Информационно-аналитическое издание

Сланцевая жажда до добра не доведёт?

Версия для печатиВерсия для печати

Сланцевая жажда

«2000» в последнее время часто обращался к теме сланцевого газа и его влияния на передел мирового рынка углеводородов. Сегодняшний материал посвящен очень схожей проблеме – добыче нефти из альтернативных источников. Технология ее такая же, как и для сланцевого «голубого топлива». Единственная разница – горизонтальное бурение, при котором осуществляются специальные гидроразрывы, проводится на более глубоком уровне, там, где залегает не газ, а более тяжелые конденсат и нефть.

Газ из терминала и сланцевых пород, нефть из битуминозных песков...

«Мы очень серьезно занимаемся привлечением иностранных инвестиций, особенно в сфере разработки и добычи нефти и газа. Я знаю, что в Канаде достаточно авторитетные компании, специализирующиеся на этих направлениях. И мы приветствуем работу таких канадских компаний на территории нашей страны в разработке наших месторождений».

Заявление премьер-министра Николая Азарова на встрече с министром международного сотрудничества Канады Беверли Ода, апрель 2012 г.

Правительство Украины ради обеспечения газовой и нефтяной самодостаточности государства готово опереться на весьма ограниченные (а также порой невероятно дорогостоящие и опасные своими последствиями) возможности альтернативной добычи (выгодных закупок) углеводородов.

Учитывая дефицит времени (а если откровенно, то полный цейтнот) для поиска наиболее приемлемой стратегии, эта несомненно важная работа по сути превращается в лихорадочную гонку. Итогом спешки может стать принятие явно необдуманных решений. Кое-какие симптомы этого видны уже сегодня — например скандал с «горнолыжным» терминалом сжиженного газа или неоднозначное СРП с Royal Dutch Shell о добыче сланцевого газа на Юзовском месторождении.

В ситуации с LNG-терминалом полная неясность; соглашение о разделе продукции с Shell может принести государству некоторые дивиденды лет через пять. Иными словами, проблема остается нерешенной, и потому можно уверенно прогнозировать — вот-вот обнародуется новый вариант «судьбоносного» выхода из газового и нефтяного тупика. Слова премьер-министра Украины, прозвучавшие в апреле 2012 г. на встрече с канадскими коллегами, — основание для таких предположений.

Известно, что Канада — мировой лидер в разработке и добыче нетрадиционной нефти, но добывается этот углеводород из так называемых битуминозных (битумных или нефтеносных) песков открытым карьерным или шахтным методом, требующим невероятно расточительного расхода пресной воды. Затем загрязненные отработанные воды сливаются в огромные открытые водоемы-котлованы. (Не зря американцы порой называют канадскую нефть «грязной».)

Полигон — канадская Атабаска

Битуминозные пески — это природный конгломерат из песка, глины, сопутствующих минералов и битума (жидкого вещества, отвердевающего при комнатной температуре). Добыча их карьерным методом осуществляется с использованием экскаваторов и грузовиков, доставляющих ценную породу для переработки и выделения из нее нефти. Шахтный метод предусматривает бурение скважин и разогревание содержащегося в породах битума паром до разжижения (методика циклического нагнетания пара или технология гравитационного дренирования при закачке пара). Затем битум выкачивается на поверхность, перерабатывается и по сети подземных трубопроводов транспортируется на нефтеперерабатывающие заводы.

Месторождения битуминозных песков обнаружены примерно в 70 странах (по словам специалистов, и в Украине), но самые крупные запасы выявлены в Канаде и Венесуэле. Наиболее значительны залежи — в канадской провинции Альберта, в бассейне реки Атабаска.

Пески Атабаски были открыты в 1875 г., но правительство приняло решение о финансировании разведки этих земель для последующей добычи нефти и битума только в 1893 г. В 1894-м были пробурены первые скважины, а добыча нефти осуществлялась на протяжении 21 года. В 1915 г. в Эдмонтон доставили несколько тонн битуминозных песков из Атабаски и провели эксперимент по использованию этого сырья для укладки дорог. В 1921-м появилась первая компания, занявшаяся коммерческой эксплуатацией нефтяных песков Атабаски — International Bitumen Company. Она производила битум для ремонта дорог и кровельных работ.

В 1967 г. начался новый этап освоения бассейна Атабаски — компания Great Canadian Oil Sands (сегодня подразделение Suncor Energy Ltd) вошла в историю, первой в мире приступив к промышленной добыче нефтеносных песков в Форте Макмюррей (ныне нефтяной столице Канады). В 1970 г. доктор Роджер Батлер предложил новый метод добычи глубоко залегающих пластов битуминозных песков, ставший стандартом на многие годы.

По состоянию на 2008 г. разведанные запасы нефтеносных песков Альберты составляли 171,8 млрд. баррелей (бр), а неразведанные резервы — еще 300 млрд. бр. Нефтеносные пласты расположены на площади в 140 тыс. кв. км. По прогнозам правительства провинции, к 2018 г. суточная добыча возрастет с 1,31 до 3 млн. бр.

В последние годы в провинции наблюдается настоящий бум разработки и добычи нефтеносных песков: только в 2008—2009 гг. в бюджет поступило $3 млрд. отчислений от разработчиков. И сегодня в районе Форта Макмюррей продолжается открытая разработка месторождений, а гигантские карьерные самосвалы Caterpillar 797 и 797B за каждую ходку вывозят на перерабатывающие комбинаты по 380 т ценного сырья.

Открытым методом разрабатывается примерно 20% залежей, шахтный применяется почти на 80% разведанных месторождений с большой глубиной залегания (свыше 75 м).

Активный интерес к месторождениям проявляют и другие страны, в частности Китай, Таиланд, Норвегия, стремящиеся приобрести лицензии (или доли в добывающих предприятиях) едва ли не любой ценой.

Экономическая целесообразность — это еще вопрос

Идея добычи нефти открытым способом (или с небольших глубин залегания), на первый взгляд, чрезвычайно привлекательна. Но у любой медали, как известно, есть обратная сторона, так и в данном случае: выработка нефти из битуминозных песков экономически целесообразна, как правило, только во время топливных кризисов, сопряженных с резким ростом стоимости нефти. По самым оптимистичным оценкам, ради добычи 1 бр битума (не нефти!) в Канаде необходимо израсходовать 28 куб. м газа и 2,5 — 4 бр пресной воды (для примера, таким количеством газа можно пару дней отапливать небольшой дом).

Кроме того, по местному законодательству, добывающая компания обязана рекультивировать земли месторождения, чтобы как минимум вернуть им изначальную биологическую продуктивность. А это — огромные затраты.

Аналитики Citibank считают разработку нефтеносных песков экономически оправданной только при цене нефти выше $40/бр. По разным оценкам, себестоимость добытого из битуминозных песков барреля нефти колеблется от просто невероятных $18 до практически бесперспективных $80—100.

Судя по годовому отчету за 2011 г. Suncor Energy — одного из крупных разработчиков битуминозных песков Альберты, добывающего примерно 300 тыс. бр нефти в сутки, себестоимость 1 бр превысила $40 (www.suncor.com/pdf/). При этом в планах компании на 2012 г. одной из главных задач было названо «сохранение средней операционной себестоимости добычи нефти из нефтеносных песков на уровне $39—$43/бр.

Наилучшие показатели за все время добычи в Альберте компания продемонстрировала в третьем квартале 2012 г. — 378,9 тыс. бр в сутки при себестоимости $33,35/бр (www.suncor.com/pdf/). Эта цифра вызвала серьезные сомнения у многих специалистов, предположивших, что Suncor Energy существенно занижает данные.

Какой в этом смысл? Вероятно, очень простой — оживление интереса инвесторов. В мае 2012 г. их пыл серьезно охладил аналитический отчет, подготовленный специалистами южноафриканского центра ASPO (Ассоциации по изучению пикового потребления нефти): «Выработка нефти из битуминозных песков — это крупномасштабная промышленная карьерная добыча в сочетании с экстенсивным использованием дорогостоящего природного газа. Суть этого производственного процесса, требующего огромных инвестиций, приводит к значительным издержкам и высокой себестоимости — обычно в пределах $80—100/бр, пока существенно превышающим расходы на добычу традиционной нефти» (www.engineeringnews.co.za).

Тем не менее в индустрию разработки и добычи нефтеносных канадских песков вкладываются огромные средства, а между корпорациями, получившими лицензии на освоение земель, идет настоящая война (конечно, тщательно закамуфлированная).

Так, скандальный характер приобрело выяснение отношений между Shell Canada и Teck Resources: компании получили право на разработку соседних участков — Фронтиер и Форт Хиллс, но никак не могут согласовать планы работ и размещения объектов инфраструктуры.

Руководство Teck намерено вложить в разработку месторождения Фронтиер площадью 29 тыс. га около $14,5 млрд., обещая в 2021 г. добывать 74 тыс. бр сырья в сутки, а к 2030 г. нарастить объемы до 277 тыс. бр.

По замыслу авторов проекта, более трети участка — почти 11 тыс. га — будет отведено для перерабатывающего завода, под пруды-отстойники и аэродром. Но эта территория граничит с владениями Shell, намеренной добывать на своем месторождении 200 тыс. бр сырья в сутки, и там считают, что подобное размещение объектов Teck неприемлемо.

Shell предложила коллегам из Teck перенести завод и пруды на дальнюю сторону участка, но соседей такой вариант не устраивает: больше операционных издержек, повышенное потребление электроэнергии, увеличение пробега грузового транспорта и т. п. В итоге компании не могут приступить к реализации своих проектов до устранений взаимных претензий.

«Черное золото»: необратимые потери

Как уже упоминалось, выделение нефти из сырья сопряжено с высокими затратами, особенно воды и газа. Отработанные стоки сливаются в отстойники, и один из таких водоемов виден из космоса невооруженным глазом. Экологи регулярно регистрируют появление различных аномалий у речных рыб Атабаски, а также радикальное изменение характера миграций местных птиц и оленей-карибу. Существенно ухудшилось качество питьевой воды — местами она отравлена.

Из-за «битуминозной лихорадки» провинция Альберта получила сомнительную репутацию главного источника парниковых газов. Их выбросы в районе месторождений, по данным местных экологов, всего за десятилетие возросли в 3 раза. При расчистке участков под карьеры, шахты, подъездные пути и трубопроводы вырубаются целые лесные массивы.

Да, провинция получает солидные отчисления за эксплуатацию недр, но этих средств явно не хватает на ликвидацию последствий неизбежных экологических проблем, причем затрагивают они не только Альберту, но и соседние территории. Так, в июне 2012 г. компания Enbridge вынуждена была приостановить прокачку нефти по одному из трубопроводов (а это 345 тыс. бр в сутки) из-за разлива 1400 бр на перекачивающей станции. И это вовсе не единичное происшествие. Несколькими днями ранее из нефтепровода компании Plains Midstream в реку Ред-Дир вылилось свыше 3 тыс. бр нефти.

По оценкам экологов (кстати, с ними не спорят представители добывающей индустрии), вязкая нефть, добытая из битуминозных песков, самая грязная в мире, а углеродный след при ее производстве на 20% превышает выбросы СО2 при добыче обычной нефти.

Возмущение у защитников природы вызывает и так называемый план 30 озер — «мероприятия» по рекультивации отработанных месторождений в провинции Альберта. Добывающие компании намерены после исчерпания ресурсов участков залить котлованы водой, а нейтрализацией опасных химикатов займется... матушка-природа. По предварительным оценкам, подобные «озера» раскинутся на площади в 2500 кв. км (для сравнения: площадь Торонто — 630 кв. км).

Сторонники проекта обещают, что рукотворные водоемы станут полностью безопасными и пригодными для обитания живых существ примерно через 25—40 лет. Чистая вода, которой будут заполнять пруды, перемешается с остатками стоков, признают они, но за несколько лет опасные отходы якобы отвердеют и осядут на дно.

Первое исскуственное озеро появится в Альберте уже в конце этого года, когда компания Syncrude Canada затопит 40-метровую вертикальную шахту. Оценить качество воды в этом «водоеме» можно будет только по прошествии нескольких лет.

Местные жители уверены: решение о создании «озерного края» (все водоемы будут объединены в одну систему) в местности, где их никогда не было, принесет экологические катаклизмы. Эти опасения разделяют ученые — никто не рискует предсказать, что произойдет с такими «озерами» через несколько лет. Например, водоемы на месте старых карьеров иногда оказывались безопасными, но вот озеро Беркли в Монтане превратилось в токсичный отстойник, в котором гибнут не только рыбы, но и птицы.
 
Справка «2000»

Озеро Беркли считается самым токсичным в мире. В воде находится очень большое количество загрязняющих веществ, ядов, токсичных отходов, среди которых: медь, кадмий, мышьяк, алюминий, железо, марганец, цинк и так далее.

Работа на месторождении началась в 1955 году, под управлением Atlantic Richfield Company, крупнейшей нефтедобывающей компанией США. Когда рудник закрылся в 1982 году, сливные насосы были убраны, загрязнённые грунтовые воды стали медленно заполнять яму. Начиная с 1982 года уровень воды поднялся на 46 метров. Сегодня карьер диаметром 2,7 километра и глубиной более 500 метров заполнен водой.

Неоднозначно относится население и к проекту премьер-министра Харпера построить трубопровод для транспортировки нефти из Альберты на Тихоокеанское побережье Британской Колумбии — для заливки танкеров и последующего экспорта в Китай. Таким образом правительство Канады планирует транспортировать 500 тыс. бр нефти в сутки на расстояние 1100 км. Десятки тысяч канадцев на демонстрациях и в сети решительно осуждают эти планы.

Кому надо выжимать нефть из песка и глины

Несомненную выгоду от добычи нефти из канадских земель получают вошедшие на этот рынок Китай, США, Таиланд, Норвегия и др. И все же главный получатель выгоды и двигатель канадской нефтяной лихорадки — США. Штаты подталкивают соседей к реализации все новых и новых проектов на нефтеносных песках Атабаски с единственной целью: поставки нефти должны стать заменой ее закупок у стран ОПЕК.

И если запуск строительства нефтепровода Keystone XL (обеспечивающего поставку нефти из Альберты промышленным потребителям Техаса по территории Канады и США) несколько раз откладывался, это еще ни о чем не говорит. Зимой 2012 г. президент Обама под давлением общественности и в преддверии выборов отложил реализацию проекта на неопределенный срок, но компания TransCanada Corp еще весной подала новую заявку. Теперь администрация Обамы, избранного на второй строк, не столь категорична: рассмотрение заявки отложено на конец весны — начало лета. Кроме того, у масштабного проекта (830 тыс. бр в сутки), а точнее, у его автора — TransCanada Corp — есть могучие лоббисты в США.

В минувшем году несколько известных американских природоохранных групп — Friends of Earth, Corporate Ethics International и Center for International Environmental Law — прямо обвинили госсекретаря Хиллари Клинтон в лоббировании интересов этой корпорации. Они потребовали предоставить на суд общественности всю переписку Клинтон с Полом Эллиотом, заместителем руководителя ее избирательной кампании в 2008 г. и по совместительству директором департамента TransCanada по вопросам взаимоотношений с правительственными учреждениями. Как и следовало ожидать, в такой информации экологам было отказано.

И если в Канаде транснациональные корпорации все-таки соблюдают приличия, исправно отчисляя «отступные» и прислушиваясь к требованиям общественности, украинскому обществу рассчитывать на это не приходится.

Константин ВАСИЛЬКЕВИЧ, по материалам: www.ags.gov.ab.ca, facepla.net, www.motherjones.com, oilsandstruth.org,www.theglobeandmail.com, www.worldwatch.org, business.financialpost.com, 2000

создание сайта: drupal-service.ru