Информационно-аналитическое издание

Убежавшие от войны в Донбассе

18.04.2020
Украинские военные подходят к российской границе, лето 2014 года
Версия для печатиВерсия для печати

«Летом 2014 года, на границе России, в Ростовской области, начали происходить удивительные вещи. Из районов боевых действий в Донбассе, на территорию нашей страны, начали выходить украинские солдаты», – рассказывает российский военный корреспондент Александр Сладков в своём новом документальном фильме «Донбасс. Лагерь убежавших от войны».

Об этом не все помнят, но летом 2014 года в Ростовской области строили походные лагеря не только для беженцев – мирных жителей Донбасса, спасавшихся от артиллерийских обстрелов ВСУ, но и для украинских солдат – тех, кто бежал с поля боя. Тем летом на территорию России потянулось два потока: один – беженцы от войны, второй – дезертиры ВСУ. С каждым днём украинских военных становилось всё больше, и настал момент, когда пришлось решать вопрос с их размещением. Тогда и было предложено поставить для них палаточный лагерь.

Среди дезертиров были не только рядовые солдаты, но и офицеры. Многие были ранены, некоторых в тяжёлом состоянии приносили их товарищи. И раненым тут же, в палаточном лагере, оказывалась медицинская помощь.

К концу лета 2014 года поток украинских военных, перешедших российскую границу, стал расти с каждым днём. При этом они в интервью уверяли, что дух украинской армии как никогда крепок, а армия ополченцев – это одни алкаши и бомжи. Да, не стеснялись рассказывать на камеру российским журналистам о том, «какой сброд все эти сепаратисты». Чувствовали себя в безопасности.

Приём «киборгов» и переправка их домой на Украину вскоре была поставлена на поток, подключили к работе украинского консула в Ростовской области, а в Ростов стали летать украинские транспортные самолёты – забирать своих военных партиями.

«438 несчастных украинских солдат и офицеров с удовольствием ели российский военный паёк, отдыхали и ждали переброски на родину. Насмехаться над этими солдатами нехорошо. Они оказались в очень неприятной ситуации. Но я уверен, не такие уж они идейные защитники своей Родины, хотя они об этом и говорят. Ведь они не захотели погибнуть за свою родину, а предпочли сбежать, когда стало трудно. Может быть, не так уж они её и любят – Родину? Не дезертиры ли они случайно?» – задаётся вопросами Сладков.

С тех пор прошло шесть военных лет. Дезертирство в украинской армии стало явлением обыденным, так же как и пьянство, драки, грабежи и наркомания. Как ни пытается командование ООС повысить моральный уровень согнанных в донецкие степи сельских хлопцев, ничего не получается.

Постоянные проверки комиссий из штаба ООС свидетельствуют: боевой дух в подразделениях не просто падает – его там нет.

В докладе начальника главного управления морально-психологического обеспечения Вооружённых сил Украины Грунтковского новому начальнику Генерального штаба ВСУ Корнейчуку говорится о том, что за две недели – с 1 по 15 апреля – в одной только 58-й мотопехотной бригаде составлено 30 протоколов за употребление спиртных напитков, три – за употребление наркотиков. Против пяти военнослужащих возбуждены уголовные дела, в том числе за вооружённые разбои против мирного населения. Не лучше обстоят дела в 28-й бригаде – 14 фактов употребления наркотиков, 36 – спиртных напитков.

«Одной из причин, обостряющей ситуацию в регионе, является сложная социальная обстановка в населённых пунктах на подконтрольной ВСУ территории. Мирные жители устали от произвола украинских боевиков. Увеличение количества преступлений с участием военнослужащих ВСУ, а также скопление военной техники и вооружения ВСУ в жилых кварталах вынуждает мирное население выражать своё недовольство путём проведения пикетов и митингов с требованиями вывести из населённых пунктов украинские войска», – рассказал на брифинге 17 апреля официальный представитель УНМ ДНР Эдуард Басурин.

Ну а 28-я бригада ВСУ лидирует не только по количеству наркоманов и алкоголиков, но и по количеству самовольно оставивших воинскую часть. Так, 13 апреля в бригаде недосчитались сразу четверых «киборгов», которые ушли, прихватив два автомата АК-74 и более двух тысяч патронов. Всего же за последнюю неделю отмечено семь случаев дезертирства, в трёх случаях – с оружием.

Вот только сегодня «киборгов» нигде не ждут – ни на родине, ни в России. На Украине нет работы, а в России нет больше того палаточного лагеря, где украинских дезертиров кормили и лечили.

Полина СУДОПЛАТОВА
На фото. Украинские военные подходят к российской границе, лето 2014 года, источник – Александр Сладков

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru