Информационно-аналитическое издание

СЦКК-уловка Зеленского

05.09.2019
Совместный центр по контролю и координации режима прекращения огня (СЦКК). Колонка Василия Качура
Версия для печатиВерсия для печати

Что стоит за предложением Киева

На очередном заседании Трёхсторонней контактной группы (ТКГ) в Минске 4 сентября представители Украины внезапно предложили вернуть российскую сторону в Совместный центр по контролю и координации режима прекращения огня (СЦКК). Как написала в Facebook пресс-секретарь представителя Украины в ТКГ Леонида Кучмы Дарка Олифер, «этот двусторонний российско-украинский механизм контроля за соблюдением режима прекращения огня целесообразно восстановить».

Напомню, что в конце декабря 2017 года российские офицеры-наблюдатели в количестве 75 человек покинули территорию ЛНР и ДНР. Тогда МИД России объяснил это решение «неуважительным отношением украинских военнослужащих» к российским коллегам. «Попытки отрегулировать этот вопрос без ущерба для российского участия в СЦКК украинская сторона проигнорировала».

Известно, что во время работы на территориях, подконтрольных Украине, российским наблюдателям сознательно ограничивали доступ к линии разграничения сторон, а также запрещали вести видеосъёмку и общаться с местными жителями. О грубостях со стороны вояк из ВСУ и говорить не приходится. Тем более, по заявлению МИД РФ, с 1 января 2018 года Киев планировал ввести новый порядок въезда и пребывания граждан России на своей территории, в соответствии с которым российские военные должны были заблаговременно сообщать свои подробные персональные данные украинским властям. «Эта норма не соответствует положениям Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Украины о безвизовых поездках граждан Российской Федерации и граждан Украины от 16 января 1997 года и неприемлема для российских военнослужащих», - заявили в Москве.

Киев отреагировал нагло, заявив, что решение России вывести из Донбасса своих военных из СЦКК «существенно подрывает минские договорённости», что является очередной провокацией». И пообещал обратиться «к международным партнёрам с просьбой усилить политико-дипломатическое давление на Кремль», чтобы избежать действий, «способных привести к срыву минских договорённостей».

Европейские партнёры по «нормандскому формату» в лице Макрона и Меркель тут же отреагировали, призвав представителей России вернуться в состав СЦКК,  поскольку центр «играет важную роль в поддержке наблюдателей ОБСЕ и договорённостей о прекращении огня». Но как-то особо настаивать не стали, понимая, что решение Кремля вызвано реально враждебным отношением украинских военных к российским наблюдателям.

Таким образом, СЦКК, созданный исключительно по просьбе украинской стороны сразу после иловайского погрома, прекратил свою работу в прежнем формате (с участием РФ) почти на два года. И вот Киев пригласил россиян вернуться.

Согласно записки Олифер, украинская инициатива возникла в связи с «увеличением количества нарушений режима тишины со стороны незаконных вооруженных формирований ОРДЛО, в том числе с применением оружия, запрещённого минскими договорённостями».

О нарушениях со стороны ВСУ, которые фиксируются наблюдателями ОБСЕ и разрушают населённые пункты целыми улицами, Киев умалчивает, зато на голубом глазу вещает, что «боевики мешают ремонту моста в Станице Луганской».

На фоне подобных заявлений формально позитивное предложение Украины к России вернуться в СЦКК представляется обычной тактической хитростью. Не стоит забывать, что одним из важных направлений действий Зеленского является скорейшая встреча в «нормандском формате», куда он активно приглашает и США. Внешнеполитический имидж Киева сегодня в большой степени зависит от демонстрации «движения к миру», пусть даже она является имитацией, так как ВСУ продолжает наносить удары по Донбассу.

Характерно заявление нового главы МИД Украины Вадима Пристайко о том, что его ведомство обязано за ближайшие полгода кардинально продвинуться в решении конфликта в Донбассе. Как, никому не ясно. При этом Пристайко считает дополнительные подготовительные встречи, в частности на уровне глав МИД, лишними. «Киев не может и не будет вести бесконечные переговоры в разных форматах», - очень самоуверенно высказался глава украинского внешнеполитического ведомства.

Тем не менее в ночь на 3 сентября в Берлине он встречался с Владиславом Сурковым, где обсуждал, по его словам, исполнение конкретных договорённостей, например разведение сил в районе Станицы Луганской.

Двумя неделями раньше представитель Украины в политической подгруппе Трёхсторонней контактной группы по урегулированию ситуации в Донбассе Валерий Гребенюк, которым заменили Романа Бесссмертного, обсуждал так называемую формулу Штайнмайера, возможность амнистии и проведения местных выборов в Донбассе.

То есть Киев демонстрирует якобы стремительное желание окончить войну. Демонстрирует Западу в то время, как на города и посёлки ДНР и ЛНР летят мины и снаряды. А для России приготовили предложение вернуться в СЦКК. При этом Киев не хочет публично гарантировать безопасность и нормальную работу россиян.

С учетом предыдущего опыта, нельзя отрицать, что отношение  к русским офицерам кардинально изменится и им дадут нормально работать, но для Запада картинка «миротворческих инициатив» уже готова.

Чёткой позиции по амнистии и предоставлению особого статуса Донбассу Киев тоже не высказал. Пристайко обещает подумать о выполнении этих условий Минских соглашений, в то время как спикер украинского парламента Разумков уверяет, что вопрос особого статуса будет зависеть от итогов переговоров в «нормандском формате» и выполнения Минских соглашений, а также «ряда других вещей».  Конкретики вновь нет, есть слова, на которые в Донбассе ответили, что условия Киева без амнистии и особого статуса неприемлемы.

У Зеленского есть простой способ доказать свое реальное, а не лицедейское отношение к войне. Надо перестать стрелять и имитировать разведение войск. Возможности того, что это случится, с учетом позиции военных, визга украинской пропаганды, пока явно не предвидится. И возвращение россиян в СЦКК эту проблему не решит.

Но без РФ у украинских деятелей и их западных партнёров категорически не складывается картинка «войны с Россией». Если в СЦКК только представители ДНР и ЛНР, то Киев должен договариваться о прекращении огня и разведении сил с ними (на чём и настаивает Москва), но у Зеленского отвергают переговоры с республиками. Команде Зе Россию подавай, иначе  получается как в анекдоте: Россия на войну не явилась. Да и Волкеру раздавать интервью западной прессе всё тяжелее.

За киевским «миротворчеством» кроется желание обнулить участие непризнанных республик в СЦКК, поскольку такой формат Совместного центра не позволяет вести речь о «войне с Россией».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru