Информационно-аналитическое издание

Столица во мгле, или Киев на карантине

Карикатура – Илья Гельд
Версия для печатиВерсия для печати
Столица Украины замерла в карантинном оцепенении. Редкие прохожие в голубых и белых масках насторожённо посматривают друг на друга. Страх и недоумение висят в воздухе. Весенняя природа, редкие троллейбусы специального назначения словно спрашивают: «Что дальше? Что с нами будет?» А по телевизору в бесконечных шоу мелькают избранники народа и мэр Кличко. И, глядя на их лица, киевляне больше не задают вопросов, а только безнадёжно, как в чёрный космос, смотрят в будущее.
 
(Из ленты новостей)
 
Поздний вечер.
Пустеет улица.
Один бродяга
Сутулится,
Да свищет ветер…
 
Александр Блок, «Двенадцать».
 
1.
 
Ветер гонит пустые стаканчики,
Город пуст.
Крещатик, ЦУМ. Во дни помаранчевые
Сколько чувств!
Сколько глоток ревело
Майданных проплаченных
Для телекартин.
Ныне всё помертвело,
Пусто, растрачено.
Карантин!
 
2.
 
– Сидіти вдома! Виходить не варто!
Вірус, як ворог, з усіх щилин!
Идёт по столице «Муніципальна варта»:
– Хто там начхав на карантин?!
Киевлянин в щёлку
Глядит повсеместно.
Киев сидит под домашним арестом.
– А ну, закрий двері!
І тихо! Як вмер!
Рычат, как собаки:
– Наш батько – Аваков!
Нас любить пан мер!
 
3.
 
Пан мэр…
Киевлянину мерзко и тяжко,
Тому, кто родился
И жил здесь, и рос.
Он ходит по дому,
Как грустный вопрос.
Вчера наш боксёр заготовил
Бумажку,
Мол, всё отменяю – троллейбус,
Трамвай.
И, муча себя и притихший наш край,
На мове державной пробулькал с экрана:
– Закрити усе!
И вот проступают дома из тумана,
Тарасов бульвар.
Люди где? Нет людей!
Как будто волшебник,
Как будто злодей
Придал им невидимость
В парках, аллеях…
– Смотрите! Смотрите!
Я вижу троллейбус!
– Оставьте! Не врите!
Закройте окно и поставьте-ка клизму –
То был не троллейбус,
А призрак.
 
4.
 
Исчезла часть киевлян в одночасье.
Едут в масках Житомирской трассой,
Едут в масках Одесскою трассой,
Их масса, их масса!
– Додому в село! Пересѝдім заразу!
– Но Киев ваш город!
– Та де там? Ні разу!
В селі в нас коріння, горо̀д,
Батьківщина.
В столиці – робота,
Протест на Майдані.
И маску тройную поправила пани:
– Чого ти пристав? Відцепіться, мужчина!
 
5.
 
Снова Крещатик. Над мэрией флаг.
Реет по-прежнему жовто-блакитно.
Бодрая «Варта» печатает шаг:
– Гей, хто такий? Голова, як макитра!
Той, хто без маски – державі погроза.
Дрожит наркоман. Не купить ему дозу.
Всё закрыто, зашторено, заколочено –
Аптека, «Продукты».
А впрочем, вон очередь!
Открыт АТБ, но в него не пробраться.*
Охрана (брутальные мо̀лодцы-братцы)
Забыв этикет, наплевав на культуру,
Мерят входящим температуру.
 
6.
 
– Пустите! Мне хлеба!
– Штовхатись не треба!
Вы, гражданин, не вполне адекватный!
Градусник тянут к нему бесконтактный.
– Петро, побратим, прожени того фрукта!
З такими градусами
Вам навіщо продукти?
– А что ж мне? Куда мне?
Ответьте, молодцы̀!
Регоче охорона:
– На Берковцы!**
 
7.
 
– Европа! Европа! Подруга, да где ж ты?
Город европейский
Совсем загибается.
– Оставьте! Оставьте пустые надежды!
Европа строит морги
И вирусом мается.
– Начальство! Гарант!
Избранники народные!
Что глядите печальными паяцами?!
– А…народ! В этом сезоне самой модною
Будет изоляция!
– Но денег нет! Работы нет!
Даже масок нет!
Вы решили над нами смеяться?!
– Да говорят же вам, дурни,
Изоляция!
 
8.
 
Пустой Брест-Литовский,
На Шулявке жутко.
Только кошечка вышла,
Но убежала в парадное.
Вдруг летит шальная маршрутка!
– Впустите!
Но пассажиры с чувствами стадными
Кричат: «Без пропуска на фиг!»
И водитель смотрит угрюмой Годзиллою.
А ведь было время – транспорт по графику.
Где ты, где ты, метро моё милое?
Бывало, ездил по извилистым линиям,
А сегодня вагоны застыли,
Как-будто жить им совсем опостылело.
 
9.
 
Опять «Варта». Но шаг уж не твёрдый.
«Согрелись» в подворотне,
Вон красные морды:
– Хлопці, айда у церкву! Будуть приколи!
Пошугаєм попів, складем протоколи.
Якщо бабця кашляє, викидаєм з храму,
Боремося з вірусом по повній програмі!
– А ну, православні, розійдися!
Не можна молитись московському богу!
– А хто ж нам, синочки, укаже дорогу?
Може, Вова Зеленський?
Чи новѝй той, Шмигаль?
– Мовчати! Слава Україні!
І фюреру нашему хайль!
– А ви все ж подумайте, мої хороші, –
Говорит «Варте» старушка, –
– Куди подінетесь, як в Авакова
Закінчаться гроші?
– Думать не можна! Хто думає,
Той притягує вірус!
А ну, по домах! А ну, по квартирах!
 
10.
 
Бреду домой на ветру. Один.
Киев промозглый. Кругом карантин.
В шкафу ненадетым томится
Пальто.
Что делать, не знает никто.
Кто говорит, что знает,
Лжёт.
Ясно одно: нам выставлен счёт.
Есть общая тайна
И общая наша вина.
Оцепенела столица.
Оцепенела страна.
– За что? – шёпот слышится
Многоустый.
Грустно. Пусто.
Пусто…
 
* АТБ – всеукраинская сеть супермаркетов.
** Берковцы – кладбище в Киеве.
 
Художник Илья ГЕЛЬД
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru