева совершенно не увязывается с тем, что тогда говорил украинский президент, и вполне может быть расценен Лукашенко как крайне недружественный.

Но нельзя со стопроцентной уверенностью говорить о том, что в Белоруссии решат разрушить всё то, что по крупицам создавали на протяжении последних лет. Ухудшение отношений с Киевом вполне может стать причиной снижения роли официального Минска в процессе урегулирования конфликта в Донбассе, значит, и отношения со стороны Европы к Лукашенко. Пойти на это белорусский лидер в условиях продолжающегося нефтегазового и интеграционного спора с Россией вряд ли решится. Тем более накануне предстоящих в текущем году президентских выборов. Однако это не значит, что в белорусской столице проигнорируют столь неоднозначный шаг со стороны Киева и не просто потребуют объяснений, но и постараются выжать из ситуации как можно больше выгоды для себя. Минск, оперируя словами о своей позиции в отношении украинского кризиса и статуса Крыма, может потребовать для себя неких политических компенсаций за причинённые ему «неудобства». Например, поддержки белорусских инициатив на международной арене, а также сохранения за Минском статуса переговорной площадки по Донбассу. И здесь уже украинским властям придется решать, стоит ли игра свеч, чтобы идти на условия Белоруссии или курс «на Европу» важнее. Именно от этого и будут зависеть дальнейшие отношения между двумя странами.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru