Информационно-аналитическое издание

Украина: неправильные пчёлы, неправильный мёд

Версия для печатиВерсия для печати

Едва начала функционировать ЗСТ между Украиной и ЕС, как тотчас же произошёл первый серьёзный скандал с мёдом. В Чехии в мёде одной из местных фирм обнаружились антибиотики (нитрофуран и хлорамфеникол), которые предположительно попали туда из Украины: чехи для чего-то подмешивали импортированный украинский мёд в свой продукт. А в самой Украине приостановлена выдача сертификатов на экспорт меда в страны, являющиеся членами Евросоюза.

Вроде бы «украинский след» пока ещё не доказан, однако президент Чешской Республики Милош Земан заявил: «Насколько мне известно, мёд привезли из Украины и добавили к чешскому. Первым шагом сейчас должен стать запрет импорта мёда из Украины. Вторым – более тщательный контроль за качеством мёда».

Как известно, Земана в Киеве очень не любят, считают его «агентом Кремля». Но вот что ещё интересно. Недавно в Чехии провели соцопрос на тему, как граждане относятся к другим странам. Больше всего симпатий чехи испытывают к своим ближайшим братьям-словакам – к Словакии положительно относятся 86% опрошенных. Резко упало расположение к Германии, за год показатель снизился с 64% до 49%. Меньше всего же чехи любят турок – 15% и… украинцев – 24%. Не в одном Земане, значит, дело...

Очевидно, что такого рода казусы, как с мёдом, а тут, кстати, и в куриных яйцах, поставленных с Украины в Израиль, тоже обнаружились какие-то нехорошие вещества, подрывают и без того уж изрядно подпорченный имидж Украины в Европе.

Способны они подорвать и экономику страны. Агропромышленный комплекс Украины оказался в весьма непростом положении, после того как Москва и Киев обменялись продовольственными санкциями и традиционный восточный рынок оказался для украинских производителей фактически закрыт. Внутренний же спрос ограничен – покупательная способность граждан после госпереворота сильно упала.

Выход видится в увеличении продаж продовольствия в Евросоюз. И вроде бы ассоциация с ним, установление ЗСТ должны этому посодействовать. Правда, режим свободной торговли опять же ограничивают квоты на беспошлинный ввоз в ЕС ряда продуктов, производимых на Украине, включая пшеницу, кукурузу, ячмень, томаты. Установлены они и на мёд – квота на него составляет 5 тыс. тонн, причём в прошлом году квота была превышена уже за первые 5 месяцев.

Если наличие антибиотиков в украинском мёде подтвердится, это поставит под сомнение и качество других продуктов питания, производимых на Украине. А вопросы к ним имеются. Я не знаю, какие, к примеру, сыры поставляет Украина за рубеж, но у тех сыров, что лежат в украинских супермаркетах, качество частенько, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Вряд ли их оценят признанные знатоки сыра – французы и голландцы. Равно как и шоколад одного всем известного монополиста не может равняться на шоколад швейцарский или бельгийский.

Впрочем, можно допустить и другое объяснение происхождения скандала с мёдом. Не исключено, что Украина вправду стала жертвой некоего заговора конкурентов, не желающих допускать её продукцию на европейский рынок. Т.н. свободная торговля слабых стран (вроде Украины, опускающейся помаленьку до уровня стран Африки) с сильными державами и объединениями, такими как США и Евросоюз, неизбежно носит неравноправный характер, способствуя обогащению богатых за счёт бедных. Это слабые страны, вынужденные принимать чужие условия, полностью, настежь открывают свои рынки. А Евросоюз, вроде бы открывая свои таможенные границы, снимая ввозные пошлины, одновременно ставит преграды в виде жёстких стандартов, экологических требований и прочего, зачастую завышенных, соответствовать которым слабым производителям сложно.

Таким образом, «высокие европейские стандарты» – игра «по их правилам» – заведомо снижают конкурентоспособность украинских производителей, к чему может прибавляться ещё и «нечистоплотная конкуренция». Обижают-то всегда слабаков!

В интервью «Голосу Америки» украинский мультимиллионер, владелец агрохолдинга «Мироновский хлебопродукт» (торговая марка «Наша Ряба» и др.) Юрий Косюк вынужден заявить: «Я думаю, что мы обмануты. Для экспорта продовольственных товаров из Украины установлены катастрофически большие ограничения или квотирования… Они [европейцы] чётко защитили собственные интересы, а Украина проиграла. Поэтому я считаю, что и зона свободной торговли, которую очень сильно пропагандируют сегодня, это обман Украины».

Г-на Косюка более всего волнует низкая квота на ввоз курятины – этим лично он, очевидно, и «обманут». Но в «обмане Украины» виноваты и сами олигархи, почти поголовно ратовавшие за евроинтеграцию.

* * *

Украина обладает богатейшими традициями пчеловодства, и данная отрасль играет в экономике страны не последнюю роль. К началу современного пчеловодства во всём мире имеет прямое отношение житель Российской империи из Черниговщины Пётр Прокопович (1775–1850): в 1814 году он изобрёл рамочный улей. К слову, вопреки распространённому заблуждению День пасечника (19 августа) учредил вовсе не «головний бджоляр України» Виктор Ющенко, а Леонид Кучма ещё в 1997 году.

В советское время в УССР, по данным за 1981 год, насчитывалось 2,6 млн. пчелиных семей (треть общего их количества в СССР), годовое производство мёда составляло 12–16 тыс. тонн. В последние десятилетия отрасль развивалась высокими темпами. Ныне Украина занимает по производству сладкой субстанции третье или четвёртое место в мире, уступая только Китаю, Турции и Аргентине. В 2010–2012 годах украинские пасеки давали 70–75 тыс. тонн мёда, в 2014-м – 66,5 тыс. тонн. Правда, надо учесть, что больше всего – 10 тыс. тонн годового сбора – приходилось на Донбасс, за которым следуют Николаевская и Житомирская области.

Быстрее чем производство, растёт экспорт. Если в 2010 году он равнялся 7 тыс. тонн, в 2012-м – 13 тыс. тонн, то в 2014 году вывоз превысил 36 тыс. тонн (более половины валового производства).

Поначалу основное значение имел экспорт продукта в Россию, однако ещё до известных политических событий чётко обозначился европейский вектор: Германия, Польша, Франция.

В ту же Чехию за 10 месяцев минувшего года было поставлено 804 тонны мёда, или третья часть всего импорта мёда в страну. 11,5 тыс. тонн в 2014 году пошли в Германию, 7,8 тыс. тонн в Польшу. Поставки осуществляются в США (7,8 тыс. тонн в 2014 году), в Канаду и Китай, который сам заполняет мир своим дешёвым медком.

Украина становится одним из ведущих экспортёров мёда в Евросоюз наряду с Китаем и странами Латинской Америки, конкурируя с ними благодаря хорошей цене. Европейский рынок чрезвычайно привлекателен (потребление мёда в ЕС – 150 тыс. тонн в год, или  27% мирового потребления).

Выгодный бизнес привлёк на Украине в торговлю мёдом многие компании. Если раньше в ЕС мёд поставляли 10 фирм, то теперь все 50. И некоторые откровенно халтурят: заключают, скажем, с немцами выгодные контракты, а затем уже под них начинают скупать продукцию у кого ни попадя (а это в основном мелкие пасечники, у которых мёд-то с разными характеристиками, причём плохой мёд с одной пасеки портит всю его партию).

Теперь в условиях бардака, охватившего страну, и в условиях учащения торговых связей с ЕС могут участиться и случаи дискредитации украинского бизнеса. А уж конкуренты украинцев с радостью ухватятся за инциденты вроде чешского…

* * *

До 80% мёда, производимого на Украине, составляет мёд от подсолнечника, далее следуют мёд гречишный, акациевый, липовый. Очевидна связь между ростом сбора подсолнечника и ростом выработки мёда – отраслей, получивших экспортную направленность. Но сегодня много говорится о том, что транснациональный капитал готовится, заграбастав наши чернозёмы и позарившись на нашу дешёвую рабсилу, навязать Украине специализацию на возделывании специфических ГМО-культур.

Возникает вопрос: а как повлияет всё это на качество мёда и будет ли его покупать Европа, которая пока, по крайней мере до того, как её саму Штаты затянут в Трансатлантическое партнёрство, сопротивляется внедрению генно-модифицированных продуктов питания?

Имеются сведения, что именно ГМО-растения, а не другие причины вызывают случаи массовой гибели пчелиных семей. Главная беда в том, что без этих трудолюбивых насекомых невозможно опыление большинства растений, отчего гибель пчёл способна нанести тяжёлый, катастрофический удар по природе вообще и по сельскому хозяйству в частности.

На Украине говорят: «Мертві бджоли не гудуть! А якщо й гудуть, то тихо-тихо». Те интеграционные процессы, в которые с подачи наших иноземных «друзей» втянулось руководство Украины, могут иметь самые непредсказуемые экономические, социальные, экологические, демографические последствия. Боюсь, их толком не просчитывают не только в Киеве, но и в Брюсселе. Аукнуться же они сполна могут и во впадающей сегодня в глубокий системный кризис Европе…

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору