Информационно-аналитическое издание

Страсти-мордасти по сгоревшей японской хате Гонтаревой

admin.su | 22.10.2019
Версия для печатиВерсия для печати

Ой, людоньки, що робиться! Юмористы из «Вечернего квартала» вместе с хором имени Григория Верёвки спели песню про сгоревший дом бандирши (извините, банкирши) Валерии Гонтаревой. Ну тот самый, в японском стиле, со скромными четырьмя спальнями и тремя унитазами, садами камней, водопадами и «молодым мрамором» (нищебродам не понять). Всего-то за 12,5 миллиона гривен. Бандирша (ой, простите, банкирша) в год могла себе позволить покупать по два таких летних домика – её доход составлял 26,8 млн гривен, да ещё чуток супружник ейный зарабатывал – 900 тысяч. То есть никак нельзя сказать, что хата куплена не по средствам.

И вот всё, что нажито непосильным банкирским трудом (то есть не всё, но кое-что), внезапно полыхнуло в Гореничах в ночь на 17 сентября будто бы от зажигательной ракеты. Дом в японском стиле сгорел вместе с тремя унитазами. «Молодой мрамор» опалён огнём. Сады камней, может, и не повредились, но в целом от японской атмосферы и обстановки почти ничего не осталось.

Правда, никто не пострадал. Гонтарева, как известно, в Лондоне, а у членов её семьи есть другие квартиры и дома. Как говорится, не японской хатой единой…

Однако, общественный резонанс вызвал не столько пожар, сколько сатирические куплеты по этому поводу.

Шо тут, людоньки, началось! Любители бандирши (ой, устала уже извиняться – банкирши) Гонтаревой (оказалось, есть и такие) дружно запричитали и забросали «квартальщиков» и хористок виртуальными помидорами: мол, как можно шутить по такому поводу??? Министр культуры лично то ли в «Фейсбуке», то ли в «Твиттере» принёс извинения пани бывшей главе Нацбанка, а другой министр – то ли экономики, то ли сальсы – даже выразил опасения, что после такого юмора инвесторы откажутся инвестировать в Украину. Прямо вот возьмут – и решительно покинут очередь, в которой, надо полагать, стоят с чемоданами денег, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу. А тут вдруг сущий ужас:

Горіла хата, палала,
В Лондоні жінка плакала.
Хата горить в Гореничах,
А в Лондоні Валєрія думає на Валеріча.
Люди вогонь побачили,
Допомагати почали, відра схопили, прийнялись
В огонь соляру плескати.
Що будем з горем цим робить,
Люди підняли гвалт і крик,
І почали робить шашлик.
Приїхало три слідака,
Тридцять три рятувальника, не запізнилася швидка,
Бо всім хотілось шашлика.
А тая хата все горить,
Як в Дельта-банку депозит, як в Надра-банку мій кредит,
По вісім долларов кредит.
У пісні цій мораль проста,
Хата сгоріла від стида.

Какие теперь, спрашивается, инвестиции? И министру, с другой стороны, хорошо: есть повод списать настоящие и будущие провалы в экономике на подрывную деятельность «Вечернего квартала» и хора имени Верёвки. И спокойно заниматься себе сальсой.

Правда, министр этот сам признал, что он – дебил. Так и сказал: «Я никода не скрывал, что я – дебил». Потом спохватился и уточнил, что пошутил. Но, судя по реакции на шутку «квартальщиков», вряд ли можно заподозрить этого министра в наличии чувства юмора.

А пока он пытается удержать за фалды плащей инвесторов, в страхе разбегающихся в разные стороны от Украины, бывшая вице-спикерка Верховной рады Ирина Геращенко предложила запретить хору имени Г. Верёвки исполнять национальный гимн в парламенте. В Раде есть кому гимнопеть – тот же Вакарчук мог бы вместе с «Голосом». Главное ведь что? Чтобы артисты были «правильными», с точки зрения националистов и «порохоботов». А это означает, что шутить про сожжённых людей в Одессе 2 мая 2014 года можно, а про сгоревший «японский домишко» Гонтаревой – это кощунство.  Юмор по поводу убийств в Донбассе «сепаров» и «колорадов» приветствуется и одобряется, но трогать дом бандирши (ой, опять!) Гонтаревой – не моги. Дом свергнутого президента Януковича не грех разграбить в поисках золотого унитаза, но про унитазы в доме Гонтаревой шутить не сметь!

А знаете, кого «свободные украинские СМИ» привлекли в качестве эксперта по поводу песенного юмора «Вечернего квартала»? Не поверите – Айдера Муждабаева! Того самого, который потешался по поводу крушения Ту-154, когда погибли участники ансамбля имени Александрова и Елизавета Глинка. Того самого, кто глумился над памятью Марка Захарова.

Это для украинской журналистики считается нормальным и приемлемым. Точно так же для украинской «патриотической общественности» нормально шутить про «шашлык» в Одессе (где речь шла о людях!) и одновременно аморально шутить про «шашлык» на дровах из дорогих пород дерева дома Гонтаревой!

Про сгоревшие дома в Донбассе вообще не принято думать в среде тех, кто ныне буйно жалеет якобы пострадавшую от песни-шутки банкиршу. Украинская армия жжёт дома в ДНР и ЛНР каждый день – и публике, яростно поддерживающей съехавшую в Лондон Гонтареву, от человеческих страданий ни жарко, ни холодно. И шуток по этому поводу за 5,5 года прозвучало море – вплоть до надписей на украинских снарядах: «Всё лучшее детям».

«Історія з кварталом і хором – дно. Крапка», – прокомментировал ситуацию Вакарчук, ныне не столько певец, сколько депутат. Нет, Славко, «дно» – это твои недавние призывы к продолжению войны, к «долгому и настойчивому» пути «к украинскому миру». Вот это настоящее дно, а не песенка про японскую хату отсиживающейся под Биг Беном Гонтаревой, которая, по версии юмористов, «сгорела от стыда».

 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru