Информационно-аналитическое издание

С какими козырями «Нафтогаз» входит в новую газовую войну

«Газпром» и «Нафтогаз», газовая война.
Версия для печатиВерсия для печати

Компромисса по газу, скорее всего, не будет. Москва готова разговаривать о новом контракте с Киевом только после обнуления взаимных судебных претензий, но вероятность того, что Украина на это пойдёт, стремится к нулю. «Нафтогаз» уверен, что хорошо подготовился к остановке транзита, и уже очерчивает контуры горячей фазы газовой войны с «Газпромом».

...и вместе им не сойтись?

С каждой встречей шансы достичь консенсуса тают на глазах. На встрече с уполномоченным правительства Германии по транзиту газа через Украину (да, есть в ФРГ и такая должность!) Георгом Графом Вальдерзее глава «Газпрома» Алексей Миллер упомянул три принципиально важных вопроса, которые нужно решить до заключения нового транзитного контракта.

Первый — это взаимный отказ от судебных претензий. По мнению российской стороны, стокгольмский арбитраж принял асимметричное решение по встречным искам, в результате чего «Газпром» остался должен «Нафтогазу» $2,6 млрд. Был «нарушен... принцип равного отношения к заявителям… „Нафтогазу“ простили то, что он не выполнил контрактные обязательства по закупкам газа, мотивируя это тем, что Украина – нищая, бедная страна, а „Газпрому“ обязательство на недопрокачку газа не простили и наложили штрафные санкции. Хотя непонятно почему: контракт был один, одна сторона обещала купить газ, другая брала обязательство по его транспортировке», считает глава Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

Встреча Георга Графа Вальдерзее и Алексея Миллера в Санкт-Петербурге (gazprom.ru)

Встреча Георга Графа Вальдерзее и Алексея Миллера в Санкт-Петербурге (gazprom.ru)

Кроме того, Москва считает абсурдными новые претензии украинской компании в стокгольмском арбитраже, а также штраф Антимонопольного комитета Украины (АМКУ) за «злоупотребление монопольным положением» на рынке транзита газа  ($7 млрд) и арест украинским судом имущества «Газпрома». «Это не условия, а принципиальные вопросы, о которых нужно договориться, что называется, „на берегу“ – до того как будут сформированы новые условия транзита», – считает замдиректора ФНЭБ по газовым проектам Алексей Гривач. Без мирового соглашения по старым спорам «Газпром» рискует получить вереницу новых судебных исков за 2018-2019 гг. и уже по свежим контрактам и прецедентных асимметричных решений по ним.

Второй момент — это вопрос прямых закупок Украиной российского газа. Для «Газпрома» этот момент важен, потому что под поставки газа «резервируются транспортные мощности на территории России. Если Украина говорит, что они не хотят покупать газ, то эти мощности, соответственно, не будут поддерживаться, обслуживаться и так далее», объясняет А. Гривач. Правда, прямого  долгосрочного контракта с «Нафтогазом» может и не потребоваться, если Киев до 2020 года перейдёт на европейские правила функционирования газового рынка.

И это третий вопрос, который Москва намерена урегулировать заранее. Имплементация Украиной положений Третьего энергетического пакета (ТЭП) ЕС предусматривает создание отдельного независимого от «Нафтогаза» оператора украинской ГТС и его сертификацию у  европейского Агентства по сотрудничеству энергорегуляторов (ACER). По-хорошему для этого нужен добротный публичный аудит состояния газопровода, который не проводился Украиной уже много лет. Европейцы должны понимать в каком состоянии находится украинская ГТС, поскольку вместе с выдачей сертификата ACER берёт на себя часть ответственности, если с трубой что-то пойдёт не так.

Также европейские правила обязывают проводить аукционы на бронирование мощности газопровода (open seasons) вместо долгосрочных контрактов, а ещё открывают внутренний рынок иностранным поставщикам. «Возникает возможность, чтобы эти поставки [газа] осуществлялись даже напрямую конкретным потребителям (трейдерам, заводам, предприятиям теплокоммунэнерго. - Ред.), если они этого захотят», – подчёркивает А. Гривач. Если Украина не успеет имплементировать ТЭП, Москва согласна продлить на год действующий контракт с «Нафтогазом» с учётом «актуальных рыночных условий».

Другого взгляда на ситуацию придерживаются в Киеве. Во-первых, «открытые споры между компанией „Газпром“ и концерном „Нафтогаз Украины“ не могут быть препятствием для заключения контракта на транзит газа в 2020 году», – заявил исполнительный директор «Нафтогаза» Юрий Витренко. Максимум, на что готов украинский монополист в качестве компромисса, – это снизить сумму последнего иска в стокгольмский арбитраж за будущую недополученную за транзит выгоду с $12 млрд до $2 млрд и только в том случае, если объемы транзита после 2020 года и доходы от него останутся прежними. От остального, включая будущие иски, «Нафтогаз» отказываться не намерен. «$22 млрд – „понять и простить“. Ищу и не нахожу в озвученных в медиа предложениях о встречных шагах России на сопоставимые суммы. Разве так выглядит „обнуление“ взаимных претензий?» – прокомментировал предложения РФ председатель правления «Нафтогаза» Андрей Коболев.

Что касается прямых закупок российского газа, то, по словам главы Минэнергоугля Украины Алексея Оржеля, Киев готов их возобновить «на выгодных условиях для обеих сторон», а А. Коболев и вовсе заявил, что «ничто не мешает „Газпрому“ начать поставку газа украинским потребителям» сразу после внедрения Киевом европейских норм. Правда, без отмены штрафа АМКУ и возврата её арестованной собственности российская компания вряд ли будет вести какую-то хозяйственную деятельность на территории Украины.

По поводу имплементации ТЭП Киев уверяет, что успеет провести сертификацию в ACER к 2020 году, но вместо аукционов настаивает на долгосрочном контракте. Условия следующие: срок 15 лет, объём 60 млрд м³ по тарифу $3,21 на 100 км до 2024 года, а при бронировании 90 млрд м³ – $2,5. Для справки: нынешний тариф на прокачку составляет $2,61, при котором точка безубыточной работы украинской ГТС находится в пределах 60 млрд м³, при этом в 2018 году объёмы транспортировки российского газа были 87 млрд м³.

В качестве компромисса Еврокомиссия предлагает снизить минимальные обязательное объёмы транзита до 40-60 млрд м³, при долгосрочном контракте на 10 лет. Но, учитывая запуск в следующем году «Турецкого потока» (31,5 млрд м³) и «Северного потока – 2» (55 млрд м³), на такие условия Москва не пойдёт. Новые газопроводы куда короче и дешевле в обслуживании, чем украинский маршрут, потому с точки зрения Москвы «надо говорить о 10 млрд м³, это тот максимум, на который мы сейчас можем пойти», отметил К. Симонов.

Самое интересное

Если до января не удастся достичь компромисса, вариантов развития событий останется ровно два. Первый: ни одна из сторон не решится перекрыть «вентиль» и транзит газа продолжится явочным порядком. В этом случае все риски прохождения отопительного периода для ЕС и Украины и невыполнения своих контрактных обязательств перед потребителями для «Газпрома» снимаются и «нас ждет новое, ещё более громкое судебное разбирательство» между Киевом и Москвой, считает сопредседатель Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич.

Против такого варианта уже высказался «Нафтогаз». «Я не могу себе представить, как можно следовать законодательству, пересылая газ из России без контракта. Это может рассматриваться как контрабанда», – заявил А. Коболев в интервью Deutsche Welle. Если такая позиция возобладает, то с 1 января транзит российского газа по территории Украины остановится и начнётся самое интересное.

Например, А. Оржель уверен, что Киев готов к газовой войне и может пройти отопительный сезон «вообще без транспортировки или поставок» благодаря закачке в украинские подземные хранилища (ПХГ) «рекордного» количества газа (21,7 млрд м³, или 70% их ёмкости). «Украина готова к любому сценарию развития событий», – вторит ему А. Коболев и акцентирует внимание на том, что «при необходимости можем ещё импортировать по контрактам с гарантированной поставкой».

Параллельно Киев намерен продолжать всячески препятствовать работе альтернативных маршрутов (вице-премьер по вопросам евроинтеграции Дмитрий Кулеба публично отметил, что Украина «с партнёрами» максимально «затянула» строительство «Северного потока – 2» и теперь намерена добиваться ограничений на использование его мощности) и продолжать судебное давление на «Газпром». «Им же было принципиально все достроить еще в этом году, чтобы развязать себе полностью руки, оторваться от украинского транзита», – рассуждает вице-премьер.

Положение Москвы в случае остановки транзита 1 января Киев считает катастрофичным. Поскольку заменить украинский маршрут пока нечем, «Газпром» будет «терять долю европейского рынка и подвергаться штрафам от своих клиентов в Западной Европе», тогда как «Нафтогаз» будет «продолжать взыскания почти $3 млрд за истекшим арбитражем и биться еще за $12 млрд в текущем арбитраже», озвучил планы на будущее А. Коболев. Заметим, что $12 млрд «компенсации» – это исключительно пожелания Киева, у этого иска слишком туманные судебные перспективы, поскольку хозяйствующие субъекты даже по обычной логике вещей не вправе требовать компенсировать им «недополученную прибыль», если контракт завершён, а новый – не заключён. Однако решение стокгольмского арбитража показывает, что ныне, дабы насолить «Газпрому», прикрываясь интересами «бедной нищей Украины», возможно всё и даже невозможное.

Но остановка транзита может окончиться для Украины и не совсем так, как на это рассчитывают в Киеве.

Продолжение следует... 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru