Информационно-аналитическое издание

Саммит Украина-ЕС: украинцам пожелали «не потерпеть поражения от самих себя»

Версия для печатиВерсия для печати

Июльский XIX саммит Украина-ЕС уже назвали самым безрезультатным в новейшей украинской истории: ничего нового европейские товарищи Киеву не пообещали. Более того, вспыхнул скандал вокруг итогового заявления: в последний момент сторонам не удалось согласовать в тексте документа всего один пассаж – о стремлении Украины к членству в ЕС. В «Батьківщине» Юлии Тимошенко уже заявили о «провале украинской дипломатии». Но не в дипломатии дело. Просто  высшее руководство Украины в лице президента Порошенко, премьер-министра Гройсмана, спикера парламента Парубия и секретаря Совета национальной безопасности и обороны Турчинова никак не решатся на то, чтобы объяснить украинским гражданам: авансы от ЕС закончились, и впереди – долгие годы реформ и экзаменов на состоятельность в качестве европейского партнёра, причём, на условиях Евросоюза.

В ЕС вообще не понимают, чего ещё хочет украинская власть, почему она постоянно требует новых и новых преференций и уступок, при этом демонстрируя высочайший уровень коррупции и неспособность управлять государством даже по рецептам МВФ. Бывший посол ЕС на Украине Ян Томбинский  за несколько дней до саммита послал Киеву ясный сигнал: пора прекращать имитацию реформ. «Нужно прекратить имитацию и строить государство, строить реальность. Потому что в начале этой проблемы была имитация государственности, отсутствие реального, ежедневного инвестирования в механизмы демократии, в институты государственности, в убеждения людей, что право служит защите общего интереса, что государство – это не элемент, который нужно распределить между узкой группой людей», – сказал Томбинский. В киевских кабинетах сделали вид, что слов этих не услышали. А ведь они послужили прелюдией к саммиту Украина-ЕС, итог которого отлично соотносится с мнением Томбинского. В Европе считают, что для Украины сделано уже достаточно:

– Во-первых, Европа горячо поддержала майдан и закрыла глаза на государственный переворот в феврале 2014 года, несмотря на гарантии, данные представителями ЕС президенту Януковичу;

– Во-вторых, Европа (вместе с США) легализовала путчистов, согласившись с итогами выборов 2014 года, проходивших в условиях войны на востоке Украины и неучастия жителей Донбасса в голосовании на подконтрольной правительству территории;

– В-третьих, Европа ввела в действие соглашение об ассоциации с ЕС до окончания процесса ратификации;

– В-четвёртых, Европа уломала таки Нидерланды вопреки результатам референдума проголосовать за соглашение об ассоциации, пусть и со специально принятыми оговорками, что оно не означает членства Украины в ЕС и перспективы этого членства;

– В-пятых, соглашение об ассоциации Украины с ЕС наконец принято окончательно, оно вступит в силу с 1 сентября 2017 года;

– В-шестых, из-за Украины Европа ввела антироссийские санкции и раз за разом их продлевает;

– В-седьмых, ЕС дал Украине Великий Безвиз;

– В восьмых, Европа в «нормандском формате» участвует в урегулировании конфликта в Донбассе;

– В-девятых, Европа кредитует реформы, вернее, как сказал Томбинский, их имитацию.

В ответ украинское руководство требует всё большей и большей поддержки, апеллируя к единственному аргументу: «Украина воюет с Россией на рубежах Европы». Но в самой Европе строить отношения с украинским государством участием в «войне с Россией» никто не готов: европейцы уже навоевались с Россией в своей истории и прекрасно помнят, чем эти войны закончились. Логика лидеров европейских стран и еврочиновников состоит в том, что ЕС на данном этапе сделал для Украины всё возможное, чтобы в Берлине, Париже и Брюсселе увидели хоть какие-то результаты. В частности, на саммите от украинской власти европейцы потребовали выполнения условий предоставления в апреле 2017 года второго транша макрофинансовой помощи в 600 млн евро «на реформы»: отмены запрета на экспорт древесины и высоких пошлин на экспорт металлолома, обеспечения беженцев из Донбасса социальной помощью, реформ энергетического и финансового секторов экономики. Правда, премьер-министр Украины Владимир Гройсман заявил прессе, что ЕС ведёт речь о новом транше в 600 млн евро в 2017 году, и у Украины есть ещё четыре месяца для выполнения всех озвученных европейцами требований. Отношения Украины с ЕС до сей поры строились так: украинское государство никаких условий не выполняет (или выполняет частично), но продолжает клянчить деньги, европейцы с большим трудом добиваются каких-то подвижек и с задержками перечисляют очередной транш. Украинская власть уже к этому приспособилась: она успешно надувает «мыльные пузыри» квазиреформ, списывает все провалы на войну («с Россией») и капризно требует от Европы продолжения поддержки. Порошенко говорит об этом прямо: на заключительном брифинге по итогам XIX-го саммита Украина-ЕС он заявил, что Брюссель должен «определить новые стратегические перспективы» для Киева и даже создать «дорожную карту» интеграции в ЕС. Ответа на эти предложения со стороны еврочиновников не прозвучало: председатель Европейского совета Дональд Туск дал понять, что определяющим документом в отношениях двух сторон сейчас является соглашение об ассоциации. И всё.

Порошенко на саммите много смеялся и долго говорил, фигурно складывал свои руки с руками Туска и Юнкера, делился мечтами провести следующие саммиты «в Донецке и в Ялте», предлагал европейцам направить инвестиции в украинскую газотранспортную систему (ГТС), ссылаясь на «энергетическую безопасность» Европы, а также высказывался за отмену роуминга между Украиной и странами ЕС. Похоже, президентские уши не уловили сигналов руководителей Еврокомиссии и Евросовета: Жан-Клод Юнкер настоятельно советовал украинской власти заняться борьбой с коррупцией, а Дональд Туск мрачно пожелал вынести «бремя реформ», «сохранять единство и избегать внутренних конфликтов» и «не потерпеть поражения от самих себя».

Соб. корр. «Одной Родины»