Информационно-аналитическое издание

Санкции против Украины: Москва может ударить и больнее

Версия для печатиВерсия для печати

Москва ввела ответные санкции против Украины. В черные списки попали 322 физических и 68 юридических лиц, в отношении которых применены «специальные экономические меры», а именно «блокирование (замораживание) безналичных денежных средств, бездокументарных ценных бумаг и  имущества  на  территории  РФ  и  запрет на перечисление средств (вывод капитала) за пределы территории РФ». Наказание, откровенно говоря, не самое страшное, но у новых санкций есть ряд занимательных нюансов.

«В Сочи ездить не собираюсь»

Официально ограничения против Украины действуют с 1 ноября. Согласно официальной формулировке соответствующее постановление правительства РФ «направлено на противодействие недружественным действиям в отношении российских граждан и юридических лиц со стороны Украины и на нормализацию двусторонних отношений», хотя украинские санкции против России, конечно, куда масштабнее. Для сравнения: их Киев ввел еще в апреле 2014 года против десятков российских граждан и компаний, после чего черный список неоднократно пополнялся. По состоянию на сегодня там находится 1748 физических и 756 юридических лиц.

Кремль долго запрягал, но после четырехлетнего молчания все-таки решил ответить. 22 октября «в целях защиты национальных интересов» президент РФ Владимир Путин издал указ о санкциях против Украины, где поручил правительству определить конкретные меры и список лиц, которые должны подвергнуться ограничениям. Что оно и сделало спустя 10 дней.

Киев отреагировал залихватски. «За небольшим исключением это список очень достойных людей», - сказал в тот же день президент Украины Петр Порошенко на совместном брифинге с канцлером Германии Ангелой Меркель и подчеркнул, что «нахождение в этом списке это как государственная награда». В схожем ключе прокомментировали российские ограничения и сами его участники. В частности, глава «Нафтогаза» Андрей Коболев заявил, мол, активов в РФ не имею и «в Сочи ездить не собираюсь».

Глава «Нафтогаза» Андрей Коболев

Кабмин пока не спешит с комментариями и планирует в сжатые сроки подробно рассчитать влияние российских санкций на экономику Украины. А вот Нацбанк существенного влияния на макростабильность страны от действий Москвы не ожидает. «Большинство санкций применено к физлицам, соответственно, они касаются блокировки безналичных средств, активов, ценных бумаг - всего, что находится на счетах банков в России. Учитывая, что список преимущественно состоит из народных депутатов, госслужащих, мне хочется верить, что они не хранят деньги в России после российской военной агрессии. Если говорить о юридических лицах, то среди банков там только “Кредит Днепр”. Опять же, надеюсь, что банк не имеет никаких операций с РФ», - объяснила первый замглавы НБУ Екатерина Рожкова.

Холостой выстрел?

Ответ Кремля действительно не такой тяжелый, как мог бы быть. Главный нюанс в том, что санкции не предусматривают никаких ограничений на экспортно-импортные операции с попавшими в список компаниями, т. е. их торговля с российскими контрагентами будет продолжена. Во-вторых, отсутствуют т. н. вторичные санкции. По этому принципу тот, кто сотрудничает с «черносписочниками», сам подпадает под такие же ограничения. Таким способом Москва могла поставить «вилку» для своих иностранных партнеров: сотрудничать с «достойными людьми» и компаниями с Украины или сохранить свое присутствие на емком российском рынке. Крепко задуматься пришлось бы многим мировым торговым сетям и западным ТНК, а также китайскому, корейскому, японскому крупному бизнесу. Могла, но не поставила.

В то же время нельзя сказать, что нынешние санкции – это холостой выстрел. Хотя у основной массы попавших в списки юридических и физических лиц активов в России нет, «по некоторым из участников этого списка данные санкции бьют болезненно. В первую очередь по бизнесу, по движимому и недвижимому имуществу на территории России, в частности на территории Крыма и Донбасса, который не контролируется Украиной», - объясняет политолог Владимир Корнилов. Под ограничения подпала компания Fozzy Group (торговая сеть «Сильпо» в Крыму) и ее совладельцы Владимир Костельман, Роман Чигирь, Олег Сотников.

Кроме того, под санкции попали Александр и Галина Гереги, хотя их сети «Эпицентр» и «Новая линия», которые ранее планировали расширяться на российский рынок, в списке не числятся. Прозвенел звоночек и для владельца «Метинвеста» Рината Ахметова, а также Вадима Новинского («Смарт-Холдинг»). Гендиректоры их головных компаний (соответственно Юрий Рыженков и Алексей Пертин) тоже находятся в списке.

Впрочем, при нынешней глобальной модели экономики пострадать могут даже те, кто, на первый взгляд, бизнеса в РФ не имеет. Попавшие под санкции «компании должны теперь тщательно проверить все свои денежные средства и активы, которые могут находиться на территории РФ и/или находятся в каких-то финансовых учреждениях, контролируемых российскими организациями или банками с госучастием. Нужно также проверить нахождение всех товаров под какой-либо юрисдикцией РФ, в том числе в терминалах, портах», поскольку все это может быть арестовано, объясняет партнер юридической фирмы «Астерс» Александр Онуфриенко. Ограничения затрагивают и торговые операции украинских компаний с внешним миром, если к транзакциям так или иначе будет причастен российский банк. «Например, через него пойдут транзитом деньги или ценные бумаги, то сделка может подпадать под санкции. Даже торговля с третьими странами может попасть под санкции», - говорит А. Онуфриенко.

Только начало

В ответ Киев в тот же день арестовал крупную партию российского металла. По версии генпрокурора Украины Юрия Луценко, судно перевозило из России в Бельгию свыше 3 тыс. тонн продукции Алчевского меткомбината (ЛНР) и было задержано в порту Мариуполя. «Причастные лица будут привлекаться к ответственности по статье УК за финансирование терроризма», - заявил глава украинской прокуратуры. И, судя по всему, на этом Киев вряд ли остановится.

Арестованная партия российской металлопродукции в мариупольском порту

Российские санкции тоже «не окончательные. Как и любой список, он может быть расширен или, наоборот, сокращен, или вообще снят с повестки дня. Все будет зависеть от дальнейшей стратегии действий руководства Украины», отмечают в правительстве РФ. Все российские министерства и ведомства имеют право вносить свои предложения по поводу санкционного режима, в частности Минпромторг уже выразил готовность это сделать. Москва может ввести временные изъятия в интересах российских компаний. Или, напротив, расширить черные списки, изменить перечень ограничительных мер (добавить торговое эмбарго и т. д.). Или начать давление на Киев в абсолютно другой плоскости.

К примеру, прекратить работу российских банков на территории Украины. Конечно, сделать это безболезненно и добиться максимального эффекта можно было только в начале 2015 года. С того времени российские «дочки» непрерывно сокращают свое присутствие в «нэзалэжной», периодически подпитываются (докапитализируются) от материнских структур и несут серьезные потери. Только по итогам первых трех кварталов 2018 года они получили суммарный убыток в 8,9 млрд. грн. (около 20,7 млрд. руб.). Впрочем, можно ли ожидать успешной работы от финансовых структур, находящихся под беспрецедентным давлением Киева и официальными украинскими санкциями?

Если Москва перестанет спокойно смотреть на медленное угасание остатков своих государственных активов (оцениваются примерно $1,3 млрд.) и решит их вывести (напрямую нельзя из-за украинских санкций), тогда Киеву действительно не поздоровится. «Это будет означать потерю примерно 15% банковской отрасли, уменьшение возможностей межбанковского кредитования и устойчивости отрасли», - отмечает Кирилл Яковенко, аналитик «Алор Брокер».

Нападение на «дочку» российского Сбербанка

Вопреки распространенному мнению простые люди не пострадают. Их средства вернет Фонд гарантирования вкладов, правда, забота о его дальнейшей устойчивости целиком ляжет на плечи Киева. Это прекрасно осознают в НБУ, и именно поэтому до сих пор не лишили российских «дочек» лицензий.

Еще один способ противодействовать «недружественным действиям в отношении российских граждан и юридических лиц со стороны Украины» - энергетическая блокада. Если РФ задастся целью перекрыть Киеву поставки угля, нефтепродуктов и ядерного топлива, экономику страны ждет коллапс. Словом, рычагов влияния на  Украину у Кремля хватает.

 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору