Информационно-аналитическое издание

Сергей Лавров: «Никто не хочет войны с Украиной»

Версия для печатиВерсия для печати

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

11 августа на Всероссийском молодежном образовательном форуме «Территория смыслов на Клязьме», выступил и ответил на вопросы министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Лавров. Большое внимание было уделено ситуации на Украине, Крыму, Донбассу.

О Крыме и Донбассе: «Наша задача состоит в том, чтобы внешние условия для развития страны были максимально благоприятными, чтобы наших граждан никто не обижал и не дискриминировал, чтобы никто не обижал наших соотечественников, в том, чтобы беречь русскую культуру и позиции русского языка, чтобы российский бизнес не подвергался односторонним дискриминационным ограничениям.  Я уже говорил об этом, но повторю, что у нас есть некоторые люди, которые говорят о том, что тогда и надо было обо всём этом думать, не надо было воссоединять Крым с Россией, не надо было помогать ополченцам в Донбассе, не надо было лезть в Сирию. Такие люди есть. Если говорить о том, что ждало русскоязычных в Крыму и на Востоке Украины, то лидер «Правого сектора» Д.Ярош еще в конце февраля, сразу после государственного переворота и до того, как стали всерьез думать о референдуме в Крыму, заявил, что русский никогда не поймет украинца и никогда по-украински разговаривать не будет, поэтому в Крыму русских быть не должно. Если те, кто оппонирует нашей внешней политике, считает, что это надо было "пустить на самотёк" (тем более, что вслед за этими словами была попытка вооруженного захвата здания Верховного Совета Крыма), то я с этой позицией согласиться не могу.

Помните, недавно был спор о позиции прагматизма? Кто-то на одном нашем, по-моему, либеральном канале стал развивать мысль о том, надо ли было удерживать Ленинград, не проще бы было ли его сдать? Тогда бы якобы и не было столько жертв. Мне кажется, что это рассуждение из той же серии, что и мысли о том, чтобы бросить русских в Крыму и русских в Донбассе.  Всё это так же касается вопроса о русской нации, российской нации – неравнодушность к людям и сохранение своего генетического кода. Без этого генетического года не отстояли бы Ленинград, не выиграли бы войну. Я не призываю всех к милитаризованным действиям, но просто хочу сказать, что есть вещи, которые мы не можем оставить, если мы являемся нацией. Отдавать Крым в руки нацистам, которые совершили переворот в Киеве (а на этой волне пришло нынешнее руководство), было бы, я считаю, преступным».

О ситуации в Донбассе: «Во-первых, я не могу сказать, что там идёт война. Да, там продолжаются нарушения перемирия. Прежде всего, они продолжаются со стороны украинских властей. Если мы хотим, чтобы там наступил мир и чтобы все, кто живет в Донбассе – русские и те, кто ассоциирует себя с российской культурой и русским языком – были  в безопасности, нам необходимо заставить киевскую власть выполнить Минские соглашения. Она этого не хочет. Франция и Германия, которые подписывались под Минскими соглашениями, понимают, что Киев этого не хочет делать, потому что опасается, что радикалы свергнут Президента П.А.Порошенко и заберут власть в свои руки. Но  изменить такую ситуацию пока у немцев и французов не получается. Сейчас будут подключаться американцы, которые тоже, думаю, прекрасно понимают, что происходит в Киеве. В наших интересах сохранить этот уникальный документ – Минские договоренности, который реально обеспечивает права жителей в Донбассе. Альтернатива войны? Я думаю, никто здесь не хочет войны с Украиной. Надо заставить тех самых радикалов и неонацистов, которые сейчас правят бал на Украине, заставить их знать своё место и подчиниться воле международного сообщества. Это гораздо сложнее сделать, чем просто взять и отбомбить какую-то территорию. Новыми бомбежками и обстрелами мы эту проблему не решим, а загоним ее окончательно вглубь. В наших интересах, чтобы русские не бежали с тех мест, где они живут, а чтобы они жили как люди, чтобы их уважали, уважали их культуру, язык, традиции, праздники и историю в тех странах, где они сейчас находятся. И я другого пути просто не вижу».

По материалам МИД РФ