Информационно-аналитическое издание

Шахтёрский Герцог Анатолий Соловьяненко

Версия для печатиВерсия для печати

25 сентября родился кумир нескольких поколений, гордость советской и украинской оперы Анатолий Соловьяненко.

Будущий «золотой тенор» поразил всех своим прекрасным голосом в 1962-м на смотре народных талантов, проходившем в Киеве. В Советском Союзе эти конкурсы были очень популярными.

Когда на сцену вышел «представитель народа» преподаватель начертательной геометрии из Донецка и вдруг профессионально запел красивым проникновенным голосом романс Радамеса из оперы «Аида», то покорил всех. Певца сразу же пригласили в киевскую оперу на прослушивание и приняли в труппу. Консерваторию он окончит, будучи народным артистом СССР.

Этот «звездный миг» в жизни Соловьяненко наступил не просто так, а после многих лет упорных занятий и самопожертвования.

Будущий певец родился в маленьком поселке под Сталино (Донецк), в потомственной шахтерской семье. Семья была певческой, хоть никто и не блистал на сцене. Глава – Борис Соловьяненко – обладал удивительным голосом очень красивого тембра. Его сын Анатолий унаследовал и природные вокальные данные, и мужское обаяние.

Парень чувствовал свое предназначение. Когда пришло время выбирать специальность, он захотел стать певцом. Однако отец считал по-другому: сначала получи профессию, а потом пой.


Всё-таки Соловьяненко-младший поехал поступать в Ленинградскую консерваторию. Но – не судилось. Он возвратился в Донецк и, послушав наставление отца, поступил в Донецкий политехнический институт, в итоге стал преподавателем на кафедре в альма-матер.

Но мечту заниматься музыкой Анатолий не оставил. К счастью, он нашел в родном Донецке замечательного педагога, прекрасного оперного певца Александра Николаевича Коробейченко. Однако тот предупредил, что результаты будут, если только впрягаться в работу с головой.

Александр Коробейченко настраивал подопечного на уровень артиста Большого театра. Тот памятный выход на киевскую сцену, изменивший судьбу певца, состоялся после десяти лет упорных занятий. «Все, что умел и знал, я передал ему», – впоследствии писал А.Н. Коробейченко.

В 1963 году певца ждал новый успех. При отборе исполнителей для стажировки в Италию из 80 претендентов со всего Союза «украинский соловей» оказался в числе лучших.

После трёхгодичной стажировки в Милане перед Соловьяненко был открыт путь в мировое оперное искусство. Позже он становится героем сенсации – первым советским певцом, с которым заключила контракт престижная Метрополитен-опера в Нью-Йорке.

Анатолий Соловьяненко покорял публику не только «соловьиным», близким к «итальянскому», голосом, но и огромным артистизмом. За певцом закрепился титул Шахтёрского Герцога, поскольку он дебютировал на донецкой оперной сцене с партией Герцога из оперы Верди «Риголетто». Высокий, стройный, он держался очень благородно.
 

Шахтёрский Герцог подписал контракт с Метрополитен-опера на три выступления, но в итоге их состоялось десять. В дальнейшем ему поступило предложение продлить контракт, однако из-за начавшейся войны в Афганистане и ухудшения отношений между державами о выступлениях в Америке пришлось забыть.

Но на родине, на просторах большой страны, Соловьяненко ждала поистине всенародная любовь. Его проникновенное, задушевное исполнение оперных партий, русских и украинских народных песен, романсов трогало сердца, собирало полные залы.

Его репертуар был обширен. «Подмосковные вечера», «Средь шумного бала случайно», «В порыве нежности сердечной», «Жаворонок», «Вертоград», «Серенада Дон Жуана», «Роняет лес багряный свой убор», «Родина», «Метелица», «Как небеса твой взор блистает», «Чорнії брови, карії очі», «Дивлюсь я на небо», «Нiч яка мiсячна», «Чорнявая Iванка», «Повiй вiтре»… Его звонкий заливистый голос не спутаешь ни с каким другим.
 

Певец исполнил 17 оперных партий, в том числе в таких произведениях, как «Запорожец за Дунаем», «Евгений Онегин», «Травиата», «Риголетто», «Трубадур», «Богема», «Тоска», «Искатели жемчуга», «Лючия ди Ламмермур» и другие. Перечислять страны, где выступал Соловьяненко, можно очень долго.

В 1975 году Анатолию Борисовичу Соловьяненко было присвоено звание народного артиста СССР, в 1980-м он стал лауреатом Ленинской премии (которую перечислил в Фонд мира), а уже на Украине – лауреатом Государственной премии имени Тараса Шевченко.
 


При столь головокружительной популярности певец был очень скромным, тактичным человеком. Он часто выступал, в том числе и на стадионах, бесплатно для того, чтобы сделать высокое искусство доступным простым людям.

На кафедре  в институте, где он работал, высокий начитанный мужчина нравился очень многим женщинам не столько из-за голоса, а просто как ответственный, замечательный человек.

В личной жизни оперного певца неизвестны случаи любовных похождений, в его биографии не было замены жён. По приезде из Италии он предложил руку и сердце чертёжнице с институтской кафедры, где он работал, Светлане, с которой они уже шли по жизни, не расставаясь. Через два года семья перебралась в Киев.

Певец одним из первых ввел традицию на каждое выступление приходить вместе с женой. Не гнушался домашними делами, мог приготовить завтрак, косить газон на даче.

Запомнился он и тем, что всегда был в прекрасной физической форме, следил за собой, держал в норме вес, сценические костюмы служили ему годами.
 


После тридцати лет, которые Соловьяненко отдал Киевскому оперному театру и, казалось бы, всё шло по накатанной колее, певца «попросили» из оперы. Просто не продлили договор и выпроводили на мизерную пенсию.

Кумир публики, 62-летний исполнитель в прекрасной вокальной форме вдруг оказался невостребованным в самостийной Украине. Его жена вспоминает, что те пять лет, которые Анатолий Борисович прожил без любимой оперной сцены, он ежедневно делал зарядку, по нескольку часов занимался музыкой, читал итальянскую литературу и даже говорил, что находит пользу в том, что теперь у него больше времени… Но всё было далеко не так…

Мэр Москвы Юрий Лужков приглашал певца в столицу России. В одну из таких поездок Соловьяненко много выступал в концертах. Влиятельный знакомый предложил певцу на выбор жильё в Москве для переезда. И Соловьяненко согласился.

По возвращении в Киев ему звонили из администрации Лужкова, звали смотреть жильё. Однако жена замечала, что певец ищет поводы, чтобы никуда не уезжать. Он слишком любил родную землю, которая вскормила его и где похоронены его родители…

Ещё раньше семья могла бы остаться в Италии, когда итальянец-импресарио предложил певцу турне с баснословным гонорарами, и если бы он остался, наверняка стал гордостью итальянской культуры… Если б «соловей» своей земли не тосковал так по родине…

В жаркий июльский день 1999 года певца не стало. За пару месяцев до этого он побывал с гастролями в США, Италии, был полон планов, в том числе намечались совместные выступления с Пласидо Доминго… «Услышав Соловьяненко в январе 1999 года на малой сцене Метрополитен-опера, я был потрясён, – вспоминал знаменитый тенор. – И сказал ему: «Анатолий, есть два голоса в мире, которые дал Бог, – твой и Паваротти. Мой голос построен из отдельных нот. Я трудился над ним всю свою жизнь. А ваши – дар Божий».

…Он не дожил несколько месяцев до своего 67-летия.  В свой последний земной день певец был в прекрасном настроении, смеялся, шутил… Потом заторопился на дачу в Козин, в 30 километрах от Киева, там намечалась встреча с итальянскими послами. В Козине сходил на речку, долго плавал. Дома прилёг, чтобы отдохнуть до обеда, и … не проснулся из-за сердечной недостаточности. Медики обнаружили на его сердце рубцы семи перенесенных микроинфарктов.

 

«Я буду жить, покуда буду петь», – часто говорил Соловьяненко. Эти его слова оказались почти пророческими.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru