Информационно-аналитическое издание

Триста лет разъединения

«Московский Кремль при Иване III». Художник Аполлинарий Васнецов
Версия для печатиВерсия для печати

Пять лет спустя после разорения Киева Батыем в 1240 году по землям современной центральной Украины проезжал посол папы римского Иннокентия IV к монголам, францисканский монах Джованни Плано Карпини. В своих путевых заметках он писал о наблюдаемом им «великом избиении в стране Руссии», «бесчисленных головах и костях мёртвых людей, лежавших в поле», немногих уцелевших жителях, которых «держат они [монголы] в самом тяжёлом рабстве».

Джованни дель Плано Карпини и маршрут его путешествия в 1245-1247 гг.

Джованни дель Плано Карпини и маршрут его путешествия в 1245-1247 гг.

Так закончилась славная более чем 350-летняя (если считать от Олега Вещего) история Руси «Киевской» (термин, напомним, был введён для удобства хронологии учёными в XIX веке, сама она никогда так не называлась – просто Русью). Из которой, впрочем, последних добрых полторы сотни лет можно смело изъять, ибо «славными» их никак не назовёшь: после смерти Ярослава Мудрого (1054) между русскими князьями усиливаются противостояния, которые во многом способствовали печальным для русичей последствиям нашествия Орды.

Умирая, Ярослав Владимирович - великий князь киевский, прежде князь ростовский, князь новгородский - дал наставление своим сыновьям жить в братолюбии, избегать распрей, крепить русское единство. Увы, сыновья, а паче внуки и правнуки этого выдающегося правителя Руси оказались по преимуществу глупыми, недружными и недалёкими. В итоге все яркие страницы киевского раздела истории Руси, как то: щит князя Игоря Рюриковича, прибитый к вратам Царьграда; походы его сына Святослава Игоревича, «своим мечом как бы очертившего границы Руси»; военные, гражданские и церковные свершения Владимира Великого Святославича, крестившего Русь, добившегося от Византии звания василевса (императора), коим обладали исключительно властелины Восточной Римской империи – деяния, превратившие страну в самое большое и могущественное государство в средневековой Европе – всё осталось в прошлом.

Два сюжета на одну тему: наказ крепить русское единство. Слева – «Наставление Ярослава сыновьям, 1054», справа – «Завещание Владимира Мономаха детям. 1125». Литографии по рисункам Бориса Чорикова

Два сюжета на одну тему: наказ крепить русское единство. Слева – «Наставление Ярослава сыновьям, 1054», справа – «Завещание Владимира Мономаха детям. 1125». Литографии по рисункам Бориса Чорикова

Киевский стол продолжал некоторое время оставаться желанным призом для многих претендентов на здешнее княжение. За него дрались, «идя брат на брата» и призывая на помощь соседей, в первую очередь половцев. Степные хищники повадились и сами совершать набеги на ослабевшую от нескончаемых неурядиц и внутренней вражды князей Русь. С 1061 по 1210 год они совершили 46 опустошительных нападений (без учёта их походов по призыву русских князей). Усобицы обезлюживали страну, разрушали её города и селения, уничтожали скот и хозяйственные постройки – мосты, мельницы и бортни (пасеки).

Недальновидная внутренняя политика – попытки заключать браки с половецкими княжнами – не усмирила и не удержала степняков от набегов, но привела к результатам катастрофическим: в битве на Калке 31 мая 1223 года русские дружины выступили заодно с половецким войском против монгольского корпуса Субэдэй-багатура и Джэбэ-нойона. К русским монголы тогда ещё не имели претензий, ставя целью покарать «холопов и конюхов своих половцев», ибо «они наделали [им] много зла…»

Альт и подпись. «Калка». Художник Павел Рыженко

  «Калка». Художник Павел Рыженко

Движимые чувством ложного товарищества, русские дружины ввязались в чужую, по сути, драку – и проиграли. Половцы были в итоге рассеяны в пыль. А русское войско потеряло 9/10 своего состава, погибли 12 русских князей. Самое же печальное состояло в том, что, идя уже конкретно на Русь пятнадцатью годами позже, монголы чётко видели в ней врага, которому можно было предъявить претензии и за убитых послов, и за вмешательство в чужой конфликт.

После средины XI века киевские князья потеряли контроль и над международной политикой. А мир менялся: пролегавший по Днепру мощный торговый маршрут «из варяг в греки» мелел и тощал, ибо проходил по землям, охваченным теперь усобицами и нестроениями. Взамен ему сложился гораздо более безопасный путь из Ближнего Востока в Европу по Средиземноморью. Окончательно он иссяк после падения Константинополя под ударами крестоносцев 13 апреля 1204 года, образования Латинской империи, и никогда более не был восстановлен.

Краткое правление великого князя киевского Владимира Мономаха (1113 – 1125), именем которого «половцы дети своя страшаху в колыбели, а Литва из болота на свет не выникываху, а Угры твердяху каменныи горы (города, крепости. - Прим. автора) железными вороты, абы на них великый Володимир тамо не въехал», на время вернуло, казалось, величие Руси, но не изменило тенденции в целом: Киев приходил в упадок, был заражён враждой, о чём пишет, оглядываясь назад, автор «Слова о погибели Русской земли», выражая горестное сострадание по поводу княжеских междусобиц: «И в те дни, - от великого Ярослава, и до Владимира, и до нынешнего Ярослава, и до брата его Юрия, князя владимирского, - обрушилась [эта] беда на христиан…»  

Порочный круг борьбы за пришедший в упадок киевский стол оказался способен разорвать упомянутый Юрий Долгорукий, сын Владимира Мономаха, великий князь Киевский в 1149-1151 годах, решившийся перед лицом, как мы теперь понимаем, величайшей беды перенести столицу из юго-западных пределов Руси в Суздальскую землю, где им было образовано Великое княжение Владимирское, ставшее впоследствии ядром современного Российского государства. И основать в 1147 году в его пределах Москву, ставшую два с половиной столетия спустя (1389) его столицей.

Киевская Русь на современной карте. Как видим, Юрий Долгорукий переместил будущую столицу – Москву – не «за поребрык», а основал её в центре государства, что и стало причиной её быстрого развития и возвышения

Киевская Русь на современной карте. Как видим, Юрий Долгорукий переместил будущую столицу – Москву – не «за поребрык», а основал её в центре государства, что и стало причиной её быстрого развития и возвышения

Место было выбрано им так удачно, а создавшиеся условия использованы столь успешно, что уже в княжение сына Юрия Долгорукого Всеволода Юрьевича, снискавшего прозвище Большое Гнездо по обилию чад его, княжество Владимирское достигло наивысшего могущества. По выражению автора «Слова о полку Игореве» князь Всеволод Великий мог «Волгу вёслами расплескать, а Дон шлемами вычерпать». Что оказало положительное влияние и на события в южной России.

Монгольское нашествие на триста с лишним лет разделило судьбы людей, ушедших в центральные и северо-восточные пределы «киевской» Руси и оставшихся на прежних местах обитания. Последние вскоре подпали под власть Литвы, «выникываху» на свет из болота, куда не дошли золотоордынские отряды. Сюда же бежали многие мелкие русские князья с дружинами и людьми, и Литва их приняла, обретая оттого силу, достаточную, чтобы противостоять экспансии Запада (Тевтонскому и Ливонскому орденам) и одновременно распространяться на юго-восток, исконные земли Киевской Руси, лежавшие под властью Орды.

Государственный язык в Литве был русский, законы («Литовский статут») - тоже, поначалу практически списанные из «Русской Правды». Намечался даже союз двух государств: выдержавшего основной удар монголов и час от часу крепнувшего Великого княжества Московского и Великого княжества Литовского. Языческая, но веротерпимая Литва в 1384 году готовилась принять крещение по православному обряду. Был заключён договор о браке великого князя Ягайла и дочери великого князя Дмитрия Московского…  

Однако не прошло и года, как Ягайло заключил Кревскую унию с Польским королевством, принял католичество и новое имя Владислава, женился на наследнице польского престола Ядвиге и стал королём Польши, оставшись при этом великим князем литовским. В 1387 году он официально крестил Литву, но по католическому обряду. Ввёл польские кастелянские суды для католиков. Усилил притеснения православных с целью обращения их в католичество.

«Крещение Литвы». Художник Ян Матейко. 1889 г.

«Крещение Литвы». Художник Ян Матейко. 1889 г.

Эти «судьбоносные» решения в итоге приведут к временному возвышению Литвы, затем растворению её в недрах Речи Посполитой, которая, достигнув пика могущества за счёт хищнического захвата никогда ей не принадлежавших земель на востоке, падёт и окончательно исчезнет в результате трёх разделов между Прусским королевством, Российской империей и Габсбургской монархией в XVIII веке.

Как же при этом жилось «украинскому народу», отсечённому монгольской саблей от единокровного великороссийского и попавшему после этого под власть «европейских» правителей?

Великое княжество Литовское в максимальном его расширении. В самом скором времени ему придётся с востока ужаться почти на треть, до линии чуть восточнее Полтавы – Великие Луки

Великое княжество Литовское в максимальном его расширении. В самом скором времени ему придётся с востока ужаться почти на треть, до линии чуть восточнее Полтавы – Великие Луки

Современник нашествия Батыя архимандрит Киево-Печерского монастыря Серапион, впоследствии епископ Владимиро-суздальский, писал: «Кровь и отец и братия нашея, аки вода многа, землю напои… множайша братия и чада наша в плен ведени быша; сёла наша лядиною [молодым лесом] поростоша…. Богатство наша онемь в користь бысть: труд наш поганин наследоваша; землю нашу иноплеменником в достояние бысть».

«Татары установили на Руси режим систематического террора, непрестанно грабили население и совершали массовые убийства», - пишет историк. Помимо собственно дани люди должны были выполнять другие тяжкие повинности и платежи: поплужное (подать от плуга), корм (содержание ханских чиновников), ям (предоставление подвод для них), тамга (пошлины), война (выставление людей в военный поход хана).

«Ясырь» (пленные, которых захватывали турки и крымские татары во время походов на русские, украинские, польские, валахские, молдавские земли). Средневековая гравюра

«Ясырь» (пленные, которых захватывали турки и крымские татары во время походов на русские, украинские, польские, валахские, молдавские земли). Средневековая гравюра

Крымский Юрт, образовавшийся в результате распада Золотой Орды, централизованно налогов не взымал – просто грабил всё, что возможно, осуществляя регулярные набеги на территорию будущей Украины.

Под властью Великого княжества Литовского жить людям поначалу было много легче, чем под Ордой. Но сравнительно недолго, пока фактическую власть в стране по условиям упомянутой Кревской унии не захватили поляки.

Они захватили не только власть: в результате насильственных отъёмов земель площадь крестьянского землепользования постоянно уменьшалась. Росло число безземельных крестьян – загородников, подсоседков, халупников, коморников. Первые из них имели дворы и огороды, иногда небольшие поля. Вторые ничего не имели, жили в чужих дворах на птичьих правах. Халупники имели в собственности небольшие убогие хаты. У последних (коморников, иначе кутников) и этого не было, они нанимали углы (куты) в помещениях крестьян позажиточнее.

Будни Польши. Вверху: земледелие по-польски. Художник Юзеф Хелмоньский. Внизу: шляхта, танцующая полонез на свежем воздухе. Художник Корнели Шлегель

Будни Польши. Вверху: земледелие по-польски. Художник Юзеф Хелмоньский. Внизу: шляхта, танцующая полонез на свежем воздухе. Художник Корнели Шлегель

«Европейские» законы Речи Посполитой стояли на защите сложившегося порядка вещей; закрепощённый крестьянин становился всё более бесправным. К примеру, по Литовскому статуту 1529 года охотничья собака оценивалась в два раза дороже жизни «мужика тяглого» и в четыре раза дороже «паробка невольного», т. е. раба. Оттого Речь Посполитую на её «всходних кресах» постоянно сотрясали крестьянские восстания, связанные с экономическими, политическими и религиозными притеснениями. Которые нещадно подавлялись вооружённой силой, а с их зачинщиками расправлялись со всей жестокостью, свойственной Европе того времени.

Любопытно, что истинная принадлежность земель современной Украины ни у кого не вызывала сомнений. К примеру, во второй половине XVI столетия крымский хан жаловался царю Ивану Грозному на ограбление каравана перекопских и кафских купцов, которое произошло близ урочища Сан-Чарово (ныне Новые Санжары на Полтавщине), и просил покарать виновных. Тем самым признавая его юрисдикцию над данной территорией.

И это был отнюдь не атавизм мышления: много раньше, ещё в XIV веке, оправившись от монгольского нашествия, Москва быстро выдвинулась и как крупнейший ремесленно-торговый центр, и как центр притяжения всего православного мира. Московские купцы привозили на ярмарки в Киев, Луцк, Каменец, Львов и Краков разнообразные меха, кожи, полотно, конскую сбрую, оружие. И рассказывали (на гораздо более понятном, чем «польский» и «литовский», родном для местных русском языке): о Куликовской битве 1380 года (в которой, между прочим, приняли участие воеводы «белорусы» Андрей Полоцкий и Дмитрий Брянский, и «украинцы» во главе с Дмитрием Боброком). О стоянии на Угре. О Москве, городе сорока сороков церквей…

Туда, в эту Новую Великую Русь, постоянно утекал ручеёк людей, ищущих спасения от польского гнёта. Так бежал, к примеру, в 1567 году один из лучших киевских купцов – Булыга («человек в месте тамошнем значный и можный»). Но большинство сделать этого не могло: рабство на землях современной Украины было полным и абсолютным. Сначала допускался уход крестьянина за выкуп, потом за выкуп плюс замещение себя работником равного качества, далее – то же самое, но лишь в пределах владений своего господина.

Столь крепкие цепи мог разорвать только мощный созидательный взрыв всенародного восстания, который привёл бы к воссоединению искусственно разделённой единой Руси. Что и произошло, но чуть позже.

На заглавном фото: «Московский Кремль при Иване III». Художник Аполлинарий Васнецов

 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru