Информационно-аналитическое издание

Соцсети заблокированы. Почему молчит страна

Версия для печатиВерсия для печати

Вот и прошел почти целый месяц после того, как Петр Порошенко ввел в действие решение Совета национальной безопасности и обороны Украины от 28 апреля 2017 года, которым предусмотрен запрет «Яндекса», «ВКонтакте» и «Одноклассников» и иного российского интернет-продукта. Ожидаемого взрыва украинского общественного мнения и ожидаемых изначально активных протестов не произошло. В чем же дело?

Отчасти ответ на этот вопрос синонимичен ответу на вопрос: почему украинцы не оказывают организованного сопротивления бандеровско-махновской клике? Прежде всего, потому, что люди продолжают бояться.

* * *

Когда в стране публично поощряется стукачество и доносительство, когда продолжается охота на ведьм, когда продолжаются аресты и исчезновения людей, когда в городах беспредельничают банды азовцев и свободовцев, а власть не может поставить их на место или сознательно поддерживает карманные «эскадроны смерти», организация протеста минимизирована.

В случае с блокировкой российских соцсетей, которая является не чем иным, как реакцией на прошедший День Победы, Киев сознательно пошел на серьезные нарушения Конституции и Декларации прав человека, что даже вызвало реакцию Запада. Однако реакция, как мы знаем, была дежурной и вялой, что называется, без последствий.

Понимая стопроцентную зависимость Киева от советов американского посла и глав ключевых стран ЕС, становится очевидным, что прямого указания прекратить нарушение прав не поступило. Западный заказ на последовательный отрыв Украины от «тела общерусскости» выполняется, и никакие права и свободы человека не станут на пути реализации этого заказа.

Для Запада и всей мировой «правозащиты» главное - соблюсти процедуру возмущения без последствий. Потому так смело ведет себя уполномоченный Верховной рады по правам человека Валерия Лутковская, назвавшая указ президента Украины Петра Порошенко о запрете российских интернет-ресурсов вмешательством государства в право на приватность.

«Мне кажется, что это вмешательство государства в право на приватность. У многих там на персональных страничках хранились личные фотографии, какие-то для него важные вещи. И, соответственно, сейчас это осталось неподконтрольно человеку, но подконтрольно администрации соцсетей», — заявила она.

Совершенно ясно, что выходка Порошенко и его шайки - куда более весомый наезд на права украинцев, нежели пресловутые диктаторские законы Януковча от 16 января 2014 года, запрещавшие носить балаклавы и кастрюли.

Но за кастрюли щедро платили, да и тогдашний Запад обнаружил в  законах намеки на установление тоталитарного режима. Как результат – законы отменили, а балаклавы и кастрюли нация не снимает уже четвертый год.

Первые дни после 7 мая, когда, по сути, началось блокирование, общество, действительно, зашумело, и в ряде городов прошли стихийные молодежные акции, довольно быстро локализованные государством. С организаторами провели работу СБУ или «активисты», и анонсированные акции протестов 25 и 26 мая не состоялись.

С другой стороны, для украинской ментальности характерно оперативное приспособленчество.

Кто бы с этим не соглашался, но факт остается фактом, украинцы приспособились жить без Крыма:  одни продолжают ездить в Крым как заграницу, другие осваивают Азовское побережье, кто побогаче летят в Анталию, Египет или на вырытое специально самое крупное штучное озеро Европы на карпатском Буковеле. То есть даже озеро выкопали. Как аналог Черному морю!

Совершенно очевидно, что значительная часть граждан приспособилась жить без Донбасса, и, если бы не оголтелый агитпроп и бандеровская привычка убивать, уже давно бы наступил мир.

Приспособились к Порошенко, к наступившей бедности, к доллару по 26 гривен, к тому, что у них априори не будет промышленности.

Приспособятся к тому, что их землю будут продавать, а на пенсию надо будет выходить в 65 лет.

Приспособиться к блокированию соцсетей украинцам поможет научно-технический прогресс, который не подчинен истеричным рефлексиям Порошенко, Турчинова или Шкиряка.

Запрещенное российское телевидение уже давно почти любой желающий «возвращает в свой дом» посредством спутниковых антенн и интернета. Блокировка соцсетей, ставшая серьезной неожиданностью для большинства, как оказалось, нивелируется посредством различных более или менее навороченных, но уже готовых к реализации программ расширения. В семье, где ребенок имеет даже юзер-азы, порошенковский запрет обходится в течение 10-15 минут.

В свою очередь, Порошенко и инициаторы интернет-репрессий идут по проторенной дорожке – запрета и ожидания реакции на него. Евроатлантическое цивилизованное общество «интернетоцид» сглотнуло, внутри  бунтов не произошло, и основная масса, пользующаяся российским контентом, с ним и осталась, даже часть провайдеров сочла, что им указ Порошенко не указ.

* * *

Разумеется, в Киеве это понимают, и пока предпринимаются попытки более жестких мер блокировки.

Прежде всего, призывают доносить на непослушных провайдеров, прессингуют представительства «Яндекса», рассылают угрожающие СМС и даже обещают создать аналоги российским соцсетям. Словом, «стращают охраной порядка и Страшным судом». Адекватные люди не реагируют, другие отправились в «Фейсбук», третьи пытаются расшарить более сложные программы обхода блокировок.

То есть выходить на улицу никто не будет. Даже те, кто реально в результате блокировки потерял деньги или часть бизнеса (провайдеры, услуги, работающие в интернете, а это четверть миллиона человек). Это весьма большое количество людей, причем со всей Украины, в том числе и в западной её части. Но, опять же, для украинского среднего бизнеса привычно терпеть эксперименты над собой.

Эту процедуру-эксперимент, по предварительным оценкам социологов, поддерживает лишь 5-7% свидомого населения, ведь даже дети властей придержащих продолжают заходить в ВК, ибо информаналогов для пользования определенными направлениями (например, музыка) пока для украинцев не существует.

Для людей мыслящих произошедшее с социальными сетями - еще один пример вседозволенности Киева и неадекватности Порошенко, который привел страну к существованию по неким особым правилам и законам. И, конечно, президент, чей электоральный рейтинг тает по часам, в этой ситуации проигрывает.

Но ведь выборами не пахнет, и потому, увы, очередная стрела в ахиллесовы пятки Порошенко сильно ему не навредит. Да и выгоды он  не упустит, хоть его пристяжной Вася Грицак заявил по поводу блокировки соцсетей: «Пусть лучше западный бизнес получит какую-то прибыль».

Видимо, последствия от решения Киева в отношении соцсетей и поисковых систем для общества довольно точно спрогнозировал основатель «Яндекса» Аркадий Волож: «Мы видим (измеряем) качество сервисов на неконкурентных рынках. Через три года в отсутствие конкуренции никто не будет заниматься специально Украиной. Качество абсолютно всего интернета в Украине деградирует очень быстро. И простые пользователи начнут ощущать это очень скоро. Не будет не только хорошего поиска или такси, или карт. Не будет мелочей: не будет расписаний кинотеатров или электричек».

* * *

В конечном итоге эта деградация больше всего навредит обществу, которое три года подпевает власти о своей особой свободной миссии и способности бороться за свои права. Но права у жителей нагло изымают, предлагая взамен биопаспорт с гипотетической возможностью навсегда покинуть родную сторонку и освободить черноземы для агромагнатов цивилизованного мира.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru