Информационно-аналитическое издание

Украина – НАТО: долгая история неразделённой любви

Зеленский и Столтенберг
Версия для печатиВерсия для печати

Прошло шесть лет с момента объявления евромайданом одностороннего курса на евроатлантическую интеграцию, подразумевающую в том числе и членство в НАТО, а дистанция между Украиной и альянсом за эти годы в институциональном плане сократилась весьма незначительно.

Принимать Украину в свои ряды альянс в ближайшее время не намерен. Об этом прямо говорил его генсек Йенс Столтенберг во время визита в Киев для участия в заседании комиссии Украина – НАТО 31 октября. На вопрос журналистов, стоит ли Киеву подавать повторную заявку на получение Плана действий для членства в НАТО (ПДЧ), Столтенберг отрезал: «…зачем?.. Сейчас вопрос ни о вашем членстве в НАТО, ни о получении ПДЧ не стоит в центре внимания. Внимание альянса, стран-участников и Украины должно концентрироваться не на дате получения ПДЧ, а на достижении соответствия стандартам НАТО»

Украина участвует в целом ряде программ, направленных на расширение сотрудничества с Североатлантическим альянсом – Годовой национальной программе, Комплексном пакете помощи и других. Этим мерам Столтенберг тоже дал скромную оценку: «Сейчас надо сфокусироваться не на этих формальностях, а на реальности. А реальность такова, что к членству ведут укрепление институтов безопасности по стандартам НАТО, увеличение совместимости Вооружённых сил Украины с силами НАТО…».

Киев до сих пор не имеет ни малейшего понятия о дате возможного членства Украины в ЕС и НАТО, пусть даже приблизительной, вилами по воде писанной и чисто теоретической. Натовские чиновники отделываются дежурной фразой: примут, когда на то будет политическая воля стран-членов ЕС и НАТО. Столтенберг даже не смог пообещать, что это произойдёт при его жизни. Такой ответ – синоним слова «никогда», если даже генсек НАТО не знает и примерных сроков.

 



Украина – НАТО: история любви

Украина альянсу нужна, но не в институциональном смысле как полноправный член европейской цивилизации и евроатлантической архитектуры безопасности, а в роли зависимого слабого партнёра, обречённого на заклание ради геополитических интересов Запада.

Первую скрипку в альянсе играют Соединённые Штаты, а Украина никогда не была для них важным союзником. Американское издание The American Conservative опубликовало на эту тему статью политика и публициста Патрика Бьюкенена When Did Ukraine Весome a “Critical Ally”? («С каких пор Украина стала «ключевым союзником»?»). В ней автор вспоминает, как тридцать лет назад президент США Джордж Буш-старший призывал украинское руководство не увлекаться «самоубийственным национализмом» и не откалываться от России и отверг идею членства Украины в НАТО.

«Почему так?» – задаётся вопросом Бьюкенен. И поясняет: «Потому что территориальная целостность и суверенитет Украины ни сейчас, ни вообще когда бы то ни было не являлись для нас жизненно важными понятиями…Картинные описания Украины как нашего сражающегося союзника фальшивы. Мы не чувствовали и сейчас не чувствуем себя обязанными воевать за её территориальную целостность и суверенитет».

Принять Украину в свой состав Североатлантический альянс не может по многим причинам, в том числе институционального характера, а именно положения в уставе НАТО о невозможности членства в альянсе государств, имеющих территориальные споры с соседями. Иначе это повлекло бы за собой втягивание альянса в эти споры из-за пятой статьи Договора о НАТО, которая гласит, что нападение на одного из членов НАТО является нападением на весь блок.

Есть вариант предоставить Украине статус основного союзника вне НАТО (major non-NATO ally). Таким статусом для США обладают Япония и Южная Корея. Этот статус Киев просил себе в 2014 году, но Конгресс США отказал. В 2017 году попросил второй раз. Запрос провалялся в кабинетах конгресса два года, в мае 2019 года пришёл ответ: зарегистрирован законопроект H. R.3047 «Об оказании поддержки Украине при защите её независимости, суверенитета и территориальной целостности, а также в других целях». О статусе основного союзника вне НАТО – ни слова.

Патрик Бьюкенен ранее уже пояснил, что заявления о территориальной целостности и суверенитете Украины в устах американских конгрессменов – всего лишь дипломатическая мишура для прикрытия истинных целей Вашингтона на Украине.

Цели эти таковы: превратить Украину в полигон борьбы против России ради обеспечения планетарной гегемонии Запада.

Эпоха однополярного мироустройства уходит постепенно в прошлое, геополитическая многополярность становится неизбежностью. Рост геополитического влияния Китая, России, Индии, Бразилии и Ирана становятся свершившимся фактом. Самая насущная задача США – замедлить этот неотвратимый процесс через дестабилизацию обстановки у границ своих вероятных конкурентов. Вот почему не так давно, при президенте Обаме, Вашингтон отказал Украине в летальном оружии, а при Трампе начал его поставки.

Казус в том, что процесс смены геополитической парадигмы мироустройства неустраним. Столь масштабные изменения происходят на планете раз в полтысячелетия (долгосрочный геополитический цикл). Уходящая в прошлое модель западноцентричного мироустройства началась в XVII веке – ещё с открытия Колумбом Америки.

Приходящая ей сегодня на смену модель смещения геополитического центра тяжести в Азию (одновременное возвышение двух азиатских «тигров» – Китая и Индии, усиление союзных объединений, таких как БРИКС, АСЕАН) тоже будет длиться около пятисот лет. Мудрые политики уже сейчас готовят свои страны к этой «перемене мест». Франция, Венгрия, Израиль, Италия, Португалия, Сербия, Греция, Турция и другие открываются навстречу Востоку и не видят альтернативы нормализации отношений Запада с Россией, которая территориально соединяет Европу с Азией.

Для Украины проситься в ЕС и НАТО в XXI веке – это проситься в прошлое. Она не принадлежит к западно-европейской цивилизации, чтобы бесконфликтно вписаться в европейскую политическую культуру и систему безопасности. Европейцы и американцы не будут взваливать себе на плечи бремя финансирования украинской экономики (в случае членства Украины в ЕС) и украинской армии (в случае членства в НАТО).

Более реален другой вариант: закрепление за Украиной какого-нибудь отдельного статуса во взаимоотношениях с Североатлантическим альянсом, при котором Украина останется один на один с развязанной ею самою войной и экономическим упадком. Партнёры по НАТО будут периодически подбрасывать Украине финансовые крохи и оказывать военную помощь, чтобы костёр конфликта не затухал, будут проводить у границ России многочисленные учения (сейчас они уже длятся круглый год), могут даже разместить там свои базы, и кормить украинцев надеждами на недостижимое евроатлантическое будущее. Вот как бывший посол США в Киеве Стивен Пайфер, который в статье для Foreign Affairs ещё раз подтвердил позицию НАТО по отношению к Украине: «Не сейчас, но и не никогда». «Такая стартовая точка является отражением того факта, что сейчас внутри НАТО нет консенсуса касательно того, стоит ли принимать Украину в НАТО, однако одновременно с этим она позволяет сохранить такую возможность», – пишет Пайфер, вероятно, надеясь на то, что Киеву вполне достаточно этого самого «не никогда».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru