Информационно-аналитическое издание

Создание организации украинских националистов США

Версия для печатиВерсия для печати

Есть немало точек на карте мира, где появлялись зачатки украинского национализма: Галиция, Буковина, Закарпатье, Малороссия, украинские диаспоры, прежде всего в США, Канаде, Аргентине, Австралии. Главными же «гнёздами» украинства являются Галиция и украинская диаспора в США. Канадская диаспора составляет одно целое с американской. Это можно увидеть по перемещениям униатских священников – их могли свободно переводить из одного прихода в другой то в США, то в Канаду.

Украинство Малороссии

В Южной Руси или Малороссии украинство проповедовали в ХІХ веке либеральные демократы. Именно они внедряли культ Тараса Шевченко и переписывали историю. Они же сооружали и особый язык на базе малороссийского диалекта русского языка, причём максимально старались удалить его от русского, активно заполняя полонизмами, а то и просто выдуманными словами. В отличие от австро-венгерского, это был мирный, если так можно выразиться, «украинский проект», основанный на фольклоре и этнографии. Агрессивности украинству придали галичане и диаспоры в США и Канаде. Национализмом заразились и некоторые украинцы с Восточной и Центральной Украины. Ряд лидеров и теоретиков национализма вышли из этих регионов, в том числе такие радикалы, как Петлюра, Михновский и Донцов.

Малороссийские деятели украинства активно контактировали с американо-канадской украинской диаспорой и галицкими единомышленниками.

Например, Дмитрий Дорошенко, будущий министр иностранных дел в правительстве гетмана Скоропадского, в начале ХХ века, будучи студентом Санкт-Петербургского и Киевского университетов, сотрудничал с газетой украинских националистов США «Свобода» и с изданиями националистов Галиции.

Никто в царской России украинских националистов особо не преследовал, они открыто проводили масштабные акции не только в Малороссии, но и в Санкт-Петербурге, выписывали украинские газеты и журналы из Галиции и США. Причём нередко сотрудничали с этими СМИ и писали под своими фамилиями, не опасаясь репрессий.

«С 1897 году я выписывал львовскую «Зарю», – вспоминает Дорошенко, – которая посылалась в Россию в закрытых конвертах... Узнал я тогда и о «Свободе», но самой её не видел до 1902 года... Весной 1902 проходил в Петербурге, как обычно, большой концерт, посвященный Шевченковской годовщине... Эти концерты проходили в Петербурге очень шумно – в большом зале, приходило очень много людей, потому что украинская колония в Петербурге была большая, хоть сознательных украинцев было не так уж много. В основном это были малороссы… Концерты были очень интересны: выступали на тех концертах лучшие певчие силы из царской оперы... И был ещё такой обычай, что концерт начинался каждый раз короткой вступительной речью сеньора петербургской общины, известного украинского писателя Даниила Мордовца... На этот раз Мордовец сказал новое. Поклонившись по обычаю в сторону великого поэта, он вытащил из кармана номер какого-то издания, развернул его и показал публике. Это была американская «Свобода». «Вот смотрите, – сказал он, – перед вами номер украинской газеты. Выходит он очень далеко от нас, за океаном, но издают наши люди, наш язык, и смотрите — вот как раз номер, посвященный Шевченко! И вот куда залетела слава нашего отца Тараса!» — и на этом построил старик своё вступительное слово».

О роли УГКЦ в создании американских украинцев

Практически все униатские священники в конце XIX и начале XX веков были выходцами с Западной Украины. Не каждый из них был  бескомпромиссным националистом: так, основатель газеты «Свобода» Григорий Грушка с большой симпатией относился к России. Но постепенно украинские националисты смогли размежеваться с теми, кто смотрел в сторону России. Таких деятелей вытеснили из организаций, где русофобы смогли получить большинство. А когда этого не удавалось, то они вместе со своими сторонниками покидали организацию и создавали новую с отколовшимся элементом, благо законы США позволяли это делать.

Большою роль в развитии украинства сыграл так называемый «Американский кружок» восьми грекокатолических священников из Галиции. За два десятилетия украинским националистам удалось создать украинскую диаспору на фундаменте национализма. Своеобразным ориентиром, свидетельствующем о завершении главного этапа этой работы, стало переименование Русского народного союза в Украинский народный союз в 1914 году.

Печатный орган грекокатолических священников «Свобода» (УНС-США) от 4 декабря 1913 года

В том же году украинские националисты Галиции направили для работы в диаспоре США своего, выражаясь нынешним языком, спецпредставителя – известного львовского адвоката Семёна Демидчука. Его задачами были тщательное изучение ситуации в диаспоре, помощь в идеологической сфере, координация работы националистов диаспоры и Галиции, сбор средств в США для галицких деятелей. С последней миссией его направляли в Америку и раньше. Он с ней блестяще справился, пробыв в США несколько месяцев в 1912-1913 годах, поэтому его откомандировали и во второй раз.

Основной же целью Демидчука было объединение всех украинских националистов диаспоры и создание так называемого, Украинского сейма в Нью-Йорке. Это было трудней всего сделать, ведь Демидчук желал объединить не только выходцев из Галиции, но и из Буковины, из Закарпатья, а также относительно немногочисленных в то время эмигрантов из Малороссии.

«Обретение единства в наше время – дело чрезвычайно тяжёлое, – писал Демидчук. – Причина в том, что наши эмигранты вырастали в старом краю целые века под различным влиянием. Гнёт московский в России, гнёт польский – в Галиции, гнёт мадьярский – в Венгрии придал каждой части нашего народа свои особые признаки и даже различия в языке. Особенно наречие венгерских украинцев очень отличается от галицкого или полтавского. С такими большими отличиями пришли украинцы со всех трёх частей наших земель в Америку и осели тут рядом…

Украинцы – выходцы из Австрии (Галиции и Буковины) имеют уже сформировавшееся национальное самосознание, имеют понятие о партийной жизни и в определённой степени уже разбираются в практических способах реализации национальной политики. Между буковинцами и галичанами случаются ещё порой религиозные споры, однако эти споры не играют уже никакой роли в политике.

Украинцы из Венгрии (угро-русины) – это наша ахиллесова пята. Интеллигенция, хотя и является высокообразованной, предана венгерской национальной идее… а простой народ, серые массы, имеет единственный духовный идеал – грекокатолическую церковь. И кроме удовлетворения религиозных потребностей им больше ничего не надо… 

Российские украинцы, выросшие под царским ярмом, имеют одно желание: сбросить это ярмо… Они в некоторой степени являются доктринёрами-интернационалистами... Когда же им объяснить идею создания самостоятельной свободной Украины, то эту идею они легко принимают, и путём обмена мнений мы легко можем с ними найти общий язык...

Видим, что между этими тремя группами украинцев очень большие противоречия, так как, с одной стороны, только церковно-религиозная идеология (венгерские украинцы), а с другой стороны, полное пренебрежение религией (русские украинцы). И между этими противоречиями трудно найти общий язык. Но посредине находятся австрийские украинцы, которые умеют снимать эти противоречия…

Совместная украинская литература ещё не проторила себе путь на венгерскую Русь, ибо только некоторые отрывки из произведений наших писателей печатаются в венгерских журналах… Название «Украина», «украинский» там чужие, а также некоторые угро-русские священники считают украинство за анархизм в самом вульгарном смысле этого слова. Таким образом, несмотря на различия в языке, остаётся нам общность церкви, которая здесь, в Америке, называется греко-русской церковью. И никто не будет отрицать, что собственно эта греко-русская церковь может и должна сыграть очень важную роль в сближении галицких и венгерских украинцев…

Иначе обстоит дело в отношениях галицких украинцев к российским. Там нет общности религии, наоборот, под влиянием антикатолической агитации в России многие из них с подозрением относятся к грекокатолической церкви. И поэтому у них и подозрения не должно быть в том, что мы им хотим навязать какую-то религиозно-национальную программу…

Таким образом, сближение между венгерскими и галицкими украинцами надо проводить через грекокатолическую церковь и её церковно-политическую организацию Американскую русскую раду, которая имеет в уставе грекокатолический характер, а сближение между австрийскими и русскими украинцами возможно лишь на чисто национальной почве, при помощи светской украинской организации, от которой ни украинцы грекокатолики, ни украинское духовенство не имеют причин устраняться».

Мы привели эту длинную цитату, переведя её с трудного для понимания галицкого наречия начала ХХ века, так как здесь описаны не только трудности в создании единой националистической организации диаспоры в США, но и дана программа такого объединения, которая претворяется в жизнь по сей день.

«Свобода»: украинец отличается от русского, поляка, еврея, цыгана

«Каждый из нас знает, что украинец отличается от москаля, поляка, еврея, цыгана. Каждый – как говорится – своего Богa хвалит»

В Первую мировую войну украинские националисты диаспоры США активно поддерживали Австро-Венгрию и Германию в борьбе против Антанты из ненависти к России. Поддерживали до тех пор, пока правительство США не вступило в войну на стороне Антанты. После чего замолчали.

То же самое произошло и во время Второй мировой войны. Они активно поддерживали нацистскую Германию в войне с Советским Союзом ровно до тех пор, пока США не объявили войну Германии и не стали союзниками СССР. И украинские националисты диаспоры сразу же замолчали, так как пониали, что правительство Соединённых Штатов не будет с ними церемониться.

Диаспора умело использовала волны эмиграции после Первой мировой войны и гражданской войны в России и после Второй мировой войны. Украинские националисты в США и Канаде имели структуры, которые занимались встречей новых эмигрантов украинского происхождения, предоставляли им жильё для первоначального размещения, материальную помощь – обычно в виде займа, помогали с адаптацией, поиском работы. И, разумеется, приезжих включали в свои структуры. Так появилась сила, которая и сейчас оказывает зловещее влияние на события на Украине.

Заглавное фото: Украинский американский институт на Пятой авеню в Манхеттене, Нью-Йорк.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору