Информационно-аналитическое издание

Томосюки в банке

Порошенко и Филарет: томосюки в банке
Версия для печатиВерсия для печати

Скандал в неблагородном семействе спекулянтов на православии начался отнюдь не 18 июня, когда, перед заседанием Печерского суда бывший украинский президент Петро Порошенко, заявил, что лишь вот в этот самый момент узнал об возбуждении уголовного дела по иску Денисенко (того, который себя именует «патриархом Филаретом»).

«Оказывается, они возбудили против меня еще одно дело. Называется оно, дословно цитирую и я ничего не придумываю, «За разжигание межрелигиозной розни путем получения Томоса и создания Православной церкви Украины», – поведал собравшимся в его поддержку ошалевший Петро. И снова в нём помер выдающийся актёр больших и малых театров. На высокой ноте Петро вскричал, что наибольшая для него «награда – это сесть за решетку из-за создания ПЦУ». Говорят, в толпе порохоботов даже всплакнули.

Что касается большинства жителей Украины, они, несомненно, испытали бы глубокое удовлетворение, если бы Порошенко был «награждён» тюремной камерой. И за ПЦУ, и за полный слив страны внешним хозяевам, войну на Донбассе и убийства, мародерство, коррупцию, разграбление бюджетных средств в невиданных размерах, крышевание нацистских отморозков и убийц, преследование журналистов и прочие злодеяния.

А ещё Порошенко сообщил, что три ночи провел у гроба своего отца, который умер 16 июня, но похороны перенесли из-за судебного разбирательства.

Напомним, что 10 июня прокуроры офиса генпрокурора в Госбюро расследований, выполняя поручение генпрокурора Ирины Венедиктовой, сообщили о подозрении пятому украинскому президенту. Дело приняло такой оборот, что Порошенко мог получить, в качестве меры пресечения взятие под стражу. Ему выдвинуто подозрение  в том, что он использовал служебное положение и склонил шефа Службы внешней разведки к незаконному назначению на должность заместителя СВР, который оказался замешанным в масштабной коррупции. В частности, во вмешательстве в закупки препаратов для диализа, что повлекло блокировку торгов и вызвало недостаток этих лекарств.

«Пидозра» прокуратуры не имела никакого отношения ни к ПЦУ, ни к деятельности Петра Алексеевича на ниве украинского раскола. Тогда зачем ему, с какого перегара, понадобилось вдруг упоминать об этом перед судебным слушанием?

Кто-то, вероятно, может принять за чистую монету этот крик, так сказать, души без пяти минут «узника совести», который внезапно узнал об ударе в спину со стороны своего бывшего соратника по импорту томоса Денисенко. Но это надо уж совсем не разбираться в политических реалиях. Ибо сложно поверить в то, что ни Петро, ни его юристы не догадывались о подаче ещё в ноябре 2019 года иска от «филаретовской» братии.

После трогательной речи Порошенко перед зданием суда сам объявился виновник события Филарет. Пресс-служба «Киевского патриархата» заявила, что он сам не давал указаний подавать в суд на Порошенко, а сделали это «верующие, права которых нарушены». 

Кроме того, в отповеди говорилось о том, что Филарет не выступал против существования ПЦУ. Он, дескать, лишь против зависимости этой церкви от Константинопольского патриархата. Также атаман всех раскольников якобы не против томоса как такового, а лишь против текста, где прописана зависимость ПЦУ от Фанара. (Вопрос к 90-летнему анафеме: «Бачылы очи, шо купувалы?» – оставим за скобками. Очи-то текст бачылы, но вот то, что его кинут и не поставят во главе ПЦУ, предвидеть не смогли).

А еще в «патриархии» акцентировали на том, что Михаил Антонович сражается с «незаконным» снятием с регистрации УПЦ КП, которое прошло 30 января 2019 года, то есть именно во время порошенковского «гетьманства».

Впрочем, по сообщению «Украинской правды», ссылающейся на инсайдерскую информацию из Госбюро расследований, ГБР «не намерено играть на теме религии, вмешиваться в деятельность ПЦУ и ставить под сомнение легитимность ее создания».  Мотив Денисенко — это «претензии к руководству государства в первую очередь потому, что деньги, которые получала УПЦ КП от своих иностранных представительств, после создания ПЦУ уплачиваются в Константинополь», — подчеркнул источник в этой структуре.

Но почему именно во время разбирательства 18 июня это вдруг вспыхнуло? Доложили ли Порошенко, что у Денисенко есть перспективы возврата этих денег в собственную мошну? Возможно. А ещё возможно, что это попытка Порошенко привлечь к себе внимание  в разгаре начавшейся кампании по выборам в местные советы. Видимо, Порошенко посчитал, что настало время изобразить себя, любимого, «мучеником за веру». И использовал для лепки своего образа не только обвинение несговорчивого Филарета, но и похороны собственного отца. 

Если кого и жаль в этой истории, то уж никак не Петра Алексеевича. А его новопреставленного отца, который не получил отпевания в канонической церкви, а остался благодаря политическим подлостям своего отпрыска неотпетым. Потому как Порошенко-младший, опасаясь скандала и обвинений в двурушничестве и предательстве проекта «ПЦУ», устроил ритуал в вотчине раскольников – Михайловском соборе. Хотя многие из христопродавцев тайно и отправляют своих родственников на Таинства – крещение, венчание, соборование – в каноническую церковь, Пётр Порошенко позволить себе этого не мог.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru