Информационно-аналитическое издание

Святитель Георгий Конисский: «Вера наша – вот единственное преступление, в котором нас обвиняют…»

Версия для печатиВерсия для печати

В своё время Александр Сергеевич Пушкин написал об архиепископе Георгии Конисском: «Георгий есть один из самых достопамятных мужей минувшего столетия. Жизнь его принадлежит истории. Он вступил в управление своей епархией, когда Белоруссия находилась под игом Польши. Православие было гонимо католическим фанатизмом».

Исторический размах деяний святителя Георгия был настолько широк, что не заметить его великий Пушкин не мог. Основные значимые события в жизни  святителя Георгия связаны с Белоруссией, но начинал он с родной ему Малороссии.

Будущий архиепископ появился на свет в Нежине (сейчас Черниговской обл.) в 1717 г. Окончил Киевскую духовную академию, овладев несколькими иностранными языками. В 1747 г. он уже профессор богословия и философии, в 1752 г. ректор родной академии, в 1755 г. был хиротонисан во епископа Могилёвского.

В указе Священного Синода о назначении Георгия в Могилёв, в частности, отмечалось, что он «довольно учёный, жития же честного и благонравного, в упомянутой белорусской епархии епископом быть достоин».

Папа римский Бенедикт XIV в своей булле польским властям требовал применить «всё старание, вспоможение и ревность… чтобы новый схизматический епископ… на могилевский престол возведён и поставлен не был».

Могилёвская епархия к тому времени была единственной православной епархией на территории Польши, хотя поляки по договору о вечном мире с Россией 1684 г. обязались иметь их пять. Следующим шагом по внедрению в Белоруссии униатства, как это было сделано в западной части Малороссии, должна была стать ликвидация Могилёвской епархии.

В этот неспокойный час епархию возглавил святитель Георгий и застал её в плачевном состоянии. Католические миссионеры при поддержке польских панов разъезжали по деревням, агитируя хлопов (крестьян) принимать униатство, детей крестить по католическому обряду, препятствовать строительству православных храмов.

О том, в какой обстановке Георгию пришлось отстаивать чистоту православия, лучше всего говорят следующие факты. Во время объезда епархии в 1759 г. святителя чуть не зарубили саблями озверевшие шляхтичи. Он едва успел укрыться в Кутеенском монастыре.

В следующий раз католики ворвались в дом Георгия в Могилёве, избили находившихся там монахов, но хозяина не нашли. Он скрылся в подвале. В 1768 г. Георгия заранее предупредили о готовящемся покушении, что спасает ему жизнь.

Это не заставило святителя Георгия свернуть с избранного пути. В епархии он открыл церковную школу, наладил печать православных книг, принялся за ремонт храмов и восстановление епархиального архива, куда заносились данные о православных приходах и их имуществе (униаты успели отнять у православных 200 храмов).

Продолжая отстаивать права православного населения и их религиозную свободу, Георгий подвергается судебным гонениям, но выигрывает все суды. Он не боялся высказывать своё мнение в обращениях к польскому королю («Мемориал об обидах православным»), вёл горячую проповедь, адресованную униатам, призывая их вернуться к изначальной вере Христовой.

«Вера наша – вот единственное преступление, в котором нас обвиняют… за то, что мы не дерзаем толковать вечные Божии законы согласно с преданиями человеческими и… не смешиваем неба с землёю», - заявил Георгий польскому монарху Станиславу-Августу.

В «Записке о том, что в России до конца XVI в. не было никакой унии с Римской церковью» святитель Георгий разбивает утверждения католиков, будто украинцы и белорусы уже были униатами до заключения унии.

В письме к обер-прокурору Святейшего Синода Русской православной церкви Георгий указывает на боязнь многих униатов вернуться в лоно православной церкви из-за трактовки такого поступка польскими властями и польской католической церковью как crimen contra statum (преступление против государства).

В похожем положении находились многие униаты и в Малороссии, и святитель Георгий старался и на них распространять своё пастырское внимание. Георгий ходатайствует перед Священным Синодом о разрешении рукополагать в священники выходцев из Малороссии, и получает одобрение. 

Вот что писал о ситуации в Малороссии западно-русский историк Михаил Коялович в «Лекциях по истории Западной Руси»: «Православные церкви стали превращать в униатские, православных священников изгоняли вон. Народ встревожился здесь, как в Белоруссии… При избрании… Георгия Конисского на могилевскую епископскую кафедру обнаружилось, что и Белоруссия, и восточная и западная Малороссия составляют единое целое».

Святитель Георгий всегда подчёркивал этническую, культурную и религиозную целостность трёх ветвей русского народа - великороссов, малороссов, белорусов.

В письме к Екатерине II с мольбами о помощи православным под польским гнётом он называл их общим именем «народ российский» и «древние россияне».

Сам святитель свою миссию видел в том, чтобы «исторгнуть… из волчьих зубов… насильно угнанных в рабство унии». Благодаря его самоотверженному духовному труду в 1781-1783 гг. в православие вернулись 129 тыс. униатов. К 1796 г. эта цифра достигла 1,5 млн.  В основном за счёт украинских униатов, т.к. в Белоруссии униатство не имело массового характера.

Каноническое православие на Украине находится сейчас снова под угрозой, как будто страна вернулась во времена святителя Георгия и Речи Посполитой. Попытки режима Порошенко добиться автокефалии в угоду политическим страстям – это и есть смешивание неба с землёю, о котором говорил святитель полтора века назад.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору