Информационно-аналитическое издание

Такой омбудсмен нам не нужен!

Версия для печатиВерсия для печати

Иссекает очередной срок пребывания Нины Карпачевой на посту Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека (омбудсмена). В оппозиционной среде на это место, которое может освободиться, предлагают кандидатуру бессменного руководителя Харьковской правозащитной группы (ХПГ) Евгения Захарова. Я категорически против! И вот почему.

«Здесь играем, здесь не играем, здесь рыбу заворачивали...»

Главный правозащитник должен быть над политической схваткой, и все граждане, независимо от их убеждений, могут надеяться на его помощь. Если он пристрастен, то и заступничество будет выборочным. Именно так выбирает Захаров тех, кого он готов спасать.

 Я не буду, подобно некоторым моим коллегам, делать вид, что считаю Захарова борцом за права человека. Да, из-под пера ХПГ выходят десятки отчетов, мониторингов и бюллетеней. И оплачиваются они не украинскими бизнес-структурами или фондами, а заокеанскими спонсорами. На сайте ХПГ «Права людини в Україні» честно написано: «Створення нової версії порталу провадиться за сприяння Міжнародного фонду «Відродження» та Національного фонду підтримки демократії (США)».

Изучив труды ХПГ за последние двенадцать лет, я обнаружил то, что делает существование этой организации, мягко говоря, имитацией правозащиты. Еще когда Евгений Захаров не занимался политикой и не нарушал принцип аполитичности, стали заметны особенности работы его группы. Часто сама группа не добывает сведения, а либо некритично перепечатывает чужую информацию, либо получает ее по слухам. Публикуются на сайте и в брошюрах ХПГ только те сведения, которые укладываются в заданную американским спонсором схему. При основании группы в 1988 году эта схема выглядела так: в СССР (Украине) строится правовое государство, и новичкам демократии нужна помощь добрыми советами и деньгами. Затем, где-то с 2001 года, тональность изменилась: Украина — это страна с авторитарным режимом, где нарушаются права человека. И это понятно — ведь иначе денег никто не даст.

После «оранжевой революции» они снова вернулись к первой схеме: «Подавление политических оппонентов, использование правоохранительных органов как инструментов политической борьбы  прекратилось, и, надеемся, навсегда.  Крики о "политических преследованиях", которые звучат со стороны бывших чиновников, являются сплошной демагогией.  Жертвы политических репрессий не выступают на центральных каналах телевидения, не создают новые партии и не открывают новые газеты.  Наоборот, родилась реальная политическая конкуренция, когда политические силы уже не боятся, что их раздавят всей силой государственного аппарата» (Євген Захаров, «Права людини та основні свободи в Україні: старі й нові виклики» (повний текст доповіді), 23.11.2005).

У своих нынешних покровителей они научились двойным стандартам. Настоящий правозащитник не делит защищаемых им на «наших» и «не наших», а Е. Захаров — еще как делит! Интернет-издание «Політична Україна» опубликовала комментарий Захарова к ходу избирательной кампании 2004 года. Разумеется, согласно ему, носителем «нравственной силы» является… Виктор Ющенко. «Итак, противостояние В.Ющенко и В.Януковича является не столько противостоянием власти и оппозиции, сколько противостоянием аппаратной политики и здравого смысла; лицемерия и открытости… бюрократического этоса и народной свободы», — говорит «главный по правозащите». На Западе стало всем понятно, с кем и с чем надо бороться.

«А молчальники вышли в начальники…»

Казалось бы, поиграли в революцию и начали после инаугурации новой власти заниматься делом — помогать тем, кого государство преследует и унижает. Конечно, встречаются в трудах ХПГ упоминания и о пытках в милиции, и о насилии. Но там, где майданная власть открыто попирала права граждан, никакой защиты и даже сочувствия не наблюдалось. О задержании Евгения Кушнарева и его голодовке в знак протеста против произвола (в традициях настоящих правозащитников) — молчок. Замечу, что в 1989—1991 годах Захаров был одним из соратников Евгения Петровича по демократическому движению, избирался в возглавляемый им харьковский горсовет. Реприватизацию ХПГ осудил лишь задним числом, после отставки правительства Юлии Тимошенко: «Очевидно неадекватными и неправовыми были заявления высших должностных лиц государства о возврате имущества в государственную собственность без соответствующих решений суда, которые вступили в силу, а тем более - обнародование списков предприятий для реприватизации, что нарушало презумпцию невиновности» (Євген Захаров, «Права людини та основні свободи в Україні: старі й нові виклики» (повний текст доповіді), 23.11.2005).

Во время массовых увольнений по политическим мотивам (тогда более 18 тыс. чиновников было зачищено по политическим мотивам) Е. Захаров писал: «Українське суспільство потребує передовсім очищення, скасування аморальної системи суспільних відносин, посталої за режиму Кучми, але закоріненої ще в комуністичному соціюмі. Йдеться про процес, аналогічний денацифікації Німеччини по Другій світовій війні чи декомунізації країн Балтії та майбутньої Вишеградської четвірки на початку 90-х». (Права Людини, 2005, 02).

Там же без всяких комментариев дается пассаж Александра Костенко, подписавшегося доктором юридических наук: «Революційна ситуація в Україні у 2004 році виникла внаслідок загострення класової боротьби між двома соціальними класами — класом незлочинців і класом злочинців. Клас злочинців зумів перетворити державу на інструмент кримінальної експлуатації незлочинців… То чи може вважатися справедливе покарання злочинців політичною репресією? Жодним чином! Навпаки — це моральний, правовий і, зрештою, політичний обов’язок влади, яка має забезпечувати правопорядок, сприятливий для благополуччя усіх громадян, а не бути знаряддям у руках злочинців». А как же ст. 11 п. 1 Всеобщей декларации прав человека, гласящая о том, что «каждый человек, обвиняемый в совершении преступления, имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком путем гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все возможности для защиты»?

После парламентских выборов 2006 года ХПГ набросилась на тех, кто за русский язык и против НАТО: «А тут ще й 4 місяці вагань і коливань, коаліціювань помаранчевих. От їхні суперники і вирішили показати їм, що влада насправді в Регіонах. І почалося... То корабель американський чимось завадив, то терміново російська мова в областях, де майже немає української, опинилась під загрозою» (Инна Сухорукова, «Совок з’їв?!», Права Людини, 2006, 23 ).

Появлялись и откровенные доносы. Например, открытое письмо президенту Ющенко по поводу борьбы руководства Харькова с носителями бандеровщины (01.12.2006, «Права людини» 2006, 29). В нем Захаров и ряд его соратников, в частности, пишут: «14 октября 2006 в Харькове произошло столкновение с представителями национал-демократических сил, которые собрались у памятного камня воинам УПА, установленного в Харькове усилиями энтузиастов на средства граждан.  Горисполкомом в том же месте было разрешено провести митинг представителей Партии регионов, коммунистам…

Харьковская городская власть совместно с депутатами областного совета планируют беспрецедентный по своей циничности шаг, на который не решались власти даже во времена президентства Кучмы - ликвидацию памятного камня воинам УПА в Молодежном парке Харькова.

 Все эти события побуждают нас обратиться к Вам, господин Президент, с призывом принять меры, которые адекватно отвечали бы на угрозу национальной безопасности Украины - перечисленные события дают все основания говорить о том, что такая угроза стала печальной реальностью».

Таким образом, Захаров четко дал понять, что готов защищать только одну часть политического спектра и оправдывать любое проявление неонацизма и церковный раскол (там можно встретить и поддержку «Филарета»). Включился он и в «голодоморную кампанию» Ющенко, опубликовав 19 сентября 2008 года свой экспертный вывод под названием «Правовая квалификация Голодомора 1932-1933 годов в Украине и на Кубани как преступления против человечности и геноцида».

Разумеется, «награда нашла героя». 25 ноября 2008 года вышел президентский указ № 1074/2008 «Про нагородження Є. Захарова орденом Свободи». Замечу, что неписанное правило правозащитников — не принимать никаких государственных наград! Ни Махатма Ганди, ни Владимир Короленко, ни Мартин Лютер Кинг не имели и никогда бы не приняли никакие ордена!

Скажи мне, кто твой друг…

Когда власть поменялась и началось расследование «оранжевых делишек», Захаров бросился на защиту своих недавних покровителей. Особенно бурно он протестует против пребывания под стражей Юрия Луценко: «Ну знаете, в нашей стране уже давно никто не видел настолько вопиюще незаконного дела. Нет ни одного действия прокуратуры, ни одного решения суда, где хоть что-нибудь можно было логически объяснить, сказать: да, это законно. А вот незаконные действия, неаргументированное содержание под стражей – это как раз один из признаков политического преследования. Тем более в этом деле есть очевидный политический мотив» (02 июня 2011). Еще раз напомню, что когда этот самый деятель попирал законы в 2005 году, Захаров молчал!

Участвует он и в кампании в защиту Юлии Тимошенко. «Цей вирок викликає ще більшу стурбованість, оскільки не тільки підтверджує політичну складову цього кримінального переслідування, що матиме несприятливі наслідки для країни в цілому, але й, більше того, загрожує руйнацією підвалин кримінального права і процессу», — говорится в открытом обращении правозащитных организаций от 25 октября 2011 года. Кроме этого, появляется подробнейший доклад Е. и Б. Захаровых: «Политические преследования в современной Украине: 2010–2011. Хроника дел жертв политических репрессий». Там не только защищаются Луценко и Тимошенко, но есть и такие пункты: «Дело против членов ВО «Тризуб»; Дело о поджаривании яичницы на Вечном огне в Парке славы».

Однако в этом докладе мы ничего не прочитаем ни о шабашах неонацистов во Львове, ни о ксенофобских высказываниях Фарион и Михальчишина, ни о делах Лозинского и «артековских педофилов». Я уже молчу о том, что за языковое равноправие Захаров не боролся никогда.

Самое прискорбное в истории с ХПГ и Захаровым — это то, что они монополизировали правозащиту в Харькове. Работы для защитников прав конкретного гражданина Украины очень много, но не от выдуманных «бандитов», а от конкретного судьи, работодателя, «слуги народа» или сотрудника органов правопорядка. Но не царское это дело. Точнее, не дело ХПГ…

7 февраля за кандидатуру Е. Захарова на пост Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека поставили свои подписи 113 депутатов из фракций БЮТ и «Нашей Украины», а глава Верховной Рады Владимир Литвин передал подписи в профильный парламентский комитет. При этом лидер фракции БЮТ Андрей Кожемякин заявил: «Мы считаем, что именно господин Захаров будет достойно представлять на этой должности оппозиционные силы в Украине». Вот так. Как говорится, честь по заслугам!

В связи с этим последнее замечание. Кому нужен омбудсмен, который будет представлять интересы оппозиции, а не всех граждан Украины? Настоящий правозащитник всегда вне политической борьбы. Хочется верить, что украинские парламентарии найдут иную, более подходящую кандидатуру на пост главного правозащитника страны.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru