Информационно-аналитическое издание

Тарас Шевченко – художник, этим и интересен

Версия для печатиВерсия для печати

Хороший подарок в год 200-летия со дня рождения Тараса Шевченко получили полтавские (да, надо полагать, и не только полтавские) почитатели его дарований. Это роскошный, без преувеличения, комплект календарей. Девизом обоих стали шевченковские строки: «Я по себе знаю, как я странствовал в Полтаву…», написанные, естественно, по-русски. Ибо писавший их был отнюдь не «українець», как ныне безапелляционно уверяют местечковые «патріоти», а производным именно от мощной русской культуры (благодаря чему, в сущности, и состоялся тот Тарас Шевченко, которого ныне знает мир).

Был он, безусловно, русским, на чём ещё давным-давно делал акцент редактор самой известной южнорусской и издававшейся до революции газеты «Кіевлянинъ» Василий Витальевич Шульгин: «Всё – наше. Пушкин – наш, и Шевченко – наш».

Именно поэтому, а не почему-то ещё 2014 год, как год 200-летия со дня рождения Тараса Шевченко, будет широко отмечаться не только на Украине, но и в Российской Федерации.

Причём в Российской Федерации – значительно шире и мощнее, ибо был он для неё «блудным, но любимым сыном» (тема «возвращения блудного сына» – чуть ли не сквозная в творчестве Шевченко).

В императорской России художники А.Г. Венецианов и К.П. Брюллов, поэт В.А. Жуковский, сам император Николай I и наследник престола (цесаревич Александр Николаевич, будущий император Александр II), граф А.И. Гудович, граф А.К. Толстой, граф Ф.П. Толстой, граф В.А. Перовский и многие другие приложили много усилий не только для выкупа его из крепостного состояния, но и для того, чтобы он получил хорошее образование (увы, только художественное). Облегчали, как могли, его жизнь в ссылке, откуда он вернулся с огромным чемоданом рисунков, картин, стихов и прозы, принимали живейшее участие в его жизни до самого конца…

Проза и поэзия Тараса Шевченко – доныне предмет раздоров и споров в обществе. Иное дело – его кисть, резец и карандаш, то, в чём он имел достаточно долгие, многолетние упражнения, притом под руководством лучших русских художников, хотя по завершению обучения в Академии художеств он так и не получил полновесного звания «академика». Оно было присвоено ему лишь 2 сентября 1860 года (за пять месяцев до смерти) и не за конкретную работу, а, так сказать, «за выслугу лет» («в уважение искусства и познаний в художествах», как было написано в определении).

Именно художественное наследие Тараса Шевченко, более обильное, чем его проза и стихи (академическое собрание его живописи и графики составляет пять объёмистых томов), и менее двусмысленное, чем всё, что было создано его пером, привлекает внимание и вызывает неподдельный интерес.

Весьма малая, но при этом достаточно выразительная часть именно этого наследия и была извлечена авторами-создателями юбилейного календаря.

На его обложке — автопортрет Тараса Шевченко, подаренный княжне Варваре Николаевне Репниной, дочке Малороссийского (Полтавского) генерал-губернатора Н.Г. Репнина-Волконского, благосклонно относившейся к самородку и ценившей его талант. Искусствоведам он известен как «автопортрет, написанный в Яготине 23 - 26 ноября 1843 г.» (ныне хранится в частном собрании в Москве). Тарас Шевченко на нём — молодой, исполненный самых светлых надежд, художник, запечатлённый за работой.

Далее в календарное собрание помещены живописные портреты помещика Платона Алексеевича Закревского, брата приятеля Тараса Шевченко Виктора Закревского, и жены Платона Закревского — Анны Ивановны, в имении которых в селе Берёзовая Рудка Пирятинского уезда Полтавской губернии художник достаточно продолжительное время гостил в 1843 году.

Ещё один автопортрет Тараса Шевченко помещён на третьем (мартовском, собственно, «юбилейном») листе календаря. Это самый ранний из множества известных автопортретов (написан на холсте, в овале), и одна из первых попыток Тараса Шевченко рисовать масляными красками, относящаяся к началу 1840 года, раннему петербургскому периоду его жизни. Хранится он в Национальном музее Тараса Шевченко в Киеве.

Избранная галерея данного календаря включает также портреты Марии Васильевны Максимович, жены ректора Киевского университета Михаила Александровича Максимовича — профессора ботаники, этнографа и фольклориста. Ближайшего друга Н.В. Гоголя, знакомого с А.С. Пушкиным и другими выдающимися литераторами XIX века. С семьёй Максимовичей Тараса Шевченко связывала, судя по всему, искренняя многолетняя дружба.

А также пронзительной силы портрет Василия Леонтьевича Кочубея, вернейшего из верных сынов России, предательски убитого Мазепой. Эта работа (холст, масло, 92х76,7 см) создавалась Тарасом Шевченко в марте-мае 1859 года, быть может, на волне общественных настроений в преддверии 150-летнего юбилея Полтавской виктории. Она помещена в календаре на июльской странице, что оправданно: Полтавская битва, коей в 2014 году «исполняется» 305 лет, по т.н. новому стилю произошла 10 июля. А сам Василий Леонтьевич Кочубей был обезглавлен 14 (26) июля 1708 года в местечке Борщаговка, близ Белой Церкви. Благороднейшие черты до конца верного присяге сына России, спокойного и уверенного в своей правоте, видим мы на его портрете. А как бы дополняет эту работу на этом же листе помещённая акварельная картина «Мария» — иллюстрация к поэме А.С. Пушкина «Полтава». Ею Тарас Шевченко уверенно разрешает вопрос: имел ли место блуд Мазепы по отношению к своей крестнице, дочери В.Л. Кочубея Мотроне (Марии). Никаких сомнений относительно кровосмесительной связи крёстного отца по отношению к своей дочери у художника нет: блудодеяние свершилось,  и нет прощения анафемствованному злодею!

Истинное украшение календаря — акварельный портрет писателя и поэта Е. П. Гребёнки, занимавшего видно место в судьбе Тараса Шевченко. И ноты самого, пожалуй, известного произведения Евгения Павловича — романса «Очи чёрные», сделавшего его знаменитым.

Остальные работы Тараса Шевченко, помещённые в календаре, — рисунки, выполненные в 1843 – 1845 годах во время поездок на Полтавщину: несколько видов крупного местечка Решетиловки (куда сходились очень многие дороги, где было несколько больших ярмарок), села Васильевки и собственно Полтавы.

Привлекают внимание акварели «Воздвиженский (Крестовоздвиженский) монастырь в Полтаве» и «Дом И.П. Котляревского в Полтаве». А также многие другие иллюстрации: автографы Тараса Шевченко, его отпускная от 22 апреля 1838 года, зарисовки из сельского быта, портретные наброски…

* * *

Почему мы считаем, что изданные календари мало того что являются «хорошим подарком» почитателям художественного дарования Т.Г. Шевченко, но и «имеют несомненную коллекционную ценность»? В преддверии юбилейного года проект календаря был детально продуман. Работа была поручена талантливому фотохудожнику, искусному мастеру полиграфического дизайна Сергею Владимировичу Говорову. Были изысканы необходимые средства для командировок в Киев, в Национальный музей Т.Г. Шевченко (НМШ), оплачены права на использование шевченковских работ в данном календаре. Исключительно высококачественные источники позволили издательству «Камелот» представить всё богатство красок и изящество линий шевченковских работ.

Эти календари — достойный вклад и в «шевченкиану», и в «полтавику», и в сокровищницу всей нашей общерусской культуры. Они, безусловно, служат лучшему пониманию Тараса Шевченко как художественно одарённой личности, рождённой в Малороссии и творчески состоявшейся в Великой России.

Юрий Владимирович ПОГОДА, историк, писатель (Полтава)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru