Информационно-аналитическое издание

Страх информационного бунта, или От запретов к самоубийству

17.01.2015
Версия для печатиВерсия для печати

Возможность запрещать – как категория психологическая – совершенно понятна и ясна. Те, кто держит власть «под уздцы», делиться с ней не собираются, следовательно, будут ограничивать всех своих конкурентов и противников. История знает разные варианты таких ограничений, вплоть до физического уничтожения…

Представители нынешней украинской власти не раз объявляли, что их основной, передовой, архиважной целью является информационная победа, другими словами, массовая зачистка сознания, изменение смыслов. Экономическое развитие, благосостояние граждан, уровень образованности и культуры общества – все уходит на задний план.

И надо признать - успехи власти в этом направлении поразительны! Исключение из мировоззрения обычного человека пары-тройки телеканалов России, манипуляции по ограничению информационной оппозиционности внутри страны уже привели к факту ДОБРОВОЛЬНОЙ ЦЕНЗУРЫ, когда значительная часть населения осознанно признает «правильную точку зрения» и сознательно игнорирует информационную противоположность.

Джордж Оруэлл в своем предисловии к «Скотскому двору» указывал: «И не то что то или иное мнение высказывать запрещается, но высказывать его просто «не принято», точно так же, как в викторианские времена «не принято» было в присутствии дамы упоминать в разговоре брюки. Любой, кто посмеет усомниться в этой господствующей «правильной» точке зрения, немедленно обнаружит, что его без особого труда заставят замолчать». 

В условиях гражданской войны и раскола общества эти явления более оголены, ибо главным «достижением» информационной войны, которую ведет Украина, стало определение «главного врага украинцев» - России. А посему и борьбу ведет со всем, что связано с Россией, и в первую очередь с информацией «оттуда».

Днями в Верховной раде Украины зарегистрирован законопроект, который позволит закрывать украинские СМИ, «получающие финансирование» из России, инициированный депутатом парламента, бывшим заместителем главы Службы безопасности Украины Андреем Левусом и народными депутатами Украины Сергеем Высоцким и Николаем Величковичем.

В законопроекте указано: «Защитить информационный суверенитет Украины можно только путем запрета и отзыва лицензий каналов, полностью или частично принадлежащих субъектам из РФ».

Поводом к его появлению стала история с новогодней трансляцией телеканала «Интер», который, как оказалось, имеет и российских акционеров-собственников.

Атака, с ходу произведенная на «Интер» председателем СНБО Турчиновым и «министром правды» Стецем, не вышла. Приказ лишить телеканал лицензии таки уперся в верховенство права. Оказалось, что Национальный совет по телевидению и радиовещанию не обязан выполнять указания руководителя СНБО, а законодательство Украины (п. 12., ст.72 закона Украины «О телевидении и радиовещании») четко фиксирует механизм и процедуру лишения лицензии (три предупреждения, штраф) и только тогда – запрет.

Заседание 15 января прошло в рамках действующего законодательства, и «Интер» получил лишь единогласное предупреждение, которое глава комитета по свободе слова и информационной политике Верховной рады Виктория Сюмар приправила репликой: «Дальше мы будем усиливать ответственность, и законодательно. Если СМИ будут делать героями культуры украиноненавистников и символов страны-оккупанта, размещая их в прайм-тайм года или вообще в эфир». Логическим завершением этих слов стала указанная выше законодательная инициатива.

Но логика этого запрета относительна. Как охарактеризовал ситуацию украинский журналист Дмитрий Самойленко: «Становится характерным и системным расхождение слов и дел нынешней власти. Они радостно получают из России газ, электричество, уголь, нефть, точечные элементы машиностроения, но при этом запрещают получать оттуда информацию. Страх информационного бунта народа для них опаснее страха социального бунта».

Информационный суверенитет, о котором сегодня заботятся украинские парламентарии, терминологически красив, но реально невозможен в силу развитости и продвинутости мировых информационных систем. Защита его искусственным изолированием оборачивается изолированием прав граждан. Это аксиома, как и утверждение, что информационные репрессии саморазрушительны.

Большая часть современных режимов падала в результате излишеств информационных запретов.

Запреты внешние уже оборачиваются информационными запретами внутренними. Британская пословица гласит: «People who live in glass houses shouldn’t throw stones» (Люди, живущие в стеклянных домах, не должны кидаться камнями).

Современные СМИ, равно как и парламентские фракции, являются деятельными функциональными элементами олигархических групп. Сегодня мы наблюдаем стремительный рост противоречий внутри этого сообщества.

На фоне общей патриотической тональности эти противоречия уже слышатся и в СМИ, пока не слишком громко, но слышатся. В этой видовой борьбе, как и во всех подобных, побеждать будет сильнейший. Ее формы оттачиваются сегодня на внешних врагах – лицензии, ограничения, табуирование.

Запрет – это высшая точка противостояния, с одной стороны, и признание несостоятельности честного противоборства - с другой. Запустив этот «двигатель», его уже сложно будет остановить. В хрупком стеклянном доме современной украинской власти категорически запрещено кидаться камнями.

Продолжение гражданской войны (не между Украиной и Донбассом, а между политико-деловыми группировками самой Украины) перенесет ее, как это было уже не раз в истории незалежной державы, в информационную плоскость. Запрещать, ограничивать и зачищать начнут внутри, зачищая демократические основы, прикрываясь которыми как бы и начинали запрещать. А запрет с библейских времен является фундаментом будущего бунта, обязательность которого на Украине прогнозируют уже рядовые пассажиры в общественном транспорте.

Запреты в больших дозах вредны, ибо полны нелепостей. Нельзя, запретив фильм «Тарас Бульба», запретить познание Гоголя, можно лишь спровоцировать его познание. Гоголя можно извратить при помощи «абабалагамаги» или новейшей школьной программы, но запретить нельзя. Открыв для себя запрещенного Гоголя, человек может подумать, отчего его запретили? И ответы его будут здорово отличаться от тех, что планировались в «министерстве правды».

Все это общество отчасти проходило совсем недавно - в СССР, и современные «запретители» в Киеве это отлично знают. Более того, сегодня главным аргументом «борьбы за независимость» национальные украинские историки, политики и мыслители называют (а то и выдумывают) запреты в Российской империи и СССР. Увлеченность чужими запретами возбуждает к реализации своих, а значит понижает инстинкт самосохранения. Винтовка, как говаривал великий кормчий, рождает власть, а вот запреты и ограничения рождают бунты. Так что самоубийство режима – неизбежно.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru