Информационно-аналитическое издание

Самостийность – главная угроза для Украины

Самостийность – главная угроза для Украины
Версия для печатиВерсия для печати

В День независимости Украины бывший министр иностранных дел Украины Павел Климкин выразил в письменной форме своё беспокойство по поводу отсутствия у Киева внятной стратегии государственного развития в условиях нарастания внешних угроз.

Климкин предусмотрительно не упомянул о существовании внутренних угроз: коррупции, неэффективной системы государственного управления, разгула радикализма и т. п., дабы не напоминать читателю, что и он, Климкин, сам приложил руку к дестабилизации украинского государства, войдя в команду путчистов, захвативших власть в 2014 году.

Среди тревожных событий бывший министр назвал войну в Донбассе (справедливее было бы сказать «против Донбасса»), экономический кризис из-за пандемии коронавируса и даже… предположительное отравление западного ставленника в России, оппозиционера Алексея Навального (убийство в Киеве писателя Олеся Бузины, депутата Олега Калашникова и журналиста Павла Шеремета, сожжение одесситов в Доме профсоюзов Климкин тревожными не посчитал), изменение климата и т. д.

«Угроз всё больше. Они к тому же комплексные. Как волны, они усиливают влияние одна другой. В таких условиях дальнейшее существование Украины и украинцев не гарантировано», – беспокоится Климкин.

Бывший министр сокрушается, что у Украины до сих пор нет утверждённой стратегии национальной безопасности, есть только различные её проекты, а у главных политических сил нет общего видения наличных и грядущих угроз. Климкин рисует такую многоступенчатую систему взаимодействия государства и общества для укрепления национальной безопасности Украины, что понятно сразу – в том расшатанном состоянии, в каком Украина находится сегодня, это недостижимая задача.

В придуманной Климкиным системе как единый и слаженный механизм должны действовать органы государственной власти, вооружённые силы, спецслужбы и экспертно-аналитические центры, системы правосудия, здравоохранения и образования, общественные организации, бизнес и граждане.

На деле между этими акторами зияет огромная пропасть. Власти удалось подчинить себе армию и спецслужбы, зачистить информационное поле от неугодных аналитиков и экспертов, превратить систему правосудия в карательный орган, извратить систему образования и довести до бедственного положения систему здравоохранения, но завоевать симпатии граждан – нет.

Рейтинг президента Зеленского скукожился до 30% (данные на июнь 2020 г.), между властью и силовыми ведомствами наблюдается несогласованность действий (противодействие окружения Зеленского выдаче Украине 33 граждан России, задержанных в Белоруссии), среди населения царят упадочные настроения, каждый 10-й трудоспособный украинец – безработный. Украинские товары, для которых некогда были открыты рынки стран СНГ, оказались неконкурентоспособны в условиях европейской интеграции. Итог: уже через год после евромайдана производство тканей в стране упало на 91,8%, автомобилей на 95,7%, бензина на 41,3%, добыча природного газа на 21,2%.

Политическая сцена Украины, несмотря на её однообразно русофобские декорации, представляет собой пёструю мозаику, потому что националистические силы борются за звание самого главного ненавистника России в надежде получить от Запада индульгенцию на грабёж родной страны. В течение 29 лет независимости основой украинской политики оставалась идея отстранения от процессов евразийской интеграции и конвертация русофобской идеологии в кредиты и финансовую помощь от Запада. Немалая часть кредитов и финпомощи банально разворовывались, и цикл повторялся: киевские политики русофобствовали, Запад поощрял их деньгами, деньги разворовывались. И – по новому кругу раз за разом.

Сегодня мы видим отложенные последствия такой политики. По подсчётам Всемирного банка, по показателям бедности Украина с её ВВП в размере $3659 на душу населения обогнала Молдавию (ВВП $4498), по коррупции находится на 130-м месте, по уровню экономической свободы на 162-м. Из 4000 государственных компаний реально работают только 1500. Угольной и металлургической промышленности пророчат истощение мощностей и потенциала развития уже через 10-15 лет. Украинцам останется уповать только на сельское хозяйство, но мировая история ещё не знала стран, которые вырвались в экономические лидеры на продаже огурцов и картошки.

Главной системной угрозой для Украины и её граждан является идея украинской самостийности. Это самостийность съедает экономические ресурсы страны, это она гонит украинских солдат за смертью в Донбасс, это самостийность отворачивается от привлекательных проектов сотрудничества со странами Евразийского экономического союза, это она в ХХI веке ставит виселицы в центре Киева для инакомыслящих руками ошалелых радикалов.

Идеология самостийности консервирует плачевное состояние Украины, не позволяет из него вырваться, превращает русофобию в единственное, что прогрессирует и растёт. Всё остальное – реформы в армии и СБУ, экономике и образовании – подчинено русофобии и прямо пропорционально её градусу и масштабу.

Климкин прав, так жить дальше нельзя, но указывает народу ложный путь – вперёд, к ещё большей русофобии, к ещё большему откату от евразийской интеграции, к ещё большей зависимости от Запада. Пока украинцы блуждают по этим тупикам, киевским политикам сытное место у правительственной кормушки обеспечено. Ведь именно за это им платит Запад – за недопущение развития на Украине евразийских интеграционных процессов.

Джордж Оруэлл написал в 1946 году эссе «Политика и английский язык», обвиняя политиков в использовании лексических средств для того, чтобы «придать лжи видимость правды, убийству – видимость респектабельности, пустой болтовне – видимость солидности». Неизвестно, читал ли Климкин Оруэлла, но под диагноз, поставленный английским писателем, он явно подпадает.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru